Как внучок поймал бабушку на крючок

Беда не приходит одна. Уж кто-кто, а Раиса Степановна Гришина на себе познала всю горечь народной мудрости. Один за другим умерли муж и оба сына, и осталась она одна в шестикомнатном доме и на всем белом свете. Изредка наведывались к ней на Багрия, 19, невестка и внучок. Не столько для того, чтобы чем-то помочь, сколько чтобы подвигнуть бабушку подарить внуку Александру дом. Чем дольше Раиса Степановна отнекивалась, тем большую настойчивость проявляли родственники. Но та выполнить просьбу наотрез отказалась.

Тут откуда ни возьмись появляется подруга невестки Ольга Ивановна — директор агентства недвижимости. Привозила кое-какие продукты и заводила речь о прописке у Раисы Степановны своей дочери. Бабушка ни в какую. Директриса пребывала в гневе и переходила к тому, что называется шантажом. Пришлось Гришиной держать оборону на двух фронтах. Продолжились попытки устроить на квартиру дочку, которая в надежде прижиться на новом месте порой оставалась на ночлег. А внук Саша стал заводить разговор о том, что на восьмом десятке человеку без посторонней помощи никак не обойтись и предложил взять над бабушкой опеку. Согласилась.

Приехали они к частному нотариусу. Под его строгим праведным оком Раиса Степановна подписала опекунство и стала жить дальше. Ничего в ее жизни не изменилось. Саша, занятый своими студенческими делами, глаз не казал. Директриса перестала визиты наносить. Чтобы скрасить одиночество, едет бабушка 13 октября к знакомым в Армянск. Через пару дней возвращается. Достает из кармана ключи — дверь открыть не может и видит, что врезан новый замок. Окинула взглядом двор, а по нему вразброс расставлены ее мебель и вещи. Бабушка ахнула и за сердце схватилась. Пошла к соседям Конкиным узнать, кто совершил такое вероломство. Они только слышали, что накануне под покровом темноты кто-то врезал замок и выносил во двор вещи. Больше ничего сказать не могли. Вскоре появилась дирек-триса, предложившая бабушке для урегулирования конфликта ключи от двухкомнатной квартиры, в которую якобы можно было переехать немедленно. Раиса Степановна, наученная горьким опытом, ключей не взяла. Спасибо людям доброй души Конкиным, которые взяли Раису Степановну на постой. Иначе пришлось бы старушке по сей день жить под открытым небом. Сколько таких, «кинутых» аферистами, мыкается по городу — одному Богу известно.

На сегодняшний день выяснилось следующее. Во-первых, Раиса Степановна подписала у нотариуса не согласие на опекунство, а договор дарения дома внуку. Во-вторых, внучок дарованную ему недвижимость продал. В-третьих, дом тут же был перепродан новому лицу, которое и выставило бабушкины вещи во двор.

Раиса Степановна в надежде на возврат своей недвижимости подала исковое заявление в суд. Понимая, что дать этой афере обратный ход и вернуть все в изначальное состояние довольно проблематично, редакция намерена отслеживать судебный процесс и рассказать о нем нашим читателям. Мы надеемся, что в процессе судебного разбирательства будет установлена степень причастности к событиям на улице Багрия, 19, частного нотариуса, агентства недвижимости и внука, который то ли намеренно, то ли по причине молодости лет и воздействия других лиц поймал родную бабушку на крючок.

Подобных происшествий по городу такое великое множество, что невольно возникает вопрос: «А не пора ли местным органам власти сделать тотальную проверку работы агентств недвижимости и частных нотариусов?» Некоторые из них взаимодействуют в таком родственном контакте, что впору говорить о семейственности.

В ближайших номерах газеты будет рассказано о том, почему владелец двухкомнатной квартиры, заключивший договор с агентством недвижимости о купле-продаже, оказался гол как сокол и обитает в сарае, куда пустил его Христа ради приятель. А также о том, как после смерти женщины ведут спор в суде о праве владения выморочной квартирой родственница умершей и еще одна претендентка на квартиру. Обеим покойница оставила завещание, и пока неясно, чем дело закончится.

Другие статьи этого номера