Оружие низменных людей

«Сквернословие — речь, наполненная неприличными словами, непристойными выражениями, бранью». (Словарь русского языка)Бранное слово из грязи подворотен и подвалов в последние годы всплыло и получило широкое распространение в обществе. Не один раз автор этих скромных заметок был свидетелем, как просто так мат срывался с пухленьких детских губок не только босяков, но и благополучных с виду «домашних» детей. Знакомая учительница свидетельствует, что без видимых препятствий грязное слово шагнуло в классы. Случается, тинейджеры костерят им своих наставников.

Случилось стать свидетелем, как, в общем-то, в безобидной ситуации водитель маршрутки не ограничивал себя в трехэтажных выражениях при сидящих в салоне детях, женщинах. Хотя нередко и некоторые представительницы прекрасного пола не на улице, а в высоком кабинете, облагороженном евроремонтом, способны ввернуть в брошенную фразу крепкое словцо. О мужчинах же можно здесь и не говорить. Многие, если не большинство их — мастера ненормативной лексики. И что удручает сильно, так это то, что приходилось слышать, как подросток матерится, не стесняясь взрослых, взрослые в пылу полемики не замечают детей и женщин.

Скверное слово перекочевало и прочно закрепилось на телеэкране, в произведениях продвинутых писателей, в современных песнях, которые называют хитами. Оно звучит нередко и в зале заседаний… Верховной Рады. Мы буквально тонем в нецензурщине на работе, на улице, в быту.

Когда воздух, которым дышим, подвергается загрязнению дымом, мы инстинктивно начинаем проветривать комнату. Почему же мы не спасаем себя от звукового сора, почему не замечаем опасности с его стороны? Между тем слово несет материальную силу. «Глубоко ранит острый меч, — говорит мудрец, — но много глубже — злая речь». Ему вторит второй мудрец: «Стрелы пронзают плоть, а злые слова — душу». Брань — оружие низменных по духу людей. Когда же к нам придет осознание большой опасности, которую они несут? Бранное слово ранит, убивает. Бранное слово — показатель все еще падающего уровня нашей общей культуры, свидетельство демонстрирующегося неуважения одними других и неуважения самих себя.

Верно сказано, что законы морали — это законы и искусства. Когда же мы призовем на помощь хиреющему духовному здоровью людей и закон, и лучшие образцы творения человеческого духа?

ОФИЦИАЛЬНО

Анатолий ЯКОВЛЕВ, старший помощник прокурора, советник юстиции:

— Нецензурная брань — это пережиток прошлого или признак низкой культуры, недостаточного воспитания. Частью первой статьи 173 Кодекса Украины об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за нецензурную брань (сквернословие) в общественных местах в виде административного штрафа от трех до семи необлагаемых минимумов доходов или исправительные работы на срок от одного до трех месяцев с вычетом 20% заработка. А в отдельных случаях — административный арест на срок до 15 суток.

ГЛАС НАРОДА

Считаете ли вы, что ненормативная лексика получила распространение в быту, на улице, на работе?

Валерий АФАНАСЬЕВ, офицер запаса:

— Я считаю, что это явление получило распространение. К сожалению, даже прекрасная часть человечества — женщины — грешат этим. Причем запросто используют брань в обыденной речи. Это синдром понижения культуры. С одной стороны, говорим о приоритете духовных ценностей, с другой — допускаются такие выражения. И жаль подрастающее поколение. Ведем полемику о сохранении языка, и сами же принижаем его. Каково слушать такое, тем более что наш город готовится стать туристским центром.

Виктория ГОНЧАР, литератор:

— Я считаю, что использовать цензуру нецелесообразно. Каждый выбирает литературу по своему разумению. Нужно воспитывать людей с детства. Но то, что ненормативная лексика вошла в норму общения, это ужасно.

Николай МЕЛЬНИЧЕНКО, филолог:

— До конца XIX века мат в Украине вообще не приветствовался. Считалось, что человек прокаженный, раз матерится. По закону Запорожской сечи, уличив казака в употреблении мата, его привязывали к столбу и избивали палками.

Андрей, дважды судимый за кражи:

— Уважающий себя вор материться не станет. Это всякая «шушера», фраера и босота кроют всех девятиэтажным матом. Но ругаются они для понта, чтобы жути нагнать.

Наталья ГАВРИЛОВА, работник сферы услуг:

— Как с такой жизнью не материться? Провоцируют большинство людей на нецензурную брань их быт и материальное положение.

Юрий ГУБЧЕНКО, педагог:

— Подростки вызывающе громко употребляют нецензурщину даже в общественном транспорте. Удивляет равнодушие взрослых. Если бы хоть раз их остановили или оштрафовали родителей, то в следующий раз они бы держали язык за зубами.

Дежурный Ленинского РОВД УМВД :

— Нецензурные выражения получили широкое распространение. В городе только так и говорят. По статье Административного кодекса, как мелкое хулиганство, любителей «злословить» в общественных местах наказываем. Как правило, ненормативную лексику позволяет себе человек, находящийся в состоянии алкогольного опьянения.

Александр ДМИТРИЕНКО, художник:

— С нашим менталитетом с матом бороться трудно. Как сказал еще Владимир Высоцкий, «проникновение наше по планете особенно заметно вдалеке, в общественном французском туалете есть надписи на русском языке».

Геннадий ПЕТРОВ, дизайнер:

— С плевком уходит здоровье, с каждым матом тончает душа. А ведь на заре человечества люди не ругались по «матушке», а, оказывается, таковым вот образом выявляли… родственников по матери. К сожалению, вот во что это вылилось спустя тысячелетия — в бранное слово.

Другие статьи этого номера