«Если изложить мои функциональные обязанности, то получится книга»

У корреспондента «Славы Севастополя» было два повода встретиться с начальником Военно-морского института имени П.С.Нахимова контр-адмиралом В.А.Колпаковым. Исполнилось пять лет с тех пор, как его назначили на нынешний высокий пост. В понедельник же, 26 января, Владимиру Анисимовичу исполняется 55 лет.- Буду с вами откровенным, — говорит В.А.Колпаков, — впервые заметил круглую дату в своей биографии тогда, когда мне стукнуло 50. И то исключительно потому, что внимание на юбилей обратили окружающие: «Ты уже седой, богат высокими профессиональными знаниями и опытом». Наверное, в таком внимании имеется положительное начало, ведь тебя отметили.

— С какого момента вы начали ощущать себя в жизни? По всей вероятности, это был кульминационный случай.

— В домашнем альбоме хранятся пожелтевшие фотографии, на которых я запечатлен в возрасте 3-3,5 года, может, еще и в более раннем возрасте. Но не вспомнить нацеленный на тебя объектив фотокамеры — событие по тем временам редкое, а потому и примечательное. Ощущение себя наступило чуточку позже, после того как мне уже исполнилось четыре года. Родился в Казахстане, а вырос в Зауралье. Помню, в рабочее время прибежал домой отец, за ним мать. Пришли соседи. Многие из них плакали, словно вот-вот конец света наступит. В тот день начала марта 1953 года умер И.В. Сталин. Таким же потрясением стало и то, что после жизнь не остановилась, она продолжалась. Было видно, что на душе от этого у людей стало светлее, легче.

— Какие главные жизненные уроки преподали вам родители?

— Папа и мама были простыми людьми. Отец участвовал в Великой Отечественной войне. В мирные годы работал на производстве главным бухгалтером. Некоторое время мать трудилась в конторе связи, но затем, сколько себя помню, вела домашнее хозяйство. Нас, детей, было в семье шестеро. Нелегко накормить, обстирать такую команду. Родители были людьми открытыми, доступными, живо откликались на чужую нужду. Хотя сами жили небогато, но помогали тем, кому было труднее. И не словами, а собственными поступками учили нас коллективизму, взаимовыручке: помоги младшему, помоги ближнему в нелегкую минуту. Второе, что мной вынесено из отчего дома, — это чувство верности данному слову, хоть в малом, хоть в большом. Пообещал — обязательно сделай. Привитые родителями качества характера очень помогают в жизни.

— Какие были в ней поворотные моменты?

— Сколько угодно, как в любой другой. Еще в восьмом классе мной прочно овладела мечта стать моряком-штурманом. Непросто было отказаться от планов выучиться на летчика. Моряком-штурманом, и только моряком-штурманом, как приезжавший к нам в отпуск дядя. С мыслью о море поступил в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Поступил, хотя было нелегко. Но когда я узнал, что здесь не учат на штурмана, оставил его. На время мечта о морской профессии потеряла остроту. Вернувшись домой, встал у токарного станка. Я был силен в физике, математике, о чем свидетельствовали успехи в олимпиадах по этим дисциплинам на достаточно высоком уровне. «Иди учись на экономиста, — подсказывал отец, — из тебя выйдет хороший хозяйственник». Но я пошел в педагогический институт. Однако после годичной учебы вновь обуяла мечта о море. Я бросаю пединститут…

— Родители с вами не скучали…

— И еду на берег Тихого океана, где поступаю в высшее военно-морское училище, чтобы овладеть специальностью военного штурмана. Родители, представьте, не роптали, они понимали, что я ищу себя, верили мне, поддерживали. В конце концов, пусть с опозданием, но подтвердилась и правота отца. Я стал не только военным штурманом, но и педагогом, и хозяйственником. В настоящее время большую часть своего времени на службе посвящаю решению сложных хозяйственных задач.

— И каких результатов удалось достичь на этом поприще?

— В первый год моей работы в должности начальника института нам удалось заработать дополнительно к предельно скудному финансированию из казны государства 25000 гривен. Мы очень радовались этому показателю. А в прошлом году удалось заработать самостоятельно почти два миллиона гривен. Тем не менее в своем кругу при «разборе полетов» не довольствуемся достигнутым. Оказывается, и двух миллионов мало, ведь очень необходимо скорее оснащать новейшим оборудованием учебную базу. Один тренажер «мостик» по овладению навыками судовождения на миллион гривен тянет. И совсем уж проза: в городе принята программа «Крыша», в нашем институте также есть созвучные ей планы. Военно-морской институт — это четыре десятка различных строений. Две трети площади их крыш нуждаются в ремонте. Хотя много, очень много в институте сделано. Например, целиком обновлен корпус, предоставленный гражданским студентам. Там тепло, уютно. В аудиториях установлена пахнущая еще свежим лаком мебель. Мы говорим о наших заработках… За ними — осуществленные необходимые стране дела. На них потребовались дополнительные нешуточные усилия профессорско-преподавательского состава института. Одно дело обучать курсанта, который принял присягу, другое дело — юношу с «гражданки». Их сейчас уже 400 человек, а будет еще больше.

