Пигмалион: хип-хоп и бальный танец. Версия Вадима Елизарова

И вот теперь — «Пигмалион» по мотивам Бернарда Шоу. Сюжет давно и широко известен. Это рассказ о том, как согласно мифологическим сказаниям легендарный древнегреческий царь Кипра, ваятель Пигмалион, создал прекрасную статую, Галатею, и влюбился в нее. Какой же увидел эту известную историю постановщик спектакля народный артист Украины Вадим Елизаров?- Вадим Альбертович, почему же вы выбрали именно это произведение?

— Как хореографический спектакль эта версия появилась задолго до Б.Шоу — еще в 1734 г. в Лондоне состоялся первый танцевальный спектакль по мотивам любопытной мифологической истории. Позднее к этой теме обращались замечательные композиторы и хореографы, такие как И.И.Ввальберх, М.И.Петипа, К.Блазис. А с появлением пьесы Бернарда Шоу началось триумфальное шествие этого произведения, и можно сказать, что нет такого известного театра в мире, где бы она не ставилась. Почему так интересует всех это произведение? Потому что в основе опять-таки лежат взаимоотношения мужчины и женщины, а эти коллизии всегда будут интересны, во все времена, что бы ни происходило на свете. А здесь к тому же достаточно нестандартный подход к этой теме, когда два джентльмена спорят, удастся ли создать свою Галатею, свой женский идеал. Мне кажется, в этом есть очень большая интрига, очень большая тайна на все времена.

— Вадим Альбертович, с драматическим театром понятно. С мюзиклом тоже. И даже с балетом. А как все будет представлено в театре танца? Какова ваша версия?

— Вы знаете основу. Фабула остается. Но все происходит в наше время. Я не привязываюсь к Севастополю конкретно, но, во всяком случае, это очень близко. Не стану говорить о том, плохо или хорошо то, что я вижу на дискотеках. Это целая танцевальная культура, это определенный социальный слой со своим пониманием жизненных вопросов. Через танцевальную культуру мы показываем и внутреннее содержание этой молодежи. Нет, мы не критикуем, не спорим, мы просто представляем, как оно есть. Есть известные танцы — вальс, краковяк, самбо. Их ни с чем не спутаешь. Разный музыкальный размер, разные движения. Но возникают шейк, твист, хип-хоп. Это не новые танцы. Это стилевые направления. Вот и хип-хоп — это не столько движение, сколько определенная культура, стиль одежды, аксессуары, цепочки, наколки. Это не значит, что исполнители хип-хопа плохие. Просто они выбрали этот стиль.

— Значит, вы взяли за основу нашу обыкновенную дискотеку? А не вызовет ли это непонимание и неприятие у зрителей старшего возраста?

— Дискотека — это первая часть нашего спектакля. Кому-то может показаться, что присутствует некая агрессивность. На самом же деле появление хип-хопа в Америке связано прежде всего с тем, что молодые люди решили соревноваться друг с другом, не прибегая к драке. Не так, как, помните, в «Вестсайдской истории», у Монтекки и Капулетти, а в ритме танца, но танцы эти носят достаточно силовой характер. Очень много синкопированных, резких движений, которые даже невозможно сравнивать с каким бы то ни было видом хореографии. Мы здесь ничего не найдем ни от классического, ни от бального, ни от народно-сценического танца. В основе хип-хопа — принципиальная свобода, хоть вверх ногами. Вся прелесть — в отсутствии всякой лексики, движения — вроде бы из восточных, индийских танцев, есть из брейк-данса. Такой вот танцевальный компот. Так или иначе, мы показываем нашу дискотеку с криками, воплями. Вот на этой дискотеке и появляются два джентльмена. В моей редакции это два друга, два учителя танца, которые великолепно владеют своим ремеслом. Увидели замечательную Элизу, обладающую одним из диалектов современного танца — направления хип-хоп — и пригласили ее в свою школу. Дальше все по Бернарду Шоу. Элиза попадает на урок, ее учат манерам и определенным движениям, она с успехом овладевает и обгоняет всех своих сокурсниц.

