Именно так можно расценить нежелание мэрии Керчи полюбовно решить вопрос с властью Севастополя о возвращении на прежнее место фрагмента обелиска воинам Крымской войны

Буквально сдвинуть с мертвой точки камень, который является частью памятника, по праву принадлежащего не только Севастополю, но и культурно-историческому наследию Европы, оказывается, не так-то просто. То ли чиновничья прихоть керчан, то ли их меркантильные интересы вызвали скандал в ходе развернувшейся подготовки к 150-летию Крымской кампании 1854 — 1855 гг.Одним из важнейших мероприятий отмечаемой даты специалисты называют восстановление памятников павшим воинам в кровопролитных сражениях за Севастополь. Среди основных битв Крымской войны выделяются сражения: Альминское, Чернореченское близ Балаклавы, за Малахов курган. Но такой ожесточенной битвы, как при Инкермане, история не помнит. Тогда в бою русские войска потеряли около 12 тысяч человек убитыми, армия союзников также недосчиталась более чем 5 тыс. штыков. В память о громком событии в этих местах было установлено по два знака от англичан и россиян.

Памятник погибшим воинам — самый высокий среди остальных, из белого инкерманского камня, был разрушен во время Второй мировой войны. Затем центральный фрагмент, на котором сохранилась надпись «В память английским, французским и русским, павшим в сражении 24 октября (5 ноября) 1854 г.», оказался… на керченской земле. Камень туда перевезли во время Великой Отечественной войны на камнедробильную фабрику, но, к счастью, так им и не воспользовались.

Долгое время куб с метровыми размерами граней лежал на обочине, у забора, пока в 1992 г. его случайно не приметила жена посла Великобритании. Теперь, по мнению зампредседателя СГГА Владимира Арабаджи, восстановление памятника — наша святая обязанность. Тем более что предприятие «Таврида Электрик» уже выразило желание за свои деньги (!) реконструировать и восстановить памятник. На сей счет имеется соответствующее распоряжение главы Севастопольской горгосадминистрации Леонида Жунько. Но не тут-то было!

Владимир Арабаджи написал письмо мэру Керчи с просьбой передать камень севастопольцам. Последовал ответ, что, мол, керчанам эта передача не представляется возможной. Было и существенное уточнение: не будем отдавать бесплатно. Тогда заместитель мэра нашего города направил письмо в Совет министров АРК. Отдадим должное крымскому премьеру Куницыну, который непосредственно взял этот вопрос под свой контроль.

После всего этого Министерством культуры автономии дано разрешение на передачу фрагмента инкерманского памятника севастопольцам. Вопрос также согласовывался с директором Керченского государственного историко-культурного заповедника Петром Иваненко.

Тем временем руководство ООО «Предприятие «Таврида Электрик» успело заключить договор на реставрационные работы с предприятием «Ренессанс». Вместе с соответствующими сопроводительными документами сотрудники фирмы отправились в Керчь за многострадальным камнем. После составления акта о приеме ценного фрагмента и по другим документам, по словам В.Арабаджи, ни один пост ГАИ не мог препятствовать возвращению камня в Севастополь.

В минувшую пятницу по телефону был подтвержден факт погрузки. А в понедельник ожидалось прибытие камня «на родину». Но… утром в воскресенье позвонил водитель и сообщил, что его машина и груз задержаны (читай: арестованы) под Феодосией!

Севастопольцы связались с директором Керченского заповедника, который подтвердил информацию о задержании груза и о возбуждении…уголовного дела керченскими налоговиками. Причастен ли к этому событию керченский мэр, на другом конце провода от ответа уклонились. Тем временем у всех участников «дела о памятнике» берут свидетельские показания. Пока.

Формально заказчиком транспортировки фрагмента выступает СГГА. Перевозчик по документации — фирма «Ренессанс». Из Севастопольской администрации в мэрию Керчи в спешном порядке отправлены соответствующие запросы. Выяснилось, что уголовное дело все-таки открыто, свидетельские показания берутся. А вот вопрос, кто потом возместит севастопольцам убытки, остается открытым. Но главное, смогут ли теперь поспеть с восстановлением памятника к сроку?

Между тем организационный комитет по подготовке к 150-летию этой войны был создан на уровне столицы, председателем которого стал глава АП Виктор Медведчук. Предположительно широкомасштабная акция должна превратиться в международную. В Севастополе, к примеру, ожидают приезда тысяч гостей из Англии, Италии, Турции и т.д. Многие небезосновательно возлагают надежду на юбилейные торжества как на толчок в развитии туризма в городе-герое.

А в это время, по информации Владимира Арабаджи, по указанию мэра Олега Осадчего и главного архитектора Керчи камень вернули на прежнее место. Он продолжает оставаться «ничейным» и валяется у подножия скифского Царского кургана…

КСТАТИ

Генеральный директор ООО «Предприятие «Таврида Электрик» Александр Комлев сообщил редакции, что это был первый опыт его предприятия по восстановлению памятников в рамках подготовки к 150-летию Крымской войны. В планах учредителей были и другие мероприятия. Но столь печальный опыт, считает Александр Павлович, может внести существенные негативные коррективы в похожие инициативы…

Все работы по реставрации памятника и установка его в Инкермане обойдутся спонсорам примерно в 80-100 тысяч гривен. Из бюджетных денег в этом случае не потратилось бы ни единой копейки.

ГЛАС НАРОДА

Пришло ли время собирать камни?

Валерий МИЛОДАН, руководитель городского национально-культурного центра:

— Время пришло. Но главное — не разбрасывать камни, не терять памятники. К сожалению, рыночная система подчас приводит к неуправляемой приватизации, во время которой не только сокращаются, но даже исчезают зоны исторических памятников, особенно археологических. Собирать камни в моем понимании — это создать твердое, иногда жесткое законодательство по защите нашего историко-культурного наследия. Существующее законодательство пока очень слабо, поэтому огромны потери (расхищаемые могильники, вывозимые за границу сокровища), и жесткого запрета нет. Цифры потерь порой просто ужасают.

Сергей МАКАРОВ, полковник милиции, начальник отдела по борьбе с экономической преступностью:

— Мы так разбросали камни, что потребуется много времени и сил, чтобы их собрать. Общество находится на таком уровне, что если не начать созидательную деятельность, то возможны уже выражения недовольства. А по своей линии я хочу сказать, что надо как можно больше давать людям работать в правовом поле, отрегулировать законы, сделав их либеральными. Но в то же время, если человек нарушил закон, должна быть определена неотвратимость наказания.

Татьяна УМАНСКАЯ, филолог:

— Это время уже наступило. Это видно по количеству благотворительных выставок и концертов, которые проходят в городе. Страшное время было, пожалуй, с конца 80-х годов. Тогда коммерциализация обрушилась на работников культуры. Они восприняли ее как команду зарабатывать деньги. Но ведь в обществе потребляет культуру не тот, кто их имеет. Отрадно, что учреждения культуры сегодня проводят благотворительные мероприятия, концерты. И большое благо то, что появились меценаты (я не имею в виду спонсоров, ожидающих рекламы). Посмотрите, сколько изданий вышло в свет благодаря дарам, которые осуществляют и фирмы, и частные лица. Сегодня и художники, и литераторы активизировались. Я бы сказала, что настало время собирать цветы душ человеческих.

Отец ЛЕОНИД, настоятель римско-католической общины Святого Климента:

— Духовное наследие, то что оставляли нам предки, мы не сберегли. Все разрушали — памятники, церкви. За границей я наблюдал, как люди бережно относятся к своему духовному и культурному наследию. Теперь и мы возвращаемся к духовным ценностям.

Другие статьи этого номера