(Владимир Анисимович назвал своих заместителей, начальников кафедр — всех, кто причастен к достигнутым успехам и добрым начинаниям).

— Ходили слухи о том, что Военно-морской институт в своем нынешнем качестве доживает последние годы. Говорили, что его «сватают» за иногородние гражданские вузы.

— Что было, то было, да сплыло. Я не открою большого секрета, сказав о планах интеграции Украины в НАТО. Следуя стандартам этой военной организации, в каждом виде Вооруженных Сил необходимо свое высшее военное учебное заведение. Военно-Морские Силы — один из важнейших видов Вооруженных Сил Украины. Сегодня принято решение сохранить Военно-морской институт как отдельное учебное заведение. При этом учитывались не только стандарты НАТО, но и мощная наша учебная база, большой потенциал профессорско-преподавательского состава института. Плюс ко всему прочная однозначная позиция в его пользу руководителей города.

— Из того, что сказано в нашей беседе, уже складывается представление о круге ваших забот. Что больше всего занимает ваше внимание, что тревожит?

— Если изложить мои функциональные обязанности по службе, то получится объемная книга, которая заняла бы место в стопке воинских уставов. Так или иначе они направлены на самое сложное — воспитание высокой духовности, патриотизма военных кадров. Объединяющей здесь идеей могла бы и должна стать идея укрепления государственности Украины. Кто-то бьет себя в грудь: «Я — патриот Украины». «А как, — спрашиваю, — насчет патриотизма в отношении Севастополя?» «А при чем здесь Севастополь?» — слышу вопрос на вопрос. Но надо быть патриотом не только города, но и семьи, дома, улицы, института, где работаю я, газеты, где работаете вы. Тогда, видимо, и чувство патриотизма в отношении Украины вызреет. Будет здесь порядок — скорее пойдем по пути преодоления отставания от ведущих стран Европы. Пока мы далеко позади по уровню учебно-лабораторной базы, по качеству учебников и различных пособий. За что ни возьмись — везде пропасть работы. Есть огромное желание переделать институт, чтобы в его стены пришли новейшие технологии воспитания и обучения. У нас есть, выразимся так, их носители. Остановка часто за недостаточным еще финансированием. Поэтому движемся вперед мы медленней, чем наши коллеги в других странах.

— Вы являетесь депутатом городского совета. Сравним ли ваш нынешний опыт работы в органе представительной власти с предыдущим?

— Как ни удивительно, но я впервые в жизни избран в совет. С высоким уважением отношусь к тем, кто второй и третий раз идет на эту многотрудную общественную работу, кто выполняет ее высокопрофессионально. Вы, наверное, снова будете удивляться, но большим откровением для меня стало наличие в совете различных фракций. Они могут быть в Верховной Раде, но на уровне города… Ведь все мы служим севастопольцам. И ключик к их душам и сердцам один. Тем не менее вспыхивают споры по делам, казалось бы, очевидным, например давать или не давать новогодние подарки детворе.

— Можно ли в 55 лет подвести промежуточный итог жизненного пути? Довольны ли вы им?

— Сказать, что я целиком доволен собой — было бы неправдой и посетовать на судьбу — несправедливо. Сделано ведь много. За пять лет мне не сказали, что я плохо командую институтом. А ведь было время, когда ему предрекали тяжелую судьбу. Но очень радует, когда ветераны института, которые, спасибо, часто нас посещают, дают высокую оценку нашей деятельности, направленной вчера на сохранение учебного заведения, а сегодня — на стремительное его развитие. Как-то меня посетил сокурсник по академии Генштаба — москвич. Он сказал, что Военно-морской институт имени П.С.Нахимова не отстает, а в чем-то опережает лучшие российские военные вузы.

(На рабочем столе в просторном кабинете адмирала заметен серенький бесформенный камешек, похожий на обломившуюся штукатурку.)

— ?

— Многие мои сослуживцы, гости тоже разглядывают камешек. А ведь он непростой — это кусочек застывшей лавы вулкана Авача, что на Дальнем Востоке. Мне его подарили друзья, с которыми служил на Тихоокеанском флоте. Вот уже почти два десятка лет не расстаюсь с ним.

— Говорите, простой перечень ваших функциональных обязанностей способна вместить объемная книга. При такой нагрузке необходим и отдых.

— Усталость, напряжение чудесным образом снимает рыбалка. В последнее время мое увлечение разделяет жена Людмила Михайловна. Если время позволяет, то с удочками выезжаем на водоемы степного Крыма, а так хоть на 2-3 часа находим местечко у воды где-то поблизости. Люблю книги, но времени на чтение очень мало. Снова выручает жена. Она библиотекарь, отбирает для меня литературу, которую никак нельзя пропустить. А вот детские книги читаю от корки до корки. Разговор с Володей — внуком — должен быть предметным. Мы с ним устраиваем соревнование: кто быстрее прочитает книгу.

— В эти дни не обойдется без поздравлений с юбилеем в ваш адрес. Чьи добрые слова и подарки доставят вам большую радость?

— У меня очень широкий круг товарищей, друзей и знакомых. Дорог от них

Другие статьи этого номера