«Нашими автографами на века стали прекрасные здания, возведенные в Севастополе»

Сегодня Матвею Борисовичу исполнилось 75 лет, он принимает многочисленные поздравления от своих коллег, ветеранов-строителей, которые вместе с ним участвовали в возрождении Севастополя.В наш город Бохерман приехал в составе большой группы выпускников Курского строительного техникума. Интересна история их назначения в Севастополь. В тот период на восстановительные работы подбирали кадры по всей стране. Правительство придавало огромное значение возрождению города. В 1949 г. Севастополь посетили И.В. Сталин, А.Н.Косыгин, А.Н.Вознесенский и другие руководящие лица государства. Сталин лично осмотрел разрушенные улицы, обратил внимание на возвышающийся над обгорелыми остовами зданий минарет мечети, дал какие-то указания. Через несколько дней минарета не стало. Но его снос был, конечно же, не единственным результатом визита руководителей страны. Вскоре вышло Постановление ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР «О мероприятиях по ускоренному восстановлению города Севастополя». Для этого создавались все необходимые условия, в том числе и укрепление строительных кадров.

Из беседы с М.Б.БОХЕРМАНОМ: — Трест выполнял огромный объем работ. Приведу лишь некоторые данные. В те годы нам требовалось в год 8-10 тысяч тонн стали (в прошлом году использовали 150 тонн), каждый день по 150-170 тонн цемента, по 500 кубов товарного бетона. За восьмую пятилетку мы сдали 475 тысяч квадратных метров полезной жилой площади, за девятую — 515 тысяч квадратных метров. А ведь мы еще строили каждый год школы, детские сады, объекты соцкультбыта. И еще 30-35 процентов от общего плана приходилось на «оборонку». Возводили заводы «Парус», «Маяк», реконструировали Севастопольский Морской завод им.С.Орджоникидзе.

Главный инженер треста Н.Т.Киреев для вербовки их выехал в Курск и попал в строительный техникум как раз накануне очередного выпуска. И тут же обратился к министру военных и военно-морских предприятий (техникум находился в ведении этого министерства) с просьбой командировать молодых специалистов в Севастополь. «Добро» было получено, и куряне оказались в нашем городе.

Как всегда, в памяти надолго удерживается самый первый объект. Им стал для Бохермана административный корпус ЦКБ «Черноморец» на сегодняшней площади Лазарева. Это здание и сейчас украшает центральное кольцо города. Потом Матвей Борисович возводил здание горкома партии (сейчас горсовета), дом на набережной Корнилова (здесь размещен магазин «Спорттовары»), строил городскую Доску почета…Случались казусы, которые ныне кажутся анекдотичными. Был подготовлен полностью к сдаче дом 14 по улице Ленина. Его крышу венчает архитектурная башенка. Кто-то высказал мнение: она придает зданию вид немецкой кирхи. И в течение месяца государственная комиссия не принимала дом, решая вопрос, снести башенку или оставить. Разум победил. Башенка сохранилась до сих пор.

Из беседы с М.Б.БОХЕРМАНОМ: — Нас сразу же стали называть «курскими соловьями». Поселили всех вместе в финских домиках на «Пугачевке» (территория, где сейчас расположено здание городской «Скорой помощи»). Домики тоже прозвали «соловьиным гнездом». Мы быстро нашли свое место в общем строю. Начинали мастерами, а через год-другой уже трудились прорабами, имели в своем подчинении от 50 до 150 человек. Большая часть курян навсегда связала свою жизнь с Севастополем. В том числе и я.

Пришлось поработать Бохерману и на «подземке» — строительстве ГРЭС. В штольнях работали по две-три смены. Для того, чтобы не уснуть, обливали головы горячей водой. Всех шатало от усталости. А потом, когда поднимались наверх, мучила уже бессонница. Организм не хотел перестраиваться.

По служебной лестнице Матвей Борисович продвигался довольно быстро. Но все понимали, что исключительно благодаря его высоким деловым качествам. Когда он возглавил ПТО треста, остальные начальники отделов были старше его на 15-20 лет. И все воспринимали это как нормальное явление. А в 1966 году Бохермана назначили заместителем управляющего трестом. Одним из важнейших направлений в работе стало обеспечение строек материалами. Тогда снабжение переводилось на инженерную основу. Лимиты строительных материалов определялись, когда была доказана потребность в них.

Из беседы с М.Б.БОХЕРМАНОМ: — Мы вновь становимся на ноги, и этим все сказано. Севастополь растет, расширяет границы. Вот только мы его возводили белокаменным, а не беломазаным. Почему-то в большом ходу шпатлевка и покраска фасадов. Я не ретроград. Встроенные помещения на первых этажах никуда уже от нас не уйдут. И некоторые из них выглядят вполне прилично, не портят внешнего вида улиц. Только, увы, далеко не все. Вот с этим надо бороться.

Нет вины севастопольстроевцев в том, что в годы перестройки произошел резкий спад производственной деятельности. Волна невостребованности прошла по всем крупным строительным организациям Украины, и многие из них буквально смыло, в том числе и в Крыму, ЗАО «Севастопольстрой» — единственный на полуострове сохранил свою структуры, остался костяк коллектива. И он в последнее время доказывает, что способен на многое. Сдаются посекционно жилые дома на улицах Кесаева, Колобова, Маринеско, идут работы на других объектах. В ближайшей перспективе — строительство учебно-производственного комбината в «Артеке». Это престижный заказ.

— Матвей Борисович, сегодня у вас юбилей. Поздравляем вас с днем рождения! Желаем здоровья, успехов во всех ваших делах.

Другие статьи этого номера