Пейзаж как школа эстетики

Рассказывает искусствовед Людмила Константиновна СМИРНОВА: — В собрании Севастопольского Художественного музея значительное место занимают произведения русской пейзажной живописи ХIХ — начала ХХ века. Данная выставка, на которой представлено около 60 живописных работ, дополняет постоянную музейную экспозицию русского искусства и позволяет проследить основные пути развития пейзажного жанра, характерные стилистические особенности виднейших его представителей.

Пейзаж — один из самых сложных жанров для восприятия: нет в нем внешней занимательности, сюжетной завязки, облегчающей контакт со зрителем. Наряду с этим он пользуется постоянным зрительским успехом, будучи одной из самых эмоциональных областей изобразительного искусства, обращенных к чувствам человека. Наше современное восприятие природы, чувство прекрасного, любовь к родному краю во многом были воспитаны русскими пейзажами.

Как единый жанр пейзаж в теперешнем понимании долгое время не существовал, чаще он был фоном, своего рода декорацией то в исторической картине, то в портрете. История русской пейзажной живописи начинается только в конце ХVIII в., когда возникший интерес к окружающему миру приобрел личностную окраску, однако расцвета достигла в ХIХ в., чему способствовало романтическое направление. В стремительной эволюции жанра велика была роль профессора Петербургской академии художеств М.Н.Воробьева и его учеников, чьи работы экспонируются на выставке. На протяжении четверти века у Воробьева учились «маэстро» И.К.Айвазовский и художник-любитель граф, камергер А.Н.Мордвинов, сын венецианского консула феодосиец Л.Ф.Лагорио и внук писателя А.Н.Радищева А.П.Боголюбов, А.Г.Горавский и многие другие. Мордвинов, долгие годы проживший в Италии, чаще всего писал Венецию, особенно виды Большого канала.

В ранних работах прославленного мариниста И.К.Айвазовского («Лунная ночь на море», «Море, освещенное луной») заметны некоторая поспешность и красивость, «бойкость кисти». Но в зрелые годы пришел более объективный взгляд на природу («Вид Босфора»).

А.П.Боголюбов, создатель первого в провинции (Саратове) художественного музея, и его ученик А.К.Беггров, морской офицер и участник морских кругосветных походов, — тоже маринисты, но во многом противоположны Айвазовскому. В их полотнах нет романтических эффектов, они просты по сюжету и реалистичны.

Только во второй половине ХIХ в. в творчестве художников- передвижников началось систематическое «художественное освоение» русской природы. Неброская и «неидеальная» — болотистые низменности, слякотные распутицы, однообразная равнинность — она стала главным героем передвижников. Русские художники наконец «открыли» Родину и перестали ездить за красотой в Италию и искать идеальную природу. Отказались и от классицистического пейзажа — декорации с «безымянными» деревьями, и от «кулисной композиции», коричневого колорита. Они считали, что лучшей природой с этой точки зрения является родная природа, какой бы скромной она ни была: иногда яркая, солнечная, а иногда словно «ждущая своего светлого часа», озябшая в осенних холодах или уснувшая в тумане…

Начало лирического русского пейзажа, «пейзажа-настроения», связано с творчеством замечательного художника и педагога А.К.Саврасова. Его работа «Весна» создана в последние годы творчества — драматический, полный душевного смятения и неустроенности период. В ней изображен незатейливый уголок деревенской глуши, художник сосредоточил внимание на внутреннем богатстве внешне простого мотива.П.И.Петровичев. «Ростов Великий».

В живописных работах И.И.Шишкина очевидно желание создать эпический образ; поражает прекрасное знание внешнего облика родного русского, точнее, среднерусского пейзажа. Точность, скрупулезность в передаче окружающего обусловлены великим благоговением художника перед богатырской природой, недосягаемым первообразом искусства, который нужно изучать, которому нужно подражать. Но все-таки в кропотливой, самоотверженной работе Шишкина не было собственного толкования природы. Подняться над действительностью, творчески организовать ее прекрасно удалось его современнику А.И.Куинджи, создавшему обобщенный, сфантазированный, но на реальной основе, образ украинской природы. Два его маленьких этюда — «Серый день», «Туман» — привлекают внимание зрителя иллюзорностью световых эффектов и интенсивностью цвета.

