Пусть говорят только дипломаты

Почему мы узнали обо всем лишь тогда, когда заурядный московский чиновник заявил, что на украинской территории россияне собираются поставить свою пограничную заставу? Конечно, это эпатирующее заявление, сделанное, скорее всего, с намерением подразнить Украину и украинцев. Пока отложим выяснение того, с какой именно целью это было «слито» в эфир москвичами. Поговорим о нас.

Столь внезапно возникшая на информационном пространстве тема строительства россиянами в районе Керченского пролива соединительной дамбы между их берегом (Таманским полуостровом) и украинским островом Тузлинская Коса вызвала в нашей стране некое подобие шока. Люди разводят руками и задают один другому вопросы, на которые пока нет компетентных ответов. Не могли же столь масштабные работы начаться ни с того ни с сего и с ходу вестись, что называется, в авральном режиме денно и нощно? Что-то же должно было этому предшествовать. Знала ли о предстоящих работах разведка украинской погранслужбы? Насторожили ли ее приготовления россиян к строительству — работами по изучению структуры дна, подвозкой стройматериалов и пр.? Если о запланированных работах было известно раньше, то почему уже больше недели в Украине кипят страсти и никто не в силах успокоить общественность? Почему политики выступают с заявлениями митингового толка, призывая народ стать на защиту «священной пяди родной земли», а официальная власть явно тянет время, вместо того чтобы дать ясную и недвусмысленную официальную оценку событиям?

Похоже, власть пока еще не определилась, как следует реагировать. Судя по всему, компетентные структуры не вооружили Президента ясной картиной происходящего, и он вынужден демонстрировать филигранность дипломата, давая обтекаемые ответы: «Я не хотел бы связывать (эту ситуацию), но пока мнения у нас противоположны. Они говорят — по дну (проводить границу), а мы говорим — по поверхности. Вы же понимаете, это вопросы судоходства и зоны ответственности, и потом есть же международное право… Мне немного смешно. Если смотреть на географическую карту России — разве им чего-то не хватает?»

В общем, ясности пока мало. Но время идет. Не будет ли нерешительность украинской стороны истолкована россиянами как слабость официального Киева — боязнь перечить восточному соседу?

Интересно, что и Кремль предпочитает хранить молчание, также не вдаваясь в какие-либо комментарии происходящего. Загадочно безмолвствует и российская пресса. (Если не считать взорвавшее ситуацию заявление некоего российского пограничного чиновника, поведавшего о планах установить на нашем острове их погранзаставу). В качестве объяснения российской позиции возможны некоторые версии. Первая — россияне пошли на сознательную и заранее спланированную провокацию. В таком случае им действительно нет резона вступать в полемику, которая, по всем нормам международного этикета, должна привести к приостановке работ до урегулирования спорных вопросов между двумя государствами. Ведь тогда вопрос о строительстве дамбы (опять же не беремся судить о ее целесообразности на данном участке пролива) просто похоронят в своей суете всевозможные рабочие группы, согласительные комиссии и пр. Так что чем дольше россияне будут оттягивать диалог по этому вопросу с Украиной, тем больше они успеют построить. Их целью при таком сценарии может быть своеобразный блицкриг: молниеносно соорудить объект, пока мы не опомнились. А там — победителя не судят. Дальше можно будет попытаться принудить Украину смириться с существующим порядком вещей, используя экономические и политические рычаги.

Второй возможный вариант, объясняющий молчание Кремля, можно выразить короткой фразой: Путина подставили. И теперь Москва вынуждена держать паузу так же, как и Киев. Дабы оправиться от шока и как можно скорее найти способ выйти из «халэпы» с красивой миной на лице. Кто же мог таким образом спутать карты российскому президенту? Думаю, если и есть какой-нибудь конкретный разработчик плана «дамбирования» Керченского пролива, то его имя еще нескоро появится в прессе. Достаточно просто понимать, что в России есть силы, заинтересованные в том, чтобы не дать развиться конкретным геополитическим сценариям, в которых принимает активное участие официальная Москва. Прежде всего речь может идти о недавно подписанном договоре о Едином экономическом пространстве. Если торпедировать договор, могут рассуждать эти политические силы, то лучше на старте, пока общественности стран-участниц не стали очевидны заложенные в нем позитивы. Украина обозначила свой первостепенный интерес в ЕЭП: дать возможность нашим товарам завоевать рынки СНГ в тех местах, где они явно конкурентоспособнее российских, казахских и пр. Это-то может не нравиться определенным российским промышленным кругам, чьи привилегии в таком случае оказываются под угрозой. Тогда логично предположить, что именно они могли инициировать строительство дамбы. Причем в таком случае все должно было бы просчитываться заранее.

Третья версия — скандал был «заточен» под Путина. С тем, чтобы дать российскому лидеру накануне приближающихся президентских выборов еще раз разыграть счастливую для него карту собирателя российских земель. В свое время он «собрал» Чечню и пересел из кресла премьера в кресло президента. Теперь он может «собрать» Тамань, дабы получить тот же эффект. Формальный повод найти можно. Так сказать, восстановление географической справедливости.

Остров Тузлинская Коса был передан Украине в составе Крыма еще в советскую бытность. Теперь это — правовая данность. Но этот же остров, утверждают россияне, в прошлом был частью Тамани. Ведь даже в самом названии его присутствует понятие «коса» — длинная узкая полоска суши, образованная в результате взаимодействия воздушных и водных потоков. Если природе было угодно продлить широкий Таманский полуостров в море узкой пикой косы, то значит, эта самая коса выполняла естественные защитные функции для побережья. И то, что она со временем перестала существовать, — свидетельство пагубного влияния на природу деятельности человека. Положение надо исправлять, ибо, дескать, отсутствие естественной защитной косы негативным образом влияет на состояние берега на полуострове. Размываются пляжи, страдает сельское хозяйство и т.п. Таково объяснение российской стороны.

Что ж, историю можно трактовать по-разному. Можно считать определенные политические шаги ошибочными, можно их приветствовать. Но что непозволительно ни при каких обстоятельствах, так это попрание легитимных правовых норм. Тем более в вопросах международного регулирования.

Как же все-таки следует поступать в этом случае Украине? Прежде всего оставаться на принципиальной позиции, выраженной в официальной ноте по этому вопросу российскому послу. В истерику впадать незачем. Но нужно твердо заявить, что, если работы не будут немедленно прекращены, Украина официально обратится за посредничеством в международные правовые организации. Прецедент имеется: в 90-х годах по просьбе Украины на международном уровне было подтверждено, что Севастополь должен остаться в составе нашей страны.

Сегодняшняя предконфликтная ситуация — это новое испытание нашей власти на прочность. Уже была история с островом Змеиным, с дамбой Днестровской ГЭС, с орнитологическим заповедником в районе украинской дороги через Молдову. Пока серьезных обострений межгосударственных отношений удавалось избежать. Правда, нет однозначного ответа в отношении самовольного переноса границы молдаванами на середину дамбы украинской электростанции на Днестре. Многие считают этот случай примером явной слабости Украины. Это расхожее в народе мнение, считает руководство СДПУ(о), работает отнюдь не в пользу нашей власти. Подобного впредь допускать нельзя, убеждены активисты нашей партии.

Хочется надеяться, что в решении данного пограничного вопроса украинская дипломатия окажется на высоте. В конце концов, нелишне будет еще раз напомнить российским друзьям о том, что и они не шибко-то уступчивы в территориальных интересах. Наличие или отсутствие в составе РФ нескольких крошечных островов Южных Курил особой погоды не делает. Японцам же, учитывая ограниченность их территории, те земли могли бы очень даже пригодиться. Но… «Родиной не торгуют!» — сказал, как отрезал, по этому поводу еще Борис Ельцин. И неважно, что Курилы и японские острова мать-природа когда-то соединила в единую климатически и сейсмически увязанную цепь. Курилы открыл и юридически присоединил к Империи российский мореплаватель Витус Беринг, значит, это родина для тех, кто вершит политику из Москвы. Тузлинскую Косу тоже юридически присоединили к Украине, значит, она — наша Родина. А Родиной, как говорят в Кремле…

Социал-демократическая партия Украины (объединенная) выступает за мирное, справедливое и скорейшее разрешение вопроса в районе Керченского пролива. Нашим братским народам не нужно противостояние. Пусть говорят только дипломаты.

Другие статьи этого номера