Напоследок Рустам напутствовал: «Клянусь Аллахом, если ты не вернешься с деньгами, мы вырежем всю твою семью и спалим квартиру!»

О том, что с ним произошло, рассказывает потерпевший.Только к назначенным двадцати ноль-ноль я приехать никак не успевал: на работе коллеги поздравляли с днем рождения. Вообще-то тридцать три мне исполнилось ровно три дня назад, но коллектив, устроивший это запоздалое мероприятие, отпускать меня явно не собирался. Друг Саша тоже был настойчив, с периодичностью он вызванивал на «мобилку»:

— Появись в сауне, есть важный разговор. Приехали мои симферопольские знакомые и хотят с тобой встретиться.

С симферопольскими знакомыми Александра — лицами восточных кровей — до этого я виделся несколько раз. Знал, что, вроде бы, они занимаются реализацией сельхозпродукции. И меня, по роду деятельности предпринимателя, в общем-то, нисколько не насторожило да и не удивило их внезапное появление. В конце концов, человек, серьезно окунувшийся в бизнес, занимается им двадцать четыре часа в сутки, а выслушать интересное предложение можно и в той же сауне, почему бы нет?

Появился в сауне я уже где-то в половине двенадцатого ночи, до этого успел заскочить домой и предупредить жену. Света у меня умница, женщина понятливая, помогла быстро собраться и напутствовала своим обычным: «Недолго!» Попариться успел раза два, в промежутке выпил со всеми пару рюмочек водки. Когда с момента моего появления прошло чуть больше получаса, Саша вдруг засобирался и уехал. Нас осталось трое: я и Рустам со своим сыном лет восемнадцати.

— Говорят, ты занимался автомотоспортом. Научи парня хорошо ездить, — неожиданно завел разговор Рустам.

— Что, прямо сейчас?

— А почему бы и нет, — начали настаивать оба.

Слово за слово, и я, вовсе не горя желанием, сам не заметил, как уступил настойчивым просьбам и очутился в чужой машине. Парень сел за руль. Надо сказать, прислушиваясь к моим указаниям, повел он автомобиль довольно прилично. Ситуация была странной.

— Ребята, поворачивайте! Куда мы едем? Вам что, делать нечего? — возмутился я, когда мы оказались уже на Северной.

— Да не переживай ты, все нормально. Давай лучше человека отвезем в одно местечко и сразу вернемся.

Тот, о ком шла речь, оказывается, сидел все это время на заднем сиденье «Жигулей», вернее, прятался.

Машина мчалась по загородной трассе, а на душе у меня становилось все тревожнее. Ужас своего положения я осознал лишь тогда, когда автомобиль резко свернул с дороги и затормозил.

Потом я почувствовал резкий запах пыли и потерял сознание…

Пришел в себя на сыром матраце в каком-то заброшенном доме. Губы и щеки буквально полопались, на правой руке палец был сломан, колени и локти содраны в кровь, нестерпимая боль во всем теле отдавала в виски, видеть не мог — глаза, как оказалось, заклеены скотчем. Один человек спал у моих ног, другой сидел за головой. Стоило пошевелиться, как я сразу ощутил на шее тупое лезвие топора:

— Если будешь дергаться или орать, отрубим голову, — произнес Рустам.

Видимо, для большего устрашения кто-то провел ножом за моим ухом. Несмотря на угрозу, я все-таки начал переворачиваться, так как руки и ноги совершенно онемели. Это бандитам не понравилось. Правда, чуть позже, увидев мои почерневшие конечности, они все-таки перерезали впивавшиеся в тело веревки. Пугала неизвестность: чего от меня хотят эти люди?

— Тебя заказал один богатый человек. Подумай, кому ты можешь позвонить, чтобы занять 25 тысяч долларов, — наконец, сообщили мне.

— Для чего? И почему я должен платить за чужой заказ? — как можно спокойнее возразил я.

— Не умничай, думай, кому будешь звонить! Ты же не хочешь, чтобы тебя убили? — раздраженно ответил Рустам.

