МАРШ ГЕРОЕВ

А вот в следующей цитате граф, однако, как в воду смотрел: «Относительно телесной силы и стойкости русских военных людей можно сказать, что они, безусловно, выше стоят японских»….Морской бой в 18-ти километрах от пирса корейского порта Чемульпо 27 января 1904 года широко и глубоко давно «пропахан» в различных исторических исследованиях. Много гипотез, много напраслины. Однозначно лишь следующее: в стойкости духа российского военного моряка не усомнился доселе никто и никогда.

…В 7 часов 30 минут сто лет назад японский адмирал Урну выставил ультиматум морскому командованию кораблей-стационеров пяти союзных государств Старого и Нового Света с незамедлительным требованием отвести свои крейсеры в глубь бухты и не предпринимать никаких военных действий против высадки японского десанта в Чемульпо.

Подчинились почти все. Английские, французские, итальянские и американские корабли, несшие стационарную вахту в корейском порту, приняли ультиматум. Один лишь капитан российского крейсера «Варяг» и командир канонерки «Кореец» решили не сдаваться, а выйти на неравный бой с… четырнадцатью кораблями японской эскадры.

Такого в истории морских баталий не было никогда. В 11 часов 20 минут на палубе стоявшего в полной безопасности итальянского крейсера «Эльба» раздались торжественные звуки российского гимна, и средний бронепалубный крейсер «Варяг» двинулся на прорыв. С ним бок о бок шла навстречу своей верной гибели канонерская лодка «Кореец».

По японским кораблям было выпущено свыше 1100 снарядов. «Варяг» получил пять подводных пробоин, на нем были выведены из строя все орудия. Сильно пострадала и кононерка «Кореец».

Досталось, конечно, и японцам. Вражеской эскадре за 1 час боя был причинