Вешка на меже

Еще полтора десятка лет назад терновский колхоз «Память Ленина» был если не в пятерке, то, наверняка, в десятке самых экономически сильных хозяйств Крыма. Но его зареформировали так, что от былой мощи остались рожки да ножки. В среде значительной части местного населения поселились апатия и неуверенность. Василий Ратушняк и его супруга Ольга Субботина оказались, однако, среди тех, кто и в сложившихся нелегких условиях не пожелал предаваться унынию.Да и можно ли складывать руки в Терновке? Ведь она расположена среди живописных лесистых гор в центре плодородной долины, омываемой речушкой Айтодоркой, в близком соседстве с памятниками истории мирового, не меньше, уровня. Вполне возможно, следуя возникшей моде, Василий Николаевич и его супруга первоначально создали семейное предприятие, ориентированное в этом благодатном крае на развитие «зеленого» туризма. С самого начала как будто дело пошло. Казалось, вложенные в него немалые средства, занятые у знакомых и родственников, сулили щедрую отдачу.

Но надо помнить, что энтузиасты трудились не на необитаемом острове, а среди людей. Мало того, некоторые из них к тому же принимали решение, сдать или не сдать в аренду то или иное помещение. Сегодня ими устанавливались одни правила игры, а завтра — другие. Словом, очень скоро хорошая затея зашла в тупик. Начинающие предприниматели едва не разорились окончательно. Василий Ратушняк и его супруга Ольга Субботина обратили свои взоры к земле. В 1997 году в официальном порядке они обращаются куда положено с заявлением, где изложили просьбу о выделении им участка для ведения фермерского хозяйства. Положительное решение по их ходатайству, обратите внимание, было, наконец, принято в декабре, ни месяцем раньше, 2000 года, а госакт, удостоверяющий право собственности на землю, был выдан на руки лишь в сентябре 2001 года.

С чем сталкивались герои нашего рассказа в промежутках между 1997-м и 2000 годами, между декабрем 2000-го и сентябрем 2001-го во властных коридорах, где с первых же минут рабочего дня витает дух свежезаваренного элитарного кофейка и дорогущих парижских благовоний, многие способны домыслить. Тем более если кому-то из вас, уважаемые читатели, самим приходилось продавливать через инстанции решение по хотя бы самому пустячному вопросу. Ладно, все это позади. На ночь глядя не стоит вспоминать о пережитом. Тем паче что на Василия Николаевича и его домочадцев сразу же навалились хлопоты иного свойства.

Вполне вероятно, чтобы досадить ему, землю отмеряли не рядом с домом, а в самом дальнем углу — у Лиманской балки и по ее склонам. Своеобразная Камчатка на территории Терновского сельсовета. Но спасибо и за это. Угодья Василия Ратушняка и Ольги Субботиной, если присмотреться, в самом деле хороши. В их границах оказалось два озерца. Одно, правда, с сухим дном, а второе, небольшое, полное ключевой воды в берегах из целебной голубой глины. Есть пашня, сенокосы. Но площади ограничены, чтобы заинтересовать солидного инвестора во вложении денег, как намечалось, в закладку плантаций лекарственных растений.

Тяжеловатой оказалась рука, которая, видимо, через не хочу вручала нашим героям фермерскую судьбу. Нет-нет и вспомнишь волокиту с выделением земли, потерянные годы. Василий Николаевич убежден, что КСП «Память Ленина» должно содействовать становлению его фермерского хозяйства. Нет, не должно. Хотя, если по-людски, почему бы и не помочь. Но пока не сложились отношения в духе сотрудничества. Если в фермерском хозяйстве требуется трактор, то Василий Ратушняк ищет его в соседнем Бахчисарайском районе. Хотя не раз приходили на выручку возглавляемые в Терновке В.И.Шафраном лесники. Сломался принадлежащий Василию Николаевичу на правах частной собственности трактор, так его под кран-балку в мастерских бывшего колхоза свои же ребята отказались поставить на час-другой. Нельзя, как бы в конторе не узнали. Фото автора.

У единственной грунтовой дороги на границе своих угодий Василий Ратушняк приколотил табличку: «Частная собственность…» Но мало кто вчитывается в эти слова. Бабульки из Терновки учинили хозяину скандал за то, что тот взялся вывести на поле и на сенокосах ежевичку, шиповник. Не корчуй кусты, так в короткое время они все поле заплетут. Но непрошеные гости стоят на своем: «Мы сюда всю жизнь ходили за ягодами и будем ходить. Ты нам не указ».

9 мая прошлого года произошел более серьезный инцидент. В этот день на принадлежащие Василию Ратушняку и Ольге Субботиной сенокосы, как утверждает Василий Николаевич, ворвалась машина УАЗ с парнями в кабине. Хорошо, если в праздник они были трезвы, хотя и в будни терновская молодежь от безделья заглядывает в стаканы. Колеса авто оставляли следы смятой сочной травы. Василий Николаевич увещевал ребят съехать на дорогу. Но те продолжали выписывать кренделя на покрытом молодой травой поле. Так, по крайней мере, сейчас утверждает Василий Ратушняк, я склонен ему верить. Он говорит еще, что, желая остановить машину, он встал на ее пути. Тогда якобы кто-то из юнцов крикнул: «Дави его!».

— Я едва увернулся в сторону, — вспоминает Василий Николаевич.

— В состоянии афекта, — продолжает он, — по машине мною было нанесено два удара поднятой с земли палкой. Зазвенело стекло.

Хозяин УАЗа — отец одного из парней — попытался открыть уголовное дело на Василия Ратушняка, но получил отказ из прокуратуры. В наши дни владелец машины обращается в иную инстанцию, приобщив справку экспертизы. Она пришла к выводу, что удар палкой нанес другой стороне ущерб почти в 2000 гривен (поздравляем вас, Василий Николаевич! Вы — Илья Муромец). «Ввиду причиненных повреждений автомашине, — пишет куда следует ее хозяин, — пришлось изменить обычный образ жизни, во многом себя ограничивать…» Может, так оно и было. Но, к сожалению, автор объемного заявления не указывает места произошедшего инцидента: в Терновке ли на улице, на трассе ли или, как утверждает Василий Николаевич, на поле, которое ему принадлежит.

Граница участка фермерского хозяйства ломана-переломана. На ее обозначение в натуре потребовалось вкопать в грунт 65 нехилых железобетонных вешек. Некоторые из них Василию Николаевичу пришлось уже восстанавливать по восемь раз. Отдельным «агрессорам» фермер рекомендует взять свой пай и самим хозяйничать. В ответ особо откровенные крутят пальцем у виска: «Я лучше украду».

Автору этих строк, как и многим терновчанам, очень жаль развалившийся по объективным и субъективным причинам колхоз. Вернуть бы его. Но кто скажет, как это сделать? Не идеализирую Василия Ратушняка и Ольгу Субботину. Вполне возможно, односельчанам известны их человеческие слабости, недостатки. Я о другом — об уважительном отношении к, вслушайтесь, госакту, который удостоверил частную собственность на землю, собственность, альтернативы которой в настоящее время нет и в ближайшем будущем не будет. К сожалению, основная масса людей на селе идет к ней с повернутыми назад головами. Так и упасть можно, а кое-кто уже и падает.

…По пути в гости к Василию Николаевичу зашел в расположенный рядом Спасо-Преображенский скит. С его настоятелем отцом Борисом говорили о замедлившемся строительстве храма.

— Его-то, настанет время, с Божьей помощью поднимем, — сказал отец Борис. — Но важнее каждому построить храм в душе.

Я наложил слова иеромонаха на занимавшую меня проблему. Какая толща времени разделит объявление права частной собственности на землю и осознание сельчанами себя частными собственниками. Без этого нам трудно, очень трудно.

Вешка на меже… Она пока не объединила нас в идее частной собственности, а все еще разделяет.

Другие статьи этого номера