Морской сборник: непрерываемая связь

19 ноября 1920 года начался исход из Севастополя кораблей Черноморского флота.В начале 1990-х годов в Севастопольскую Морскую библиотеку попали несколько номеров знаменитого Бизертинского «Морского сборника». О том, что такой морской журнал выходил в эмиграции с 1921 года, слышали многие, однако никому не доводилось держать его в руках. Бизертинский «Морской сборник» десятилетия пролежал в спецхранах библиотек, лишенный широкого круга читателей. В Севастополе подборка его номеров появилась лишь тогда, когда из Франции приехал сын адмирала П.П.Остелецкого.

Проходят годы и десятилетия, а мы все чаще обращаемся к трагическим событиям ноября 1920 года, когда из Севастополя уходили корабли флота и десятки тысяч человек навсегда покидали свою родину. Факты эти не находили отражения в школьных учебниках, случившееся подвергалось прямо противоположным оценкам и переоценкам, и даже на нашей севастопольской земле невозможно было получить точную информацию.

И вот спустя восемьдесят три года появились самые достоверные документы об этом страшном времени и о людях, которые сначала верно служили царю и Родине, а потом были вынуждены доживать свои годы в изгнании с непреходящей болью и тревожной памятью. Ныне издательство «Согласие» (2003 г.) выпустило в свет «Бизертинский «Морской сборник»: 1921-1923. Избранные страницы». В этот том включены избранные статьи военно-морского журнала, выходившего в Тунисе в первые же дни эмиграции моряков Черноморского флота. Это был первый эмигрантский военно-морской журнал. Сегодня он, бесспорно, является уникальным источником истории, в которой до сих пор немало белых пятен. В Бизерте оказалось пять с лишним тысяч человек — офицеров, матросов, их родных и близких. Они жили на кораблях, в бараках, на берегу. Открывали школы, церкви, госпитали. Делали все, чтобы попавшие в изгнание никогда не забывали, кто они и откуда. Одним из таких людей был капитан 2 ранга Нестор Монастырев, который на Черноморском флоте командовал подводной лодкой «Утка». Он стал редактором и составителем Бизертинского «Морского сборника». Нестор Монастырев написал целый ряд книг по истории русского флота. За литературные труды был удостоен «Пальмовой ветви» французской академии. В Бизертинском «Морском сборнике» публиковались статьи как по технике морского дела, так и о только что прошедших событиях Первой мировой и Гражданской войн. С болью и горечью писали моряки о том, как уходили из Севастополя, как жили в изгнании.

«Смутное время погрузило нас в самую глубину национального позора, но мы твердо уверены, что спустя немного столь же высока будет высота национального подъема, — говорилось в одном из первых номеров. — Нам на долю выпали тяжкие испытания, но наш долг выдержать их с достоинством и из смутного времени вынести чистыми заветы Великого Петра и своих незабвенных учителей. Ушаков, Сенявин, Лазарев, Нахимов, Бутаков, Макаров и Колчак вправе требовать этого от нас, на чью долю выпадает тяжкая работа по созданию флота». Севастополь, Сухарная балка. Погрузка мин на заградитель «Дыхтау», 1916 г.

Журнал набирался на машинке на борту подлодки «Утка», потом его отвозили в литографию Морского корпуса, разместившегося в старом французском форте Джебиль-Кибир и в лагере Сфаят. А оттуда — и это в самые первые месяцы эмиграции, когда, казалось, рухнуло все и вся, — «Морской сборник» рассылался в семнадцать стран мира, где осели русские моряки. Морские офицеры ждали его и зачитывали до дыр.

Вот что вспоминает об этом времени и как оценивает важность Бизертинского сборника сын морского офицера Александр Плотто, живущий ныне в Париже: «На кораблях в Бизерту пришли и семьи морских офицеров. Так и я, появившись на свет в Крыму, в младенческом возрасте оказался с родителями в Бизерте… Подростком я взбирался на палубы русских кораблей и с горечью думал: не будь в России революции, я, как мои деды и отец, был бы морским офицером и служил на одном из этих кораблей, которые теперь, без Андреевских флагов, мертвыми стояли в далеких от России водах Средиземного моря. С тех пор прошло много лет, и лишь теперь я вполне понял, чего хотел Нестор Монастырев, в немыслимых условиях, часто на свои скудные средства издавая «Морской сборник». И он, и все офицеры эскадры, тяжело переживая произошедшее в России и свою оторванность от нее, тем не менее твердо надеялись на возрождение ее флота под Андреевским флагом».

Нынешнее издание Бизертинского «Морского сборника» стало возможным после возвращения в 1998 г. на Родину полного комплекта этого редкого журнала, поступившего в составе коллекции американо-русского общества «Родина» (Лейквуд, Нью-Джерси, США). Эта книга была составлена благодаря помощи специалиста по истории русского морского зарубежья В.И.Лобыцына, сына морского офицера Александра Плотто, живущего в Париже, адмирала Игоря Касатонова. В числе лиц, принявших участие в издании, называется директор Севастопольского архива В.В.Крестьянников. Издание иллюстрировано уникальными фотографиями, которые впервые предстали перед нашими читателями. Бизерта, 1921 г. Офицеры Русской эскадры на линейном корабле «Генерал Алексеев».

«Ценность этого военно-морского журнала русского зарубежья для истории флота огромна, — пишет в предисловии И.В.Касатонов. — На его страницах сконцентрирован опыт морской войны 1914-1917 гг., изложенный, как говорят, «по горячим следам» в начале 1920-х гг. Но не только этим интересны статьи Бизертинского «Морского сборника». Как известно, в сражениях Гражданской войны активное участие приняли русские моряки как с красной, так и с белой стороны. Не следует забывать, что и те, и другие вышли из одного Российского флота и, стало быть, проявили все то, чему они в нем научились. Отсюда много общего в том, с каким героизмом они вели военные действия, отмечавшиеся и красным, и белым командованием. Но если о действиях красных моряков написано огромное количество книг, то о действиях белых моряков мы узнали только из литературы русского зарубежья, ставшей доступной лишь в последние десять лет. И в этом смысле рассказы авторов «Морс

Другие статьи этого номера