Подпольный цех в центре города

На улице Большой Морской в подвале дома 38 процветает коммерческое «подполье» под названием «Мастерская по ремонту сумок и зонтов». Невзрачная вывеска соответствует самому заведению и стилю работы его руководителя и сотрудников. Обшарпанная дверь в подвал открывает взору убогое помещение, отгороженное от посетителя массивной стойкой. Стены и потолок с отклеивающимися обоями, заплесневелые трубы и паутина, оголенные провода электропроводки и открытые электроприборы ламп дневного света, расположенных на уровне человеческого роста, — все это сразу бросается в глаза.Но еще больший ужас вызывают сваленные на полу в кучи куртки, пальто, лежащие вперемежку на полках обувь, сумки, развешенная для просушки на веревке и грязных трубах верхняя одежда. Как же нужно не уважать себя, чтобы, видя все это безобразие и грязь, доверить свои вещи этому «предприятию» и сдать их в ремонт?

А какие гарантии человек может получить взамен сданной вещи? Клочок бумаги из блокнотика без печати с неразборчивой подписью неизвестно кого: то ли это сотрудник, то ли это просто чей-то знакомый из подвизавшихся здесь работать. Но даже это не останавливает, и люди вносят предоплату за работу, качество которой никто не гарантирует. Может быть, чек — альтернатива обязательства, но про кассовый аппарат или квитанции здесь даже не слышали, а о кассовой книге или приходном ордере не знают и вовсе.

Если вы думаете, что здесь есть ответственное лицо или приемщица, то глубоко ошибаетесь, их здесь нет, все девушки равны. Наверное, трудно обвинить в этом молодых девчонок и паренька, вынужденных работать в таких условиях, и, скорее всего, за мизерную плату, да еще, возможно, и без оформления. Работодатель приезжает несколько раз в день снять выручку, а девчушки пишут клиентам расписки. Очень хозяину это удобно, он же не отвечает за чьи-то расписки. А если вещь пропала, так иди в суд, плати пошлину и ходи туда годами, ищи ответчика, плати за экспертизу и догадывайся, чья это роспись, и привлекай потом третью сторону, которой нет в помине. Хорошо, если только у одного или нескольких клиентов пропадет вещь, а если сгорит все помещение? Сотни вещей, и далеко не дешевых, валяются рядом с электронагревательными приборами, а воздух пропитан парами летучих веществ, растворителей, ацетона.

Да и не нужно никаких электроприборов и разбитых розеток, ведь достаточно просто незатушенной сигареты или неаккуратно брошенной спички. Приемщицы не только работают, но здесь же и перекуривают (на глазах у клиентов) и тут же на рабочих столиках рядом с вещами пьют кофеек, чаек, тут же едят. Ну нет у них другого помещения. Не приспособлено и не оборудовано это помещение под мастерскую; на каких-то 16-18 м2 находятся и приемный пункт, и склад хранения одежды, сумок, зонтов, обуви и т.д. И тут же мастерская — столик у трубы, о чистоте которого даже не стоит задумываться, и так ясно. На одном метре квадратном и бутылки с растворителем, и инструменты, и краски…

Интересно, как можно здесь сдать вещь в химчистку и получить ее чистой, если ее будут искать и в куче одежды, взятой на ремонт, и среди развешенной на веревке для просушки, и под столом, и на трубе, и бог знает где? В конечном итоге не найдут. Скажут вам, что еще не пришла из Симферополя и они туда будут звонить. Конечно, если вещь ушла в Симферополь, то оттуда нескоро вернется, слишком долго ей придется идти, если не заблудится в пути, как некоторые, что получше. А ты потом ищи двух свидетелей ее стоимости и обращайся опять в суд. Да и как могут найти среди всей этой неразберихи нужную вещь, если здесь не то что плечиков для одежды нет, а элементарных бирок к вещи не пришивают, можно что и получше подобрать, на выбор: «Нет, это не мое, вот это мое». А что, могут и отдать, помнят девушки, что в писульку куртка вписана, тем более что за заказом приходится ходить месяцами, а то и полугодиями. А вот насчет возврата денег, отданных вперед за работу, беспокоиться не стоит. Просто забудьте о них. Будете ходить, тратить свое время, а вам будут по пять гривен возвращать, словно нет денег в кассе, пока вам не надоест и не плюнете на это дело.

Хоть и нет прейскуранта, как и уголка покупателя, а цены на услуги не низкие: чистка — 100 гривен, покраска — 150 и т.д. И что же в день получается с 10-15 клиентов? Судя по количеству одной только набросанной верхней одежды — немало. В день, да без налогов, без чеков, без заморочек с учетом-расчетом, без бухгалтерии. Грешно считать деньги в чужом кошельке, да своих жалко. Ведь приходят сюда люди не деньгами швырять, а экономии ради, купившись на рекламу.

Странно только все это. Как такое возможно в 300 метрах от налоговой инспекции, на расстоянии одной остановки от управления защиты прав потребителей, да и пожарные с санэпидстанцией и управлением по охране труда недалеко. Или чиновникам несподручно ходить теперь по подвалам?

Еще в начале апреля газета писала о беспорядках и нарушениях в организации мастерской ЧП «Каллеф», а воз, как говорится, и ныне там. А вот кто такой Иминов Андрей Искандерович, который, судя по выдаваемой расписке, должен быть директором и находиться по т. 46-98-27? Очень интересно. Но там живут люди, совершенно ничего не знающие о нем. Может, все-таки городской совет и госадминистрация сочтут возможным обратить внимание на эту мастерскую? Где лицензия у мастерской, кто ее выдавал, приспособлено ли помещение для этих целей и кто все-таки защитит права потребителей, чтобы потом не пришлось пожарным защищать жильцов дома от «красного петуха»? Ведь нет никакой в том подвале ни сигнализации, ни вытяжки, и никаких пожарных средств, как, наверное, и во всем доме. А жильцы-то в чем будут виноваты? А может, у этого подвала есть «крыша», которой все и капает?

Другие статьи этого номера