Пикирующий ангел

В этом году «Слава Севастополя» опубликовала около десятка материалов, где говорилось о том, что во время рейдов по рынкам метрологи, работники наложки, районных госадминистраций и управления по защите прав потребителя каждый раз обнаруживают облегченные гири, весоизмерительные приборы, завышающие массу отпускаемого товара, магнитики, подвешиваемые под чашу весов. Весь этот арсенал обмана изымается, составляются акты на применение штрафных санкций. Но если провести рейд на следующий день, число обвесов будет не меньше. И вроде бы ничего с этим поделать нельзя. Знающие люди говорят, что время сейчас такое. При этом рассуждают примерно так: продавец по большому счету сам жертва и вынужден обманывать покупателя, предвидя, что его самого объегорят где-то в другом месте. Таким вот образом возникают не только порочные цепочки обмана, но и формируется его идеология.На днях в торговых рядах рынка на пятом километре случайно познакомился с довольно интересной женщиной. Я обратил ее внимание на себя тем, что когда мне взвешивали картошку, смотрел не на весы, а отсчитывал гривны для расчета с продавщицей. Едва я двинулся дальше, как незнакомка в красной куртке преградила мне путь со словами: «Мужчина, даю голову на отсечение, что вас обвесили, как минимум, на полкило. Если хотите удостовериться в этом, идите к контрольным весам. Я имела дело с этой торговкой и знаю, что она обманывает почти всех. Кроме меня».

Последняя фраза была сказана с явным намерением заинтриговать. У женщины в красном, назвавшейся Ириной, это получилось. Из короткого разговора с ней за чашкой кофейной бурды в рыночном кафе я узнал довольно обыденную и вместе с тем необычную жизненную историю. Даже не историю, а что-то другое, для определения чего не могу подобрать слов. Вот что она рассказала.

Несколько раз столкнувшись с обвесом на рынке, Ирина, тогда временно не работавшая, решила не давать спуску обманщикам и взвешивала каждую покупку. Если убеждалась в недовесе, устраивала торгашам громкую выволочку. Те, дабы не позориться и не терять покупателя, зачастую компенсировали ретивой даме не только материальные, но и моральные издержки. Как призналась Ирина, со временем, когда уже работала и не так бедствовала, она вошла во вкус и посещение рынка стало для нее то ли забавой, то ли возможностью мщения за унижения. Она намеренно шла к тем реализаторам, для которых обвес и обсчет клиента стал физиологической потребностью и они буквально впадали в депрессию или наоборот в крайнюю степень возбуждения, если им не удавалось кого-то обмануть.

Угрозы вызвать дирекцию рынка, ославить проходимцев в газете, обратиться к депутатам ставили на место даже закоренелых разбойников прилавка. Правда, несколько раз нарывалась на реализаторов, за спинами которых мгновенно вырастала фигура распальцованного хозяина, который ничего не боялся и всех имел в виду. Тут уж хочешь не хочешь, а приходилось ретироваться, потому что на рынке от правдоискателя Бог выше, чем от остальных, а царь дальше, чем от тех, кто сидит у себя дома на кухне.

Слушая этот рассказ, я подумал о незнакомке едва ли не как о санитаре торговых рыночных рядов, о редком в наше время человеке, способном постоять за себя сейчас же, немедленно, не дожидаясь, когда придет в действие неповоротливая чиновничья машина правосудия. Потом подумалось другое. Женщина в красном стала своеобразной жертвой своих же непосильных устремлений к установлению порядочности, справедливости, в конце концов милосердия. Она превратилась в некоего пикирующего на рынок ангела, чтобы найти там свою жертву из числа проходимцев, излить на нее свою досаду на то, что ушел муж, что болеет ребенок, что не хватает денег на самое необходимое, что вообще жизнь не удалась.

— Вы знаете, — сказала она на прощание, — когда я уличаю обманщика и он, припертый к стенке, отпускает мне картошку, лук или капусту, как говорят, с походом, мне кажется, что я питаюсь некоей рыночной падалью.

Неделю спустя я увидел ее на том же рынке, но подходить не стал.

Кстати, Ирина оказалась права в том, что меня на картошке обвесили. Вместо пяти дали четыре килограмма. Это я выяснил дома, взвесив покупку ради интереса. Делать продавцу выволочку не стал. Было это на второй день после получки, и я временно был при деньгах, поэтому щедр.

Другие статьи этого номера