В мире таинственных знаков

«То, что в одном веке считается мистикой, то в другом становится научной истиной». (Парацельс)

Мир каждого человека — воистину неповторимая палитра чувств, ощущений и… упрямо обозначающихся «на тропе жизни» знаковых символов. Редко кто пытается систематизировать свои впечатления при повторении как удачных, так и трагических, сугубо личных обстоятельств. А зря. Просто миллионам людей не встречается на пути такой человек, который в силах кое-что объяснить, на что-то указать, то есть раскрыть глаза…

С таким вот человеком я как-то счастливо оказался попутчиком в поезде дальнего следования «Душанбе — Москва». Звали его Орест Александрович Долгоруков, он как-то ненавязчиво обронил на вторые сутки нашего путешествия, что его род нисходит к семье князя Якова Долгорукова, основателя русской регулярной армии.

Он-то и обратил мое внимание на то, что в жизни каждого из нас порой появляются некие кармические знаки-вехи, корни которых надо искать и в своих прошлых жизнях, и в изломах судеб предков, и в семейных легендах. Если научиться правильно проецировать эти знаки — носители информации о настоящем и будущем, можно с достоинством встретить и беду неминуемую, и предвосхитить «удачную карту».

Не буду вдаваться во все подробности, лишь приведу несколько примеров долгоруковских расшифровок моих снов, видений и родовых знаковых символов, которые неизменно осуществлялись после того, как являлись мне.

Моя семья испокон веку, поколения за поколениями, селилась и жила в городской черте. Но у меня с младых ногтей проявилась неистребимая тяга к лошадям. В детстве в парке я всегда предпочитал езду на украшенной лентами смирной лошадке катанию на качелях. Во время просмотров фильмов неизменно с восхищением выделял именно те кадры, в которых фигурировали гордые жеребцы.

Как-то мой дед рассказал мне, что его отец в Нижнем Новгороде ненароком крупно выиграл на скачках, да притом такую бешеную сумму, которой хватило на покупку свечного заводика. Оттуда-то и пошло благосостояние моих предков.

И вот нате вам — жуткая моя тяга к лошадям. Орест Александрович напрямую увязал мое непонятное пристрастие к этим благородным животным с удачей прадеда и попросил впредь обращать особое внимание на этот знак, приди он во сне или наяву.

Не прошло и двух месяцев, как я был послан в очередную командировку. На одном из пустынных степных полустанков поезд остановился — ждали встречного. Я вышел из вагона и увидел прямо перед собой стреноженную красивую пегую кобылку. Увидев меня, лошадь приветливо тряхнула гривой и потянулась к моей руке — я как раз дожевывал булочку.

…Уже заканчивалась моя командировка в этот старинный русский город, когда я решил перед отъездом посетить местную достопримечательность — средневековый замок. Побродил по залам, с удовольствием отметил хорошую сохранность стальных доспехов рыцаря и его лошади, вышел во дворик, где демонстрировались врытые в землю три долмена. И вдруг возле одного из них я увидел полиэтиленовый пакетик. Поднял. Раскрыл. На моей ладони лежало 300 германских марок. Вот вам и лошадь на полустанке…

И другой пример. Матушка моя всю жизнь любила вышивать болгарским крестом. Уже на семьдесят третьем году сослепу загнала себе иголку под ноготь. Ну, дело житейское, бывает. Однако ранка нагноилась, опухоль пошла дальше, посинела и опухла ладонь. Врачи, к несчастью, ничего не смогли поделать — мама отошла в мир иной из-за заражения крови…

Я как-то не отождествлял мои последующие жизненные коллизии негативного плана именно с фактами моих встреч с вышитыми картинами или с самими вышивальщицами. Но случай, произошедший несколько лет назад, заставил меня крепко задуматься. Мне представилась возможность поехать в Польшу в составе туристической группы. С нами была известная на Украине мастерица вышивки рушников, заслуженный деятель культуры Украины — пожилая симпатичная женщина. Мне выпало с ней всегда сидеть за обеденным столом, да и номера в гостиницах были смежными.

Опускаю все подробности, но на обратном пути я очень сильно простудился и с жестоким радикулитом буквально был снят с поезда. Аукнулась мамина беда…

И последнее. Помнится, в школе, в параллельном классе, как-то случилась громкая разборка. Мальчика, его звали Федором, как говорится, поймали на горячем: он украл в раздевалке из кармана пальто одной из девочек красивые дорогие часы, которые та стеснялась носить на фоне общей нашей советской серости (у нее папа был адмирал).

Парнишку, конечно, затюкали, затаскали по педсоветам, и на нем как бы осталась на всю жизнь печать заклейменного презрением человека. Я его встречал в разные годы в городе, хотя и нечасто, и всегда поневоле вспоминал этот случай: Федор являл собой облик какого-то очень несчастного человека — одевался небрежно, горбился, шаркал ногами — и это в 40 лет!

Так вот. Встретил я своего знакомого со школьной скамьи полгода назад. Перебросились малозначащими общими фразами. Он вздохнул, сунул мне вялую ладонь на прощание и поковылял по своим делам. В этот же вечер у меня в троллейбусе украли кошелек. Как говорится, встреча в руку…

Часто вспоминаю Ореста Александровича, его науку и его слова: «Хорошо смотрите на вещи. Сопоставляйте. Ловите знаки — нам от природы они даются во все времена и на все случаи жизни». Я теперь убедился: а ведь прав был мой давнишний попутчик по вагону. Надо всем нам уметь хорошо сопоставлять факты.

Другие статьи этого номера