Политика — искусство компромисса

В минувшую пятницу группа севастопольских журналистов совершила поездку в Киев, где она была принята председателем Национального банка Украины С.Л.Тигипко. Вниманию читателей «Славы Севастополя» предлагаются некоторые вопросы гостей и ответы на них Сергея Леонидовича.- Скажите, пожалуйста, в ближайшей и дальней перспективе курс гривны по отношению к доллару США будет падать или расти?

— Мы будем делать все для того, чтобы обеспечить национальной валюте стабильность. Эта политика дает свои положительные результаты. У нас достаточно быстро выросли валютные резервы, с начала года имеем положительное сальдо платежного баланса. Отмечено возросшее доверие вкладчиков и населения к банковскому сектору. Их деньги трансформируются в кредиты, которые дают банки своим клиентам. Мы не видим проблем, которые заставили бы нас изменить проводимую политику. Ведь кроме всех прочих существует социальный аспект. Любая девальвация гривны моментально на такой же процент делает беднее граждан, особенно больно эти процессы могли бы коснуться интересов тех, кто живет от зарплаты до зарплаты, от пенсии до пенсии.

— Сергей Леонидович, вы выступили с инициативой по досрочному возвращению долгов Международному валютному фонду. Нашла ли эта инициатива поддержку в правительстве страны?

— Мы передали свои предложения по расчетам по кредитам МВФ в Кабинет министров. Кабмин будет их рассматривать. Мы остаемся на своих позициях, что это делать целесообразно. Здание Национального банка Украины…

— Какова позиция Национального банка по отношению к стремлению деловых людей открыть новые коммерческие банки?

— Мы будем предельно осторожными в отношениях с породненными структурами. Не станем давать кредиты в тех объемах, на которые рассчитывают люди, собравшиеся создавать свой банк, чтобы избежать больших рисков. Надо помнить, что банк с его строго непрерывным процессом сравним с металлургией. Здесь нельзя остановиться и сказать клиенту: извините, подождите пару часов, мы денег не имеем. Это серьезный и самостоятельный бизнес. К нему нужно относиться предельно профессионально. Банкирам могу порекомендовать очень внимательно следить за своими издержками. Нынче рынок банковских услуг достаточно конкурентный, в будущем мы сделаем все, чтобы еще больше увеличить его конкурентность. От этого должен выиграть потребитель. Должны упасть процентная ставка на кредиты, предоставляемые физическим лицам, процентные ставки на кредиты промышленным предприятиям. Проблема издержек очень важна. Надо максимально расширять спектр услуг, чтобы подстраховать себя получением дополнительной прибыли.

— Есть ли в планах Национального банка открытие своего представительства в Севастополе?

— В течение последних лет в Крыму и в Севастополе открыто много коммерческих банков. Видимо, появятся еще родственные им финансовые учреждения. Вполне возможно, что для более жесткого контроля за их деятельностью мы откроем на полуострове свое представительство.

— Предполагается ли в рамках Единого экономического пространства, о котором договорились Украина, Россия, Белоруссия и Казахстан, создание единой валюты? …на входе-выходе в его операционный зал установлена копилка, куда желающий может бросить монету ли, банкноту ли в качестве благотворительной помощи нуждающимся. На медной табличке выбито:»Капля Вашего милосердия может спасти чью-то судьбу».

— Нет. Последние события вокруг украинского острова Коса Тузла показали, что нашим странам очень трудно будет двигаться по пути интеграции. Хотя первый ее этап — создание зоны свободной торговли — выгоден Украине. По дальнейшим интеграционным шагам я бы пока не спешил с прогнозами и выводами. Не станут ли это шаги в сторону от намеченного курса в ЕС и другие европейские структуры? Было бы замечательно, если бы Украина, Россия, Белоруссия и Казахстан сообща нашли варианты, которые не противопоставляли бы одно другому. Основным вектором интересов должен быть Европейский Союз. Думать следует не о рублевой зоне, а о еврозоне.

— Какой совместный с Россией проект сработал особенно эффективно?

— Я не могу что-то сказать конкретно, так как не отслеживаю ситуацию. Приход к нам любых инвесторов, в том числе и российских, — положительный факт. Ведь они вкладывают в нашу экономику деньги, создают дополнительные рабочие места, платят налоги в украинский бюджет. И слава Богу! Не следует бояться, что целые секторы нашей экономики будут приватизированы теми или иными инвесторами. Куда бы они ни пришли, они действуют в рамках украинского законодательства. Нацбанк без проблем способен навести порядок в банковском секторе, если нам станет известно о любых злоупотреблениях. Нам все равно, чьи деньги в том или ином банке: российские ли, американские, немецкие, израильские. Нам важно присутствие инвестора. Мы очень недокапитализированная в отношении инвестиций страна. К нам пришла в среднем сотня долларов инвестиций на человека. А рядом есть страны с переходной экономикой, где этот показатель превысил 2500 долларов США. Из-за этого мы не можем быстро развиваться. Не вложив копейки, получить от предприятия нечто новое, новое качество нельзя.

— Сергей Леонидович, в столице страны и в регионах, в том числе и в Севастополе, проводились акции представителей мелкого и среднего бизнеса против планов увеличения на них налогового пресса.

— Правильно делают, если протестуют. Государство может поднять налог, может, оно и должно поднять налог. Налог — это поддержка врача, учителя, пенсионера. Но когда государство это делает, то оно обязано сказать: параллельно я вас — представители малого и среднего бизнеса — буду проверять намного реже и по такому-то закону, не буду регулировать все что только можно, разберусь с теми, и очень жестко, и вот уже делаю это с теми, кто вас обкладывает взятками на каждом шагу, не буду тянуть с отводом земли под ларьки и прочие заведения…Это честная игра с бизнесом. В ином же случае — попытка стричь овцу, на которой еще не отросла шерсть. Мы, как государство, этих людей выгнали, и выгнали с работы. Кто-то из них был ученым, кто-то военным. Выгнали, ничего не дав им в руки. На голом месте они, чтобы выжить, создали рабочие места. Я был в числе авторов Закона о фиксированном налоге. Несколько месяцев рядом с политиками работали над его содержанием три десятка забастовщиков. В его необходимости очень трудно было убедить Международный валютный фонд, Мировой банк. Хочу еще напомнить о некогда вышедшем Указе Президента Украины. Он предполагает лишь одну проверку бизнесмена в течение года, регистрацию проверяющих в специальном журнале…Но этот указ похоронен. Кем? Почему? В отношении мелкого и среднего бизнеса демонстрируется совершенно неразумный подход. У парадного подъезда банка посажено дерево в память бывшего председателя банка Вадима Гетьмана, убитого 22 апреля 1998 года нанятыми киллерами, о чем сообщает надпись на гранитной дощечке.

— Гривна, видимо, самая тиражная в денежной массе. На ней изображены князь Владимир и вид Херсонеса. Севастопольцев это радует. Но в прессе прошла информация о постепенной замене бумажной гривны на металлическую монету. Почему Севастополь убирают с денег?

— Никогда Национальный банк не заявлял и не принимал решения о ликвидации гривенной купюры. Есть намерение 50 на 50 ввести бумажную гривну и монету. Думаю, что в будущем изменим дизайн гривенной купюры. Но сюжеты на ней с лицевой и обратной сторон обязательно сохраним.

— Вы будете выдвигать свою кандидатуру на грядущих президентских выборах?

— Время покажет, об этом еще рано говорить. Но как лидер партии «Трудовая Украина», я должен быть готов к таким испытаниям. Для меня важны две составляющие. Первая: в ходе подготовки к выборам президента страны мы должны пройти очищение, то есть говорить народу о проблемных вещах, говорить жестко, может, нелицеприятно о вариантах решения назревших базовых вопросов дальнейшего развития страны. Второе: каждый кандидат, если он ответствен, обязан представить проект здания под названием «Украина». И показать конкретные пути и время реализации этого проекта. Если будут люди, которые одинаково смотрят на принципиальные вещи, есть большой смысл объединяться, отбросив амбиции: политические и личные. Пусть верх берут идеи.

— Какой вы извлекли опыт из вхождения «Трудовой Украины» в избирательный блок партий «За единую Украину»?

— Скорее, отрицательный, чем положительный. Я сторонник публичных выборов и максимального ухода от административного давления.

— Что превалирует в вашей деятельности: финансы или политика?

— Работу в Национальном банке я не ставлю в плоскость предстоящих выборов. Стою на том, что Национальный банк не должен быть политизированным учреждением. Это очень трудно. Согласитесь, в переходный период в любой стране любая должность не является деполитизированной. В настоящее время Национальный банк занимает большую часть моего времени. Сегодня, например, я уже был в своем рабочем кабинете в 8.00, а время последней деловой встречи назначено на 19.00. Возможно, она будет достаточно длительной, но, проводив последних своих гостей, сяду за изучение документов. Отдаю себе отчет в том, что перспективы партии зависят от того, насколько успешной будет моя работа в Национальном банке, насколько страна прибавит в инновационной привлекательности, насколько жители Украины почувствуют на себе положительные моменты от деятельности Национального банка.

— Поддержали бы вы введение русского языка как второго государственного?

— Этот шаг сегодня вызовет очевидную реакцию очень многих людей не только в западных областях, но и в центре страны, в том числе и в Киеве. Проблемы русскоязычного населения абсолютно спокойно решаются после ратификации Верховной Радой Европейской хартии региональных языков. Сегодня, например, севастопольцы через орган местной власти могут решить учиться в школах и вузах, общаться с руководителями города на русском языке. При этом нельзя уменьшать значение освоения украинского языка, если кто-то поставил перед собой цель возглавить, скажем, Национальный банк.

— Но ведь есть страны, где государственными объявлены не два, а три и больше языков.

— В тех странах находили компромисс и договаривались. Кто-то, может, не возражал бы в качестве государственного ввести еще и английский, но не по методу «стенка на стенку», чья сила больше. Если сегодня мы не можем миром договориться по столь острому вопросу, то будем благоразумными: отложим его на перспективу, когда улягутся страсти, может, новое поколение придет к решению, которое удовлетворит большинство. А пока нельзя обращаться к тому, что мешает стране, что может отпугнуть инвесторов, что создаст чрезмерное напряжение в обществе, что нанесет вред экономике. Не следует этого делать.

— Как вы понимаете категорию свободы прессы?

— С уважением отношусь к труду журналистов. Четвертая ветвь власти — не просто слово, а гарантия того, что мы можем и должны стать демократической страной. Для меня это важно не только как для политика, но и как финансиста. Ведь экономика в верном направлении может развиваться только в условиях демократии. Свобода прессы — это открытость в дискуссиях и большая ответственность. То, что можем наблюдать на некоторых интернет-сайтах, — явный перехлест. Это ошибочное понимание отдельными вашими коллегами свободы. Когда вы реально будете свободными? Скажу: тогда, когда у нас сложится сильный рекламный рынок. Рекламодатель в своей массе пойдет в успешное издание. Оно будет работать как бизнес-структура. Государство может влиять на нее только посредством принятия законодательных актов. Все просто.

— При упоминании Севастополя что предстает перед вашими глазами?

— Море, Херсонес, моряки…А сегодня еще события, связанные с украинским островом Коса Тузла. На время мы стали заложниками предстоящих в России и в Украине выборов. Национал-патриоты там и здесь пытаются зарабатывать себе авторитет на дешевом популизме, на горе простых людей. Любые проблемы между добрыми соседями решаются без эмоций, в спокойной атмосфере. Соседи должны уметь ладить между собой и жить в мире.

— Интерьеры Национального банка украшают полотна художников различных стран, поколений и стилей. У вас, Сергей Леонидович, есть любимый сюжет?

— Приглашаю вас в свой рабочий кабинет взглянуть на него. (Гостеприимный хозяин указал на картину, в сюжете и в манере письма которой угадывался Пимоненко — выдающийся украинский художник. Он изобразил простую украинскую девушку. Прутиком она гонит на траву гусей).

— Наверное, в содержании этого произведения есть нечто из вашей биографии?

— Да, художник, создавая эту картину, словно побывал в селе, в котором я рос.

Другие статьи этого номера