— А в результате, как мы уже предполагаем, эта заводила-цветочница становится настоящей леди и звездой бального танца.

— Бальный танец, как все виды хореографии, очень условен. В нем есть основные ритмы, основные движения, основные требования. Вы, например, никогда не увидите танцора, который исполняет бальные танцы с бородой, с пышной шевелюрой, потому что в линиях нужно сохранить определенные пропорции. Точно такие же требования предъявляются к латиноамериканским танцам, там тоже своя культура, свои условия. А хип-хоп — никаких условностей, и это накладывает большой отпечаток на носителей этой культуры. Трудно найти бальника, который «оторвется» на хип-хопе, равно как и трудно найти хип-хопщика, которому будет интересно соблюдать все условности, существующие в бальном танце.

— Иначе говоря, мы наблюдаем противопоставление двух социальных пластов, двух культур?

— Из мира хип-хопа — в мир условностей, в мир определенной эстетики, мир определенных линий, определенной красоты. Мне кажется, это будет интересно посмотреть и молодежи, и людям среднего возраста, потому что мы постарались также показать элегантность, подчеркнутость линий и изысканность манер, которые присущи бальному танцу в лучшем его видении и понимании. В конце концов у нас происходит такая диффузия, такой синтез, ведь мы живем в одном измерении и для нас стали нормой вещи, которые раньше вызывали шок. Я считаю, необходимым, чтобы мы спорили, чтобы все было открыто и ясно. И я думаю, что от терпимости и понимания зависит успех вообще будущего нашего общества.

— Ваши давние и постоянные зрители знают вас, как великолепного постановщика классических бальных и латиноамериканских танцев. И вдруг — хип-хоп.

— Честно скажу, я не считаю себя специалистом в области хип-хопа. И потому я пригласил специалиста 1 по хип-хопу в г. Севастополе Игоря Ваганова. Он участник многих соревнований в этом стиле, в том числе чемпионатов мира, участник различных конгрессов и симпозиумов. Игорь сделал несколько серьезных эскизов для нашего спектакля, предложил музыкальный материал. Огромная его заслуга в постановке первой части — дискотеки. На репетициях он все показывает сам, за ним трудно успеть даже опытным танцорам.

— Вадим Альбертович, работа над спектаклем близится к завершению, скоро премьера. Кого мы увидим в новой постановке?

— Практически не только весь актерский состав, но и нашу студию. Все мы — постановщики, балетмейстеры, художники, музыканты, артисты — работаем единой командой. Сама постановка находится в такой стадии, когда у нас нет ничего такого, что мы приняли бы в конечном виде, поставили бы жирную точку и сказали: все, так и будет. На каждой репетиции у нас идут какие-то изменения, все время что-то двигается. Хореограф спектакля — Елена Ольховская (автор либретто). Художник-постановщик — Татьяна Карасева. Балетмейстер — Дмитрий Чусов. Звукорежиссер — Николай Рачинский, автор музыкальной редакции нашего спектакля. Вначале у нас было желание использовать оригинальную музыку, которая написана к мюзиклу «Моя прекрасная леди», однако мы от этого отказались, поскольку музыка эта уже морально устарела. Конечно, главные герои ведут весь спектакль: Элиза Дулитл — заслуженная артистка Украины Наталья Елизарова, мистер Хиггинс — заслуженный артист Украины Александр Елизаров, мистер Пикеринг — заслуженный артист АРК Роман Куцкий. И еще я хочу подчеркнуть: наша постановка была бы невозможна без меценатской помощи Севастопольского отделения «УкрСиббанка». Вы прекрасно понимаете, что в наше время театр не в состоянии самостоятельно выпускать такие спектакли. Наша сердечная признательность руководству банка.

— Спасибо, Вадим Альбертович, за беседу. До встречи на премьере!

Другие статьи этого номера