В камерном волжском этюде И.И.Левитана то же, что и у Шишкина, преклонение перед среднерусской природой, то же правдивое ее изображение, но впечатление иное. Просторы великой реки сообщили ее пейзажу широкое дыхание, любовь к открытым горизонтам. Щедро эмоционально одаренный И.И. Левитан в своих картинах, отталкиваясь от подобных этюдов, не копировал природу, а ее «переживал», перерабатывал и наделял своим настроением, так же, как и в миниатюре с неожиданным для него сюжетом «Лес зимой».

В пейзажах И.И.Ендогурова (самое большое собрание картин этого интересного мастера хранится в Севастопольском музее) захватывает «исповедь души». Созвучие состояния природы и человека, желание выразить через образ природы, через ее жизнь самые различные человеческие чувства, переживания, раздумья о действительности, чаще грустные, характерны для его работ.

Самый обширный раздел выставки посвящен русскому пейзажу конца ХIХ — начала ХХ вв. Напряженность общественной жизни обусловила характер художественной жизни России, породила многочисленные группировки, часто с противоположными творческими программами и декларациями. Младшее поколение передвижников (В.В.Игнатьев, Г.Ф.Ярцев и близкие к ним С.А.Виноградов, А.С. Степанов…) развивало традиции своих предшественников, понимало и глубоко чувствовало русскую деревню. Тихие уголки, живописные, солнечные или затененные, написаны широкими мазками, звучными густыми красками. Трактовка народно-национальной темы, иногда в сочетании с бытовым жанром, а также живописные приемы во многом сближали их с пейзажами членов «Союза русских художников».

Бодрая ликующая радость жизни переполняет произведения А.М.Васнецова, С.Ю.Жуковского, П.И.Петровичева, представителей этого Московского выставочного объединения. (В этом году широко отмечается 100-летие со дня его основания). В их полотнах звучит страстный гимн русской природе, в них почти нет будней, сумеречных ощущений, тихой грусти и пронзительной тоски. Художники широко используют богатейшие завоевания импрессионизма. Наиболее ярко передал этот праздник в этюдах «Гурзуф» и «Ялта. Морской берег» великолепный живописец, блестящий колорист К.А.Коровин. Рядом с работами Куинджи в музее экспонируются произведения его учеников (в 900-е годы он был профессором Академии художеств и вел пейзажный класс) А.А.Рылова, Н.П.Химоны, К.Ф.Богаевского, В.И.Зарубина, А.А.Борисова. Выставка позволяет увидеть общие черты в творчестве художников, на первый взгляд, различных по тематическим увлечениям (Финляндия, Крайний Север, средняя полоса России, Крым…) и стилистическим приемам. В первую очередь, заметно тяготение к пейзажу — картине яркой красочности, большим цветовым пятнам, световым эффектам.

Развитие русского искусства этого времени во многом определялось поисками красоты в буржуазном мире, чуждом этим категориям. Поэтому к пейзажному жанру обращаются и художники петербургского объединения «Мир искусства». «Мирискусники» Е.Е.Лансере, А.Ф.Гауш в своих пейзажах тяготеют к изысканной графичности, стилизации, выдуманности городского или паркового ландшафта.

В 900-е годы художники академического салонного искусства Ю.Ю.Клевер, А.И.Мещерский, А.Е.Крачковский все чаще обращались к внешне красивым видам, а главной целью их творчества стало обслуживание вкусов обывателей самых различных слоев. Список авторов — известных мастеров, чьи работы представлены на выставке, следует продолжить: Л.Л.Каменев, И.П.Похитонов, И.И.Бродский, А.В.Куприн, В.Д.Орловский.

Природа многочисленных уголков России (севера, юга, средней полосы) в полотнах художников разных эпох, художественных школ помогает нам понять себя, убеждает в том, что русский пейзаж — понятие не только географическое.

Другие статьи этого номера