Мрачный этюд на несимпатичную тему

«Сходить» городу своими твердыми бытовыми отходами скоро будет некуда. Ситуация, схожая с той, в какую попадает гражданин на улицах, где общественные туалеты превращены либо в руины, либо в бары и магазины. Того и гляди метнется в ближайший скверик или палисадник отнюдь не к радости дворника или нас с вами, людей культурных и воспитанных. Но понять-то его можно. Понять — значит простить? Крики возмущения бесполезны. Против природы не попрешь. И здесь не дворник с дубиной нужен, не околоточный со свистком, а реальные общественные туалеты, доступные страждущим.Город — живой организм, но свои естественные надобности он пока справляет по старинке, как и сотни лет назад. И если канализационные системы и очистные сооружения еще кое-как функционируют, то твердые бытовые отходы вызывают серьезные опасения. Вроде как дачник, отец большого семейства, гостеприимно принимающий толпы родственников и друзей, перетаскивает по 4-м соткам дачного участка деревянную будку по мере заполнения ямы. Уже и места не осталось, а двигать нужно.

Старая городская свалка в районе нынешней улицы Хрусталева известна не только дедушкам и бабушкам, во времена юности которых сюда свозили на подводах бытовые отходы. Вполне зрелые мужи и молодые люди, наши современники, в течение последних лет на виду у всех провели подпольную переработку богатых металлом отвалов. Но зловоние этого отхожего городского места и сейчас доносится до жилого массива.

Свалка на Мекензиевых горах быстро исчерпала свои возможности и перестала называться «новой». Она переросла отведенные ей площади, поднялась к небу и функционировала вопреки запретам санитарных врачей.

С проектированием и строительством полигона в Первомайской балке опоздали на десяток лет. Над городом нависла реальная угроза быть погребенным под стихийными кучами мусора не только вдоль дорог, но и по центральным улицам и площадям. Рискнули запустить полигон в эксплуатацию еще до завершения строительства комплекса. Город это решение спасло. Достраивали полигон по ходу дела. Хотя до сих пор и недостроили. А уже звенит звоночек предупреждения. Первая карта полигона близка к закрытию, так и не будучи официально открытой. В ходе эксплуатации выплыли просчеты проектировщиков и даже заказчика проекта. Не на те объемы ориентировались. Мусора оказалось больше, и в морфологии его стали преобладать пластиковые бутылки и пакеты. Они-то и создают сплошной ковер на поверхности свалки, препятствующий испарению влаги и накапливающий озера нечистот. При том же весе вывозимые на полигон ТБО имеют больший объем, что повышает скорость заполнения карты и приближает неотвратимо момент начала отсыпки новой свалки.

Как печальный (многолетний) эпизод в истории Севастополя можно вспомнить строительство, торжественный пуск в эксплуатацию, длительную агонию и бесславную кончину Крымского термического завода. Когда мир уже ушел от сжигания мусора, мы его жгли, стараясь не вспоминать об отсутствии или неисправности фильтров, пытаясь не замечать ядовитого шлейфа из заводской трубы среди стремительно подступающих к заводу жилых домов. Сполна хлебнули горя жители ул. Хрусталева, прежде чем завод дожег последний из трех котлов и сам вылетел в трубу. Теперь никому мысль о сжигании мусора в голову не придет. Разве что командирам отдельных воинских частей, коим недосуг организовать его вывоз. Закон запрещает жечь, а теперь еще запретит складировать его без сортировки. Пора подумать о сортировке бытовых отходов, которая существует де-факто (хотя и в примитивном виде), но не де-юре. На площадках смета и у контейнеров бомжи свой хлеб насущный ищут и находят.

Попытка официально ввести первичную сортировку на площадках смета, выставляя десяток контейнеров под разный мусор, в нынешней экономической ситуации в стране обречена на провал. И культура населения хромает. Значит, нужно сортировку по пути до свалки организовать. Такой комбинат сортировочный потянет от 5 до 10 млн долларов. Не по карману.

Заманчивую идею принесла в город фирма «Ларо». Вроде бы австрийцы десять мусороперерабатывающих заводов готовы поставить в Украине на условиях внешней инвестиции. Экономический интерес австрийцев — во вторичном сырье, полученном из мусора. Утилизации и переработке подлежит, по мнению специалистов, 90% наших ТБО. Лишь 10% ТБО в виде невостребованного хлама будет вывозиться на полигон. Тогда и полигона хватит на срок в десять раз больший, чем при нынешней архаичной технологии. Обещает фирма «Ларо» и экологическую безопасность самого мусоросортировочного комплекса. Дело за депутатами городского совета. Им решать, будет в Севастополе такой комплекс или новое место для свалки пора искать.

Другие статьи этого номера