В моем положении, естественно, возражать не приходилось. Я позвонил Светлане и сообщил ей слово в слово — так, как от меня потребовали, что нахожусь в срочной командировке, в Днепропетровске, мол, подвернулся хороший контракт и нужно как можно быстрее достать 25 тысяч «зеленых».

На удивление, жена восприняла мой звонок совершенно нормально, лишних вопросов не задавала и пообещала найти деньги.

Смутила бандитов музыка, раздавшаяся в телефонной трубке, когда минут через сорок я снова позвонил супруге.

— Нас засекли! Надо бежать, руби ему голову! — запаниковали они.

Я и сам готов был поверить в чудо, в глубине души теплилась маленькая надежда: может быть, у Александра сработала интуиция и он уже кинулся меня искать?

Увы, профессионалы в бронежилетах, как это бывает в фильмах о сыщиках, так и не появились. Сквозь скотч, который успел немного съехать, я увидел, как мои мучители убирают свои отпечатки пальцев с бутылок, подоконников, дверных откосов… Сжавшись в комок, я прикрыл шею, подумал: если будут рубить, пусть удар топора придется в первую очередь по рукам — авось кровь образумит бандитов.

Худшего все-таки не произошло. Судьба оказалось ко мне благосклонной: узнав, что Света сама не может собрать столько денег, братия решила поменять планы:

— Раз жена не может достать такую сумму, значит, это сделаешь ты!

Конечно, я был готов пообещать что угодно, лишь бы вырваться из лап подонков.

Три тысячи долларов — все, что удалось найти Светлане в срочном порядке, — повез в сторону Симферополя наш давнишний приятель Владимир. Меня же обмыли, одели, поверх скотча на глаза нацепили очки, нахлобучили на голову шляпу и высадили после долгих споров в ста метрах от поселкового железнодорожного вокзала.

Сомневался я в своем освобождении до последнего, даже когда на вокзале увидел поджидавшего приятеля. Тот меня сразу не узнал — принял за бомжа. И немудрено, вид у меня был соответствующий: грязный, весь в крови, с опухшим и разбитым лицом…

В Севастополе сразу пришлось лечь в стационар. Врачи констатировали закрытый перелом основной фаланги третьего пальца правой кисти со смещением осколков, ушиб мягких тканей левой височной и скуловой областей, множественные ссадины и кровоподтеки на лице, шее, туловище, верхних и нижних конечностях, животе и пояснице.

Честно говоря, сначала у нас с женой даже была мысль насобирать вымогателям недостающую сумму — угрозы по телефону продолжались. Потом мы все же решили обратиться в милицию. Долго ждать не пришлось, через две недели Рустама задержали оперативники уголовного розыска. Однако спокойствия наша семья лишена по той причине, что основной подозреваемый на время следствия выпущен из-под стражи под поручительство своих родственников.

В том, что преступники рано или поздно понесут наказание, я не сомневаюсь — справедливость должна восторжествовать. Единственный вопрос, который мучает и не дает покоя: какое отношение к случившемуся имеет Александр, неужели меня предал мой старый и верный друг? Основания для того, чтобы так думать, у меня есть. Узнав, что произошло, Саша не поспешил ко мне в госпиталь — сослался на занятость. Увиделись мы лишь спустя несколько дней.

— Это настоящие отморозки, — сообщил он, — ты лечись, не спеши, в милицию не обращайся — бесполезно. Выйдешь — мы сами с тобой найдем на них управу.

Позже мой друг объявился с другим предложением, от которого я тоже наотрез отказался:

— Возьми обратно три тысячи у этих «гоблинов», зачем тебе судебная волокита?

P.S. Действительно, как сообщили нам в следственном отделении Гагаринского РО УМВД Украины г. Севастополя, по факту вымогательства, совершенного в отношении гражданина К., возбуждено уголовное дело, ведется следствие. Однако от каких-либо других комментариев правоохранители в интересах следствия пока воздержались (по этой же причине все упомянутые в материале имена являются вымышленными).

Другие статьи этого номера