Преступник похитил боевые ордена и медали, а также нехитрый скарб фронтовика общей стоимостью 140 гривен.

20 августа 2003 года в городе-герое Севастополе ушел из жизни 92-летний фронтовик. Все мы смертны, факт прискорбный, но, увы, ничего не попишешь. Однако то, при каких обстоятельствах скончался ветеран Великой Отечественной войны Евсей Трофимович Журавлев, может навести ужас на любую душу.Семь дней врачи делали все, что было возможным, тем не менее усилия их оказались тщетными. Немудрено, возраст у старика был почтенный, а диагноз, с которым он в срочном порядке поступил в реанимацию, звучал как приговор: колото-резаная рана бедра, закрытая черепно-мозговая травма, кровоизлияние под мягкие мозговые оболочки обоих полушарий головного мозга в теменных и затылочных долях, осложнившееся затем отеком-набуханием головного мозга и сливно-очаговой лейкоцитарной пневмонией.

Подонок, у которого поднялась рука на беззащитного старца, вырос на соседней улице, в неблагополучной семье. И, как говорится, яблочко от яблоньки: в свои двадцать с небольшим имел уже не одну судимость — восемь с половиной лет провел в местах лишения свободы, страдал хроническим алкоголизмом, вел беспутный образ жизни.

…И в тот день Владимир, по обыкновению, был изрядно пьян. С молодецкой удалью перемахнув через забор, он, играючи, выбил окно и очутился прямо в комнате, которую занимал Журавлев-старший. Сын Евсея Трофимовича, инвалид 3 группы, с которым жил ветеран, в это время ненадолго отлучился в магазин — накануне Журавлевы получили пенсию. Может быть, грабитель об этом знал, во всяком случае, деньги он начал требовать у Евсея Трофимовича сразу. Однако бывший фронтовик в свои годы был слаб здоровьем, но не духом и на угрозы никак не реагировал. Тогда Владимир жестоко избил старика и нанес ему ножевое ранение. Но и после этого у злодея ничего не вышло — о припрятанных на черный день 600 гривнах Евсей Трофимович так и не сказал.

С пустыми руками преступник убираться не собирался. Осмотревшись, он прихватил с собой нехитрый скарб Журавлевых: шесть рюмок, вазу, настольную лампу и пару брюк, сушившихся на веревке. Напоследок заглянул в шкаф, где висел единственный повседневно-парадный пиджак ветерана, и сорвал с него боевые ордена и медали.

Когда отсутствовавший около двух часов Юрий Евсеевич вернулся с покупками домой, отец истекал кровью, но все еще держался на ногах и даже сам открыл ему дверь. Спешно вызванная «скорая» доставила старика в больницу. Смерть, не раз обходившая солдата в бою, наконец победила…

Несмотря на то, что улица Тургенева расположена в центральной части Севастополя, она производит довольно удручающее впечатление: подпирающие друг друга старенькие одноэтажные домики, казалось, подозрительно щурились глазами-окошками, за глухими заборами заливисто лаяли собаки. На мой настойчивый стук в ворота хозяева отзывались нехотя, и о цели визита пришлось рассказывать через плотно запертые калитки. Видимо, соседи погибшего фронтовика, будучи людьми преклонного возраста, боялись открывать двери незнакомому человеку после того, что произошло на их улице.

Вот и дом Журавлевых, похожий на маленькую крепость: не достучаться, не докричаться. Если бы не их знакомый, случайно проходивший мимо, вряд ли я встретилась бы с сыном Евсея Трофимовича. Прохожий запустил камешком в окно дома, «снаряд» звякнул о стекло:

— Журавль, ты дома? К тебе пришли!

Железная калитка скрипнула, из-за нее показался не очень опрятный, небольшого роста человек. Он пригласил меня войти в дом. В глаза бросилась крайняя убогость обстановки. Совершенно непонятно, какие соображения могли привлечь сюда вора. Все — от пола до потолка — просто вопило о бедности живущих здесь людей.

К сожалению, Юрий Евсеевич не смог толком вспомнить, за что и когда его отец был представлен к боевым наградам.

— Не знаю, не спрашивал, а он сам не рассказывал, — виновато улыбаясь, объяснял младший Журавлев.

Сведения, которые мне удалось узнать о Е. Т. Журавлеве, невелики: воевал, был ранен, находился в плену, вырастил троих сыновей, в мирное время работал каменщиком-реставратором, «висел» на городской Доске почета, последние годы на парад Победы не ходил, о чем очень переживал. Рядовой Журавлев был награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом «За мужество», медалью Жукова, медалью «40 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-45гг.», медалью «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», медалью «70 лет Вооруженных Сил ССР», медалью «Ветеран войны, участник боевых действий», медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Получается, что фото военных лет да пиджак с дырками от боевых наград — вот, собственно, и все, что оставил после себя ветеран войны, участник боевых действий 1941-45 годов Евсей Трофимович Журавлев…

P.S.

В тот же день Владимир совершил еще одно преступление. Избив и ранив ножом свою знакомую, он похитил у потерпевшей три вешалки, шесть рубашек, брюки, кожаные ремни, кухонный нож и… банку компота.

На вторые сутки после содеянного Владимир К. был задержан работниками милиции. По словам следователя Ленинского РО, в ходе следствия обвиняемый вел себя неадекватно, пытаясь таким образом уклониться от ответственности. Однако психиатрическая экспертиза признала его полную вменяемость. Владимиру К. предъявляется обвинение в совершении разбоев с отягчающими обстоятельствами и умышленном тяжком телесном повреждении, повлекшем смерть потерпевшего.

Впереди суд.

Другие статьи этого номера