Ливия — жена Божественного Августа

Летом «Слава Севастополя» уже рассказывала своим читателям об успешной работе украинско-польской археологической экспедиции на территории городища Национального заповедника «Херсонес Таврический». Ею открыт замечательный памятник древности — пятиапсидный христианский храм. К нему примыкают другие объекты. Они составили комплекс монастыря. Дальнейшие исследования показали, что обитель была размещена на месте античной усадьбы. Настойчивость украинских и польских археологов была вознаграждена ценнейшими для науки находками. Стоит напомнить о двух из них — это языческий домашний алтарец и выполненное из белого мрамора изящное изображение покровителя виноградарей и виноделов Диониса. А под занавес сезона нас ожидала подлинная сенсация — это выявленный в толще земли скульптурный портрет из того же белого мрамора, как предполагают ученые, римской императрицы Ливии.Археологами, на долю которых выпала столь громкая удача, с украинской стороны руководила ученый секретарь Национального заповедника «Херсонес Таврический» Е.Ю.Кленина, с польской — профессор Познаньского университета имени Адама Мицкевича Анджей Бернацки. Елена Юрьевна показывает надежно хранящуюся замечательную находку.

Скульптурный портрет носит эллинистические признаки. Они, например, в характерном повороте головы, тонкой отделке. Но мастера Древней Эллады создавали романтичные образы неземных героев и героинь. Перед нами же реалистичный портрет женщины в возрасте 50-60 лет. А это уже от римской культуры. На рубеже новой эры или в первые ее годы. А какая из женщин в Римской империи того периода пользовалась широкой известностью? Первой и, возможно, единственной можно назвать Ливию — жену императора Божественного Августа.

Он родился в 63 году до новой эры. К 27 годам, будучи императором, Август был уже дважды женат. Первой его супругой стала падчерица Марка Антония 11-летняя Клодия — дочь Фульфии от Публия. Но, поссорившись с тещей, Август отпустил Клодию девственницей. У императора и второй его жены Скрибонии успела родиться дочь Юлия. Скрибония, свидетельствуют древние авторы, была женщиной крутого нрава. По этой причине Август и расстался с нею. Может, потому, что внимание императора привлекла 19-летняя Ливия Друзилла. Август увел ее от военного моряка Тиберия Клавдия Нерона на шестом месяце второй беременности. По Риму пошел гулять ехидненький стишок: «Везучие родят на третьем месяце».

Императору было наплевать на людскую молву, настолько его жена была умна и красива. «Ее он, — свидетельствует римский историк Гай Светоний Транквилл, — как никого, любил, почитал до самой смерти».

Это о нашей героине, предположительно скульптурный портрет которой недавно найден в севастопольской земле украинско-польской археологической экспедицией. Поэтому нам любопытны дошедшие до нас достоверные сведения о Ливии Августе. Когда, будучи в первом браке, она была беременна, то со служанкой обратилась к гаданию. Из-под наседки женщины вытащили яйцо и поочередно согревали его в руках. Из него вылупился петушок с невероятно крупным гребнем. «Рожу мальчика», — сказала Ливия. Действительно, на свет появился сын — Тиберий. …и предположительно его жены Ливии.

Пока он рос, текла чаще безоблачная, счастливая жизнь в семье императора. Прежде чем идти на беседу с женой, Август составлял подробный план, дабы все сказать и не произнести ничего лишнего. От лица любимой жены император возвел в Вечном городе портик изысканной архитектуры. Однако в редких случаях Август имел смелость отказать Ливии. Однажды она ходатайствовала за одного галла. Император, до последней буквочки и запятой почитавший законы, скрепя сердце освободил протеже жены от податей, но решительно отказал в предоставлении гражданства.

Время правления Августа считается счастливым для Римской империи. При нем надолго воцарился мир. В столице в знак спокойствия построили Алтарь мира. Император активно боролся с голодом, за что пользовался популярностью и любовью у плебса. Он также пытался возродить святость семейных уз, хотя сам был далеко не безгрешен.

Долго длилось правление Божественного Августа, но и ему пришел конец. Ливия, у которой не было совместных с императором детей, активно защищала интересы своих сыновей, в первую очередь Тиберия. Буквально перед своей кончиной Август имел длительное свидание с Тиберием, чему предшествовало убийство внука императора Марка Агриппы — сына Юлии. То ли это было сделано по повелению императора, чтобы предупредить междоусобицу в государстве, то ли по повелению Ливии. 19 августа 14 года новой эры Август ушел в мир иной со словами: «Ливия, помни, как жили мы вместе! Живи и прощай!».

На престол взошел Тиберий — сын Ливии. Очень скоро новый император «отблагодарил» мать за все ее старания. Он пресек попытки приближенных называть его «Сын Августа и сын Ливии», а саму Ливию — «Матерью Отечества». Тиберий всячески уходил от бесед с матерью наедине. Редки были и их свидания. Не явился также Тиберий к больной и умирающей матери. После ее кончины в 29 году новой эры император отменил почести, как якобы желала сама Ливия. В найденном скульптурном портрете, который предписывают Ливии Августе, улавливаются настроение, оставшееся от прежней счастливой жизни и предчувствия будущих тяжелых испытаний.

Но как оказался в Херсонесе скульптурный портрет императрицы? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить события, которые разворачивались вокруг Гераклейского полуострова в конце первого века до новой эры и в начале первого века новой эры. Херсонесу всегда угрожали внешние враги, но в тот период особенно. Тогда на город-государство всей своей силой наседали скифы. Реально помочь в то время херсонеситам могла только могущественная Римская империя. То, что Херсонес посылал в Рим свои посольства, — исторический факт. Вполне возможно, что одно из них возвратилось домой со скульптурным портретом любимой жены императора. А может, Ливия сама замолвила слово перед Августом за подвергавшийся опасности Херсонес? Скульптурный портрет, если он действительно принадлежит императрице, попал в Херсонес не просто так. Лето 2003-го. Работы на пятиапсидном храме, находка еще впереди. Авторы находки — Елена Кленина (крайняя справа) и профессор Анджей Бернацки (в центре).

Не в пример Тиберию Ливию Августу почитали его наследники на троне Гай Калигула, Божественный Клавдий, Гальба, Отон. Из этого следует, что подарок римлян долго украшал в Херсонесе общественное здание или дом дипломата. Но когда в IV веке херсонеситы взялись строить православный храм, римское заступничество подзабылось. И вместе с мусором скульптурный портрет использовали для засыпки подвальчика античной усадьбы. Из небытия он был извлечен лишь 1600-1700 лет спустя.

Скульптурный портрет Божественного Августа хранится в Археологическом музее Анкона, скульптурный портрет пасынка императора и сына Ливии Тиберия — в глиптотеке Копенгагена, там же находится и скульптурный портрет правнука Ливии императора Гая Калигулы. Такие же, исполненные из белого мрамора, скульптурные портреты римских императоров выставлены в других известных хранилищах: в Римском Национальном музее (Нерон), в Лувре (Гальба Веспасиан), в Ватиканском музее (Отон), Национальном музее в Неаполе (Тит) и т.д. Скульптурный портрет, возможно, Ливии, хранится теперь у нас, в Севастополе. Эту находку уже относят к одной из самых важных за 176-летнюю историю раскопок на территории Херсонеса Таврического.

Потребуется немало времени, чтобы изучить памятник. Похоже, он изготовлен из глыбы мрамора, добытой в Италии, в Каррарском месторождении. Из каррарского мрамора ваял свои произведения Микеланджело. Если изображение, предположительно Ливии, вытесано из каррарского мрамора, что предстоит выяснить, то его автора надо искать среди итальянских мастеров. Здесь потребуется сопоставление их почерков, присущих каждому приемов работы.

Конечно же, придет время, когда выдающийся памятник античности смогут увидеть не только севастопольцы, но и любители древнего искусства из других городов и стран, и прежде всего Польши, Познани. Без участия специалистов этой страны, без ее щедрой финансовой поддержки это открытие было бы отложено очень и очень надолго. Находка — общий успех украинских и польских археологов.

Другие статьи этого номера