Из бабушкиного сундука

Тот, чье детство протекало в 50-60-е годы прошлого века где-то в украинской сельской глубинке, наверняка запомнил белые хаты под соломенными крышами. Их заросшие муравкой дворы обрамляли плетеные из лозы тыны — заборы. На их устремленных в небо кольях выжаривались на солнышке надетые вверх дном глечики (крынки) и макитры (горшки). Тогда мы понимали, что самое вкусное, самое здоровое топленое молоко, да с коричневой пеночкой, получалось только в глечике, извлеченном с помощью рогача из добела раскаленной печи. Там же и в таком же глиняном горшке аппетитно пыхтело жаркое. Далеко-далеко не всеми осознавалось, что предметами первейшего домашнего обихода были подлинные произведения народного прикладного искусства.Осознание, ощущение благодатного воздействия на наши ум, души да и тела согретой, одухотворенной руками гончаров посуды пришло потом, когда быт заполонили штампованные алюминиевые кастрюли, отлитые из пластмассы кружки и чашки. Считай, в наши дни в Севастопольский Художественный музей имени Крошицкого пришла простая женщина О.Н.Баранова, чтобы подарить ему чудом дошедшую до наших дней, многократно прокаленную на огне макитру. Гостья рассказала, что родом она из Ирклеева Чорнобаевского района Черкасской области. Макитра очень напоминает глиняную посуду наших пращуров, извлекаемую археологами из недр степных курганов. Принесенная Ольгой Нестеровной посудина на протяжении многих десятилетий верно служила ее роду. В составленной дарственной записке гостья раскрыла некоторые детали использования в быту глиняной посуды. Интересно, например, что вода в помещенном в печи глечике начинает закипать не со дна, а с горлышка. По твердому убеждению О.Н.Барановой, место семейной реликвии — в музее. Его сотрудники с благодарностью приняли от нее драгоценный дар.

В эти дни вместе с другими изделиями из керамики макитра О.Н. Барановой экспонируется на открывшейся в Художественном музее выставке «Добрых рук мастерство». На ней представлено около 250 предметов народных художественных промыслов мастеров Украины, России и Белоруссии.

В зале Художественного музея обнаруживаем, как много общего в эстетических вкусах братских народов. Достаточно перевести взгляд с покрытой глазурью украинской глиняной посуды на излучающие тепло керамические игрушки русских умельцев из всему миру известного села Дымково, что на древней Вятке.

Ощущение единых корней культур украинцев, россиян и белорусов не отпускает при ознакомлении с образцами изделий из дерева, украшенных замечательной петрикивской росписью. Она совершенствовалась многими поколениями украинских мастеров из нынешней Днепропетровской области. То же можно сказать и об искусстве Хохломы, Федоскино, Городца, излучающем добрую энергетику признанных в мире центров российских народных промыслов.

Углубившись в тематику выставленных шедевров, обретаем представление о перенесенных отмеченными высоким талантом людьми испытаниях и потрясениях. Сто и более лет назад художниками из гущи человеческой среды создавались иконы, их занимали библейские сюжеты. В долгий период насаждавшегося атеизма мастерам пришлось наступить на горло собственной песне. Персонажами лаковой миниатюры стали герои народного эпоса, разудалые сцены празднеств. А на представленном ларце федоскинского мастера П.Н.Давыдова мы видим исполненный в стиле лаковой живописи портрет И.В.Сталина. Все ясно: когда художник взял в руки краски и кисти, на календаре был 1951 год.

В последующие годы обстоятельства заставляли творцов из народа обращаться к образам последователей вождя всех времен и народов. Их лики мы видели на вазах, коврах, лаковых досках. И только в переживаемый нами период новейшей истории к нам возвращаются прежние сюжеты, для которых, кажется, лаковая миниатюра и была создана. Об этом, например, может свидетельствовать изящная шкатулка, если не ошибаюсь, федоскинских чародеев с библейским сюжетом о воскрешении Иисусом Христом святого Лазаря. Лаковую шкатулку, изготовленную в середине 90-х годов, преподнес музею настоятель Свято-Никольского храма отец Георгий Поляков.

После расписных изделий из несущих тепло глины и дерева внимание посетителей выставки приковывают изделия вышивальщиц. Художественный музей обладает богатой коллекцией украинских рушников. Рушник был c человеком от рождения и до его последнего дня. Нынче он возвращается к нам. Вспомним, как в ходе регистрации брака молодые становятся на рушник — символ общего счастья, крепкого брачного союза.

При создании своих шедевров народные мастера используют простейшие материалы. О дереве, глине, полотне уже сказано. Еще на выставке можно увидеть привезенного из Белоруссии петуха, сплетенного в натуральную величину из соломы. Так и ждешь: вот сейчас он расправит крылья, распушит роскошный хвост и запоет.

Музей, где проходит выставка, составленная из его же фондов, называется Художественным. Кажется, экспонаты народно-прикладного промысла — не его профиль. На этом и стояли отдельные сотрудники музея. Но верх в возникшей дискуссии одержали те, кто утверждал необходимость сохранения лучших образцов культуры широких народных слоев. Для этого предпринимались поездки по стране с целью приобретения экспонатов. В этом заключалось стремление обратить взоры самих людей на эстетическую и культурную ценность предметов быта, которые окружают их и окружали их предков.

Осмотрев экспозицию выставки, севастопольская жительница Е.Н. Литвинова подарила музею украинский свадебный рушник почти вековой давности, корчагу — предмет кухонной утвари россиян — и лаковую шкатулку федоскинских мастеров.

Стремясь к оздоровлению и укреплению духа, мы обращаемся к культурным и нравственным истокам, которые питали наших далеких и близких предков.

Другие статьи этого номера