Ведомственный эгоизм

Жили себе Денисовы, и никто их покоя не тревожил, и горя они не знали. Но вот 3 июля еще 2001 года приходят к ним контролеры из «Севастопольэнерго», чтобы снять показания с двух счетчиков. С квартирного, записанного по лицевому счету на Викторию Денисову, которая оплачивает электроэнергию по льготе, и с установленного в гараже мужа Владимира Борисовича, который льготы не имел и платил по полному тарифу. На квартирном в тот день было 2991 кВт, а на гаражном — 495.Супруги контролеров проводили и не предвидели последствий их визита, пока не стали приходить по гаражу и квартире какие-то странные платежки, и только на Владимира Борисовича, который, как уже было сказано, льготы не имел, однако ему почему-то сделали 50-процентную скидку тарифа. Показания гаражного счетчика были перенесены в платежку по квартире. В октябре того же года пришел счет, где предыдущее показание счетчика оказалось меньше последующего, а расход электроэнергии якобы составил 4294967221 кВтч.

Сначала в платежках никакой задолженности за электроэнергию не указывалось, но в декабре 2001 года «Севастопольэнерго» вдруг выставило долг по квартире в 401 гривну. Дважды приходившие в том месяце контролеры фиксировали показания счетчиков, Денисовых успокаивали и объясняли путаницу сбоем в компьютере. Во избежание дальнейших недоразумений посоветовали платить по книжке. Но как тут успокоишься, если приходит предупреждение: оплатите долг, иначе отключим.

Взяв в охапку квитанции, Виктория Константиновна едет в «Севастопольэнерго» в надежде, что там разберутся с возникшей путаницей. В бухгалтерии была, с начальником энергосбыта встречалась, с операторами и контролерами разговаривала, но никто ей так и не смог объяснить, как возник долг. Причем не раз работники, приглашавшие ее на встречу, в назначенное время на месте отсутствовали. В ходе долгих дебатов ей удалось решить один немаловажный вопрос — переоформить на себя лицевой счет на квартирный счетчик. Это вновь давало ей возможность оплачивать электроэнергию по льготному тарифу. Вместе с тем, вспомнив довольно расхожую фразу о том, что бюрократ — это человек, наделенный талантом непонимания, Денисова решила из двух зол выбрать меньшее и согласилась на погашение долга в рассрочку на год. Надеялась за это время отстоять свою правоту, и оплачивать долг, которого, по ее убеждению, не могло быть, ей не придется. Однако меньшее зло оказалось долгоиграющим.

От электроэнергии ее не отключили, но по какой-то причине в компьютер информация о факте отключения была занесена. «Севастопольэнерго» потребовало плату за подключение квартиры к сети. Справедливости ради надо сказать о милосердии, проявленном работниками бухгалтерии, которые еще до заключения договора о погашении задолженности почти вдвое уменьшили ее сумму, не объясняя такого благодеяния. Денисова была и этому рада, хотя еще больше усомнилась в обоснованности расчетов.

Оплачивая текущее потребление энергии, Виктория Константиновна решила старые долги не погашать и продолжала попытки доказывать свою правоту до тех пор, пока ей повторно не пригрозили отключить электроэнергию. Действительно, пришли контролеры, вывернули пробки и посочувствовали, что Денисова ничего не может добиться. Пришлось ей вновь заключать соглашение об уплате еще раз уменьшенного бухгалтерией долга. Он составлял теперь уже 167 гривен.

Виктория Константиновна продолжает хождение по кабинетам «Севастопольэнерго» и хочет только одного, чтобы ей толково объяснили, как возник долг. Вникнуть в существо конфликта, по уверениям Денисовой, никто не хочет. Одни ей объясняют появление долга сбоем компьютера, другие — ошибкой при смене счетчика.

Такие ответы получают и другие абоненты. Борису Соболеву из дома номер 9 по улице Надежды Островской недавно выставили задолженность пятилетней давности в 183 гривны. Несколько раз приходил он «Севастопольэнерго», чтобы ему объяснили, как он стал должником, но вразумительного ответа не получил. И то ли он надоел абонентской службе, то ли по каким-то другим причинам после очередного визита без каких-либо объяснений уменьшают ему долг на 84 гривны. Остался он должен 99 гривен. Дважды приходили контролеры отключать электроэнергию, но оба раза отказывались от своего намерения, когда Соболев показывал платежки, по которым никакой недоплаты не было. Абоненту с улицы Розы Люксембург, дом 40, насчитали 1100 гривен недоплаты, а потом в два приема скостили ее до 600, не объяснив ни как возник долг, ни причины, по которой его снизили почти вдвое.

Это наводит на неприятные размышления. Прежде всего, одни абоненты сомневаются в достоверности учета электроэнергии, потребление которой завышается. Иначе почему работники «Севастопольэнерго» безбоязненно уменьшают задолженность потребителей? Другие абоненты полагают, что конфликтные ситуации порождает несовершенство компьютерной программы. Третьи исходят из того, что выставление большой задолженности за электроэнергию не что иное, как акция устрашения, рассчитанная на то, что человек оплатит все по выставленному ему счету. Это тем более вероятно, что иногда потребителю ставят условие: ты сначала рассчитайся с нами, а потом будем выяснять, как образовался долг.

Другие статьи этого номера