…И не будет суду конца

От улицы Декабристов, застроенной частными домами, до городских магистралей рукой подать. С наступлением темноты по ним еще шумит и светит поток машин, а здесь жизнь замирает по-деревенски рано. Редкий прохожий проследует к дому, притворит за собой дверь, и заглохнут все отголоски долетающей сюда городской жизни. Здесь человек на ночной улице предоставлен самому себе и не может надеяться, что на его голос отзовется хоть одна живая душа.В этот тихий закоулок, опоясанный кварталами многоэтажек, около полуночи на «жигуленке» подъехал Кравченко, занимающийся частным извозом. Вместе с ним в машине были его приятели Торский и Сизов. Остановились у недостроенного дома. Его Кравченко намеревался купить у матери Сизова и уже дал ей задаток. Как и договаривались, закурили марихуану. Захорошело. Приятели завели речь о том, что Кравченко предстоят большие расходы на покупку дома. Тот отвечал, что деньги у него уже есть, и пытался было рассказать, как недавно «снял» пассажирку, но собеседники возвращали его к теме купли-продажи недостроя.

— Да что вы свое заладили. Все про деньги. Есть они у меня, — сказал Кравченко.

И тут Сизов полушутя-полусерьезно потребовал деньги на бочку. Не предвидя беды, таксист ухмыльнулся. В это время на своей белой иномарке подъехал еще один знакомый Кравченко — Маруга. Погасив фары, он подошел к «жигуленку», поздоровался и встал у дверцы водителя.

— Короче, — угрожающе прохрипел Сизов, — давай деньги, и мирно разойдемся. Нет времени базарить.

После короткого препирательства сидевший на заднем сиденье Торский ударил Кравченко кастетом в затылок. Тот ойкнул, рванулся было из кабины, но Маруга припер дверь.

— Говори, где деньги. Где деньги, деньги! — требовал Сизов.

Торский матерился и методично бил таксиста в голову. Кровь брызгала на обшивку кабины, на одежду, лицо и руки подельников и их жертвы. В кабине стоял густой запах марихуаны, спиртного и крови. Кравченко не признавался, где хранит деньги, и только стонал. Ему заломили руки за спину и крепко стянули скотчем. При расследовании этого дела судмедэкспертиза зафиксировала около полусотни ударов кастетом в голову Кравченко. Когда тот потерял сознание, его перетащили на заднее сиденье. Маруга сел за руль «жигулей», и все переехали в более безопасное место — ближе к старому кладбищу на ул. Пожарова.

Убийцы предусмотрительно запаслись нашатырем и с помощью его привели жертву в чувство. Пытка продолжилась. Наконец Кравченко признался, что деньги прячет в гараже. Опьяненные кровью жертвы убийцы уже не могли остановиться в своем зверстве. Таксисту нанесли удар ножом в сердце, перерезали шею. Забрали ключи, стерли отпечатки пальцев, закрыли машину, пересели в иномарку и поехали в гараж. Перевернули там все вверх дном. Денег не нашли. Потом устроили такой же погром в квартире Кравченко. Там тоже денег не оказалось. Вновь вернулись в гараж. Все раскидали. Денег не было. Потом петляли по городу, выбрасывая окровавленную одежду и орудия преступления.

Труп Кравченко в машине был обнаружен только через два дня. За это время Торский, уже имевший пять судимостей, успел уехать в Житомирскую область. Там его и взяли. Сизов, самый молодой из убийц, ударился в бега и объявлен в розыск. Вряд ли он долго останется на свободе. Да разве это свобода, разве это жизнь, когда прислушиваешься к любому шороху и опасаешься, что каждый встречный и попутчик может оказаться оперативным работником милиции. Его еще ждет мирской суд, а Божий суд уже вершится и не будет ему конца.

Редакция благодарит старшего следователя прокуратуры Ленинского района Андрея Ковальчука за помощь в подготовке публикации. Учитывая, что суд еще не состоялся, мы не называем истинных фамилий участников этого уголовного дела.

Другие статьи этого номера