* * * * * *

В статье под рубрикой «Тема 1» в «Славе Севастополя» от 5 декабря 2003 года говорилось о возвращении на прежнее место фрагмента обелиска воинам Крымской войны. На вопрос редакции: «Пришло ли время собирать камни?» откликнулись четыре человека. Если продолжить тему, то, думаю, многие севастопольцы не только ответят на него, но и укажут места, где надо собирать камни…Десятки их разбросаны вокруг.Крымская война стала одним из самых кровавых конфликтов ХIХ века. Она унесла жизни 153 тысяч воинов России. Среди них и греки.

В свое время по Указу Екатерины II при образовании укрепленной бухты в Балаклаве было предписано: «Исправе, как есть, содержать в ней греческий батальон». О подвигах балаклавского греческого батальона созданы легенды. Со времени адмирала Ф.Ф.Ушакова и вплоть до начала ХIХ века большое их количество служило на Черноморском флоте и Севастопольской эскадре. Из их среды вышли вице-адмиралы А.П. Алексиано, К.Ю.Патаниони, Г.А. Панахристо, контр-адмиралы И.М.Манто, Н.П.Кумани, М.Н.Кумани.

По некоторым свидетельствам, часто в эскадре Ф.Ф.Ушакова команды отдавались на греческом языке, так как командиры кораблей, экипажей и младшие офицеры на 60 процентов состояли из греков. Так, флагманским кораблем «Святой Павел» командовал капитан первого ранга Евстафий Сарандинаки, линейным кораблем «Богоявление Господне» — капитан первого ранга Антон Алексиано, фрегатом «Поспешный» — Николай Паго, фрегатом «Святая Ирина» — Анастасий Влито. Большое количество известных тогда греков — Метакса, Псомас, Цамутали, Карандино и другие — находилось в составе экипажей кораблей.

Командующими Черноморским флотом впоследствии стали Н.А.Аркас и М.П.Манганари. В Крымской войне неувядаемой славой покрыли себя солдаты Балаклавского греческого батальона под командованием полковника М.А. Манто и волонтеры из числа греков-добровольцев Одессы, которыми командовал генерал-лейтенант П.П.Липранди, насмерть стоявшие в рядах защитников Малахова кургана и развалин Генуэзской крепости. Бросаясь в атаку, греки подбадривали себя возгласами: «Кириэ, элейсон!», что означало: «Господи, помилуй!» Русские солдаты, не зная истинного значения этих слов, переиначивали их по-своему и, восхищаясь мужеством отважных единоверцев, говорили между собой о том, как «куролесили» греки во время боя. Такова одна из легенд происхождения русского слова «куролесить». …и его находка.

Вот как описывает К.В.Лукашевич в своей книге «Оборона Севастополя и его славные защитники» (Москва, «Современник», 1995 г.) сражение при Балаклаве:

«…14 сентября 1854 года союзники заняли город Балаклаву. Этот красивый городок, окруженный садами и виноградниками, с прекрасной бухтой, с тремя тысячами населения, лежит в четырнадцати верстах от Севастополя у подножия высоких гор. Кроме развалин древнего замка, город не имел укреплений. Гарнизон его под начальством капитана Стамати состоял из одной роты. У них было всего четыре полупудовые мортирки. Когда жители узнали, что неприятель приближается к городу, то переправились на западную сторону бухты…

…Англичане подошли к шлагбауму. Рота капитана Стамати и греческий батальон полковника Манто рассыпались за камнями и укреплениями и завязали перестрелку, которая длилась более часа.

Англичане заставили батальон и роту отступить в город. Балаклавцы засели в замке и стреляли из своих мортирок до последнего заряда.

В это время из бухты подошло 20 неприятельских судов, а с суши еще колонна войск в 5 тысяч. Англичане заняли Балаклаву и окружили затихшую башню. Каково же было их удивление, когда они нашли в старинной башне раненого командира, шесть офицеров и 60 солдат. Остальные успели спастись от плена, уйдя в горы. Англичане были поражены их решимостью к сопротивлению.

— Вы безумец! — сказал лорд Раглан, английский главнокомандующий, обращаясь к капитану Стамати. — Неужели вы думали с горстью своих солдат остановить целую армию?

— Если бы я сдался без сопротивления, — отвечал Стамати, — я бы навлек гнев своего начальства и ваше презрение. Теперь я исполнил свой долг. Совесть моя спокойна. В Балаклаве подняли английский флаг…»

Что было дальше? Как сложилась судьба защитников Балаклавы и их бравого капитана? Эти и другие вопросы оставались без ответа…

Севастополец Н.Ф.Иващенко давно разменял седьмой десяток. Детство и молодость провел в Приморском крае. Красоту сурового края, его природу полюбил навсегда. Стал отличным знатоком растений, различных трав, корней. Освоил лечебные свойства многих из них. Оказавшись в Севастополе, продолжил любимое занятие. Однажды в окрестностях Балаклавы, а точнее — в балке между бывшим КПП и деревней Каранью (Флотским), среди груды обломков виноградных кольев его внимание привлек необычный предмет. Гладко отполированный мраморовидный кусок находки длиной около 70 сантиметров напоминал часть ствола пушки. Сохранилась и четкая надпись: «Умеръ 1-го февраля 1871 года Стефанъ Стамати». В верхней части ствола проглядывается кусочек белого мрамора, залитого цементом.

О своей находке Н.Ф.Иващенко сообщил председателю греческого общества А.П.Нефериди, и дело закрутилось. Вместе с заведующим отделом охраны памятников истории и культуры, автором нескольких исторических книг В.Г.Шавшиным мы побывали на месте, осмотрели окрестности и увезли ценную находку для изучения. Дальнейшие сведения подтвердили, что это кусок памятника с могилы того самого Стефана Стамати — героя обороны Севастополя.

Известно, что семья Стамати родом из Мореи (Пелопоннес, Греция). Стефан Михайлович Стамати родился в 1806 году в Балаклаве и был третьим сыном в семье обер-офицера Балаклавского греческого батальона Михаила Стамати. В 18 лет Стефан был зачислен рядовым в Балаклавский греческий пехотный батальон, а впоследствии, закончив школу унтер-офицеров в Балаклаве, продолжал службу в офицерских чинах. В 40-е годы он проявил себя в боях с горцами на Кавказе и за отличие был награжден «Военным офицерским знаком Св. Георгия» и золотой саблей «За храбрость».

Безумно храбрый, обладатель благороднейшего сердца, грубоватый в обращении — таким был командир роты Балаклавского греческого батальона капитан Стефан Стамати.

Он был известен как честнейший человек, строгий и исполнительный офицер. За свою необузданную храбрость и жажду справедливости он пользовался большим авторитетом среди сослуживцев. По свидетельству В.Х.Кондараки, «…перед Стамати подчиненные трепетали, но при этом он имел репутацию человека безупречной доброты и нередко отдавал бедным последнюю рубаху и последнюю копейку из своего ничтожного жалованья».

Таким был Стефан Михайлович Стамати.

1 февраля сего года исполнится 133 года со дня смерти отважного героя. За это время прошло много грозных событий. Молох Великой Отечественной войны прокатился по севастопольской земле. От тысяч и тысяч людей не сохранилось ни могил и уж тем более — памятников. Но надгробие Стефана Стамати нашлось. Как оно оказалось в балке? Возможно, вандалы, дабы добыть ажурный мраморный крест, сняли его с могилы героя и прикатили сюда? Где была могила Стамати? На эти вопросы еще предстоит найти ответы. А пока надгробие хранится у меня на даче. Ни Музей героической обороны Севастополя, ни музей истории Балаклавы не приняли его: нет места. Что делать? Кому передать? Где установить? Бесспорным, мне кажется, остается факт — надо найти ему достойное место в этом юбилейном для Балаклавы году.

Другие статьи этого номера