Атлантике открыли кингстоны

О том, что севастопольским рыбакам задерживают зарплату, Иван Вернидубов знал еще до избрания его народным депутатом Украины. Тогда эта беда была довольно распространенной в городе и еще верилось в заверения руководителей предприятий рыбной отрасли в короткий срок погасить задолженность. Эту надежду поддерживала начавшаяся в июле 1999 года реструктуризация «Атлантики», которую разделили на береговое подразделение, унаследовавшее старое название, и Севастопольское управление океанического рыболовства (СУОР), ставшее собственником флота. Начав, как говорится, с чистого листа. Эти два госпредприятия смогли несколько снизить долги по зарплате и обязательным платежам. Но инвестор, который по расчетам, и должен был постепенно реанимировать отрасль, не объявился, средств на ремонт судов и подготовку их к выходу на промысел не было, и долги вновь стали расти.Госдепартаментом рыбного хозяйства Украины через год дается указание начать второй этап реструктуризации. И вновь короткое оживление производственной деятельности сменяется застоем в финансово-экономической деятельности. Долг перед бюджетом, кредиторами и по зарплате продолжает расти. Руководители госдепартамента, наведываясь в Севастополь, просили рыбаков, налоговиков и городскую государственную администрацию еще немного подождать благих последствий реструктуризации, в которую верилось все меньше.

Иван Вернидубов, насколько мог, противился непродуманным решениям, но понимания не встречал и приходил к убеждению, что севастопольские предприятия рыбной отрасли и госдепартамент обеспечат ему головную боль на весь период его депутатской деятельности. На первом же приеме избирателей к нему пришло около трех десятков рыбаков, которые не получали зарплату более чем за год. К этому времени они имели на руках судебные решения о взыскании с «Атлантики» и СУОР заработной платы. Защищая интересы избирателей, Иван Вернидубов обращается к начальнику управления юстиции с просьбой разобраться, почему не исполняются иски местного суда. Обращение положительного результата не дало по двум причинам. Во-первых, в «Атлантике» отсутствовал фонд заработной платы. Во-вторых, отчуждение и реализация имущества госпредприятия не имели перспективы в связи с тем, что на эту процедуру был наложен мораторий.

Народный депутат направляет на имя председателя госдепартамента Сергея Алымова несколько писем с просьбой изучить причины критической ситуации в отрасли и принять неотложные меры по соблюдению требований Кодекса законов о труде и Указа Президента Украины по вопросу своевременной выплаты зарплаты. Вместо Алымова — мажорные ответы в стиле песни Леонида Утесова «Все хорошо, прекрасная маркиза». Замы писали, что вот будет продан «Северск» и начнется погашение долгов, которые к исходу 2002 года будут ликвидированы. Но эти заверения так и остались пустыми словами. Более того, только по СУОР зарплатный долг составил 3,38 миллиона гривен, а по всем севастопольским предприятиям рыбного хозяйства — 5,380 миллиона.

Получив такие ответы, Иван Вернидубов приходит к выводу, что традиционные формы депутатского воздействия на чиновников уже исчерпаны, и решается на открытую конфронтацию с Алымовым. В обращении к премьер-министру депутат просит Виктора Януковича обязать председателя госдепартамента прибыть в Севастополь на встречу с рыбаками, чтобы своими честными глазами посмотреть им в глаза и назвать конкретный срок полного расчета с ними. Или поставить вопрос о соответствии его занимаемой должности. Это же требование Иван Вернидубов озвучивает с трибуны Верховной Рады.

В конце марта этого года руководство госдепартамента выезжает в Севастополь на совещание и встречу с рыбаками. После покаянных слов и попыток все списать на объективные обстоятельства составляется очередной график погашения задолженности до 1 сентября. Он не выполняется. Срок расчетов переносится на конец этого года. Поскольку вероятность такого исхода не вселяет уверенности, Иван Вернидубов принимает решение провести совещания с генеральными директорами предприятий рыбной отрасли в Севастополе.

Чтобы читатель мог более полно представить ситуацию, сложившуюся на берегах Камышовой бухты, скажем о том, о чем давно уже говорят в кулуарах. Прежде всего надо признать: разделение единого имущественного комплекса «Атлантики» не достигло провозглашенной цели — повысить эффективность использования госсобственности и создать условия для привлечения инвестора. Объемы океанической продукции «Атлантики», некогда флагмана рыбной отрасли в Украине, упали с 1997 года более чем в десять раз. Теперь, образно говоря, о подводной части айсберга реструктуризации. В октябре прошлого года в местный хозяйственный суд поступает заявление от акционерного общества «Энергетическая компания «Севастопольэнерго» о признании госпредприятия «Атлантика» банкротом в связи с тем, что оно задолжало за потребленную электроэнергию 154 тысячи гривен. Цифра-то при других миллионных долгах пустячная.

Вскоре хозяйственный суд эту просьбу удовлетворяет и признает «Атлантику» банкротом. Арбитражным управляющим ее имуществом по ходатайству «ЭК «Севастопольэнерго» и при одобрении этой кандидатуры госдепартаментом назначается киевлянин Роман Завирюха 23 лет от роду. Исполняющим же обязанности гендиректора «Атлантики» был в то время С. Скибин. В ходе нескольких заседаний хозяйственным судом Севастополя был утвержден реестр кредиторов, которые выставили «Атлантике» кредиторскую задолженность в 10 миллионов 247 тысяч гривен.

Сгорая от нетерпения поскорее открыть «Атлантике» кингстоны, комитет кредиторов просит суд как можно быстрее вершить дело. Но неожиданно в процесс банкротства вмешивается городская налоговая администрация, которая расценивает действия Завирюхи как противоправные и просит суд приостановить дело о банкротстве. К такому шагу налоговиков побудили вновь открывшиеся обстоятельства. Среди кредиторов оказались две «левые» организации — коммунальное предприятие «Славутич — Чернобыль»( директор В. Бондаль) и ООО «Межотраслевое предприятие «Энерготехпром» ( директор Г. Вагин).

Вот как это случилось. В августе 1999 года, когда из «Атлантики» выделился СУОР, был составлен разделительный баланс. По нему задолженность за электроэнергию в размере 1 миллион с небольшим была отнесена на счет СУОР. К марту следующего года сумма этого долга была погашена до 714 тысяч гривен. Тем не менее Сергей Скибин, прекрасно владевший ситуацией, не только признает данную задолженность за «Атлантикой», но и приплюсовывает к ней не подтвержденную документами курсовую разницу и таким образом навешивает на свое предприятие долг в 3 миллиона.

Завирюха и Скибин эту кредиторскую задолженность перед «Энерготехпромом» признают. Для полной легализации незаконных кредиторских требований директор «Энерготехпрома» Геннадий Вагин создает группу и, являясь председателем комитета кредиторов, запускает процедуру санации «Атлантики». В связи с этим прокуратура Севастополя возбуждает в отношении Скибина, Завирюхи и Вагина уголовное дело. Об этом ставится в известность Высший арбитражный суд Украины, который банкротство «Атлантики» приостанавливает и запрашивает в Киев все 26 томов дела по банкротству. Чем все это завершится, с полной определенностью сказать нельзя, поскольку лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело, надо еще разыскать.

По сведениям Ивана Вернидубова, на сегодняшний день общая задолженность 1159 рыбакам составляет более 4 миллионов. В среднем по 3,3 тысячи на душу. Более 600 человек — это пенсионеры, малоимущие и нуждающиеся в медицинской помощи. На совещании с гендиректорами, где присутствовал Леонид Жунько, Иван Вернидубов негативно отозвался о деятельности госдепартамента, который утратил управляемость предприятиями, безответственно относится к погашению задолженности по зарплате и умалчивает о том, что перед рыбаками есть еще и валютный долг, точный учет которого не ведется.

Сейчас рыбным хозяйством в меньшей степени руководит госдепартамент, чем так называемая «Ассоциация рыбодобывающих компаний».Она имеет своего представителя и в Севастополе, который определяет кандидатов в гендиректора, решает вопросы передачи судов с баланса на баланс и последовательно проводит линию на акционирование предприятий через банкротство. Чтобы все это решалось, запущена кадровая карусель. Только в СУОР сменилось 8 гендиректоров. Среди них были столь далекие от рыбного хозяйства люди, что рыбу в трале видели только в телесюжетах и у себя дома на кухне на сковородке. Можно себе представить, как долго придется фильтровать «мутную воду», чтобы увидеть, кто ловит в ней морепродукты. И обратите внимание на то, что ни один из директоров не подал в отставку, спокойно наблюдая за трагедией сотен людей и поднимаясь из кресла только тогда, когда сверху говорили: «Ну хватит, дорогой, пора и честь знать. Сматывай удочки». Такое вот номенклатурное братство.

У нас уже есть горький опыт гибели Черноморского морского пароходства. За пять лет путем использования подзаконных актов Минтранса и прочих ухищрений по уводу громадных средств из госбюджета была стерта с лица земли крупнейшая в мире судоходная компания, имевшая более 250 судов и более 25 тысяч плавсостава.

И до сих пор так и не выяснено, кто открыл кингстоны этой флотилии. Узнаем ли и мы когда-нибудь вершителей судеб предприятий рыбной отрасли Севастополя?

Другие статьи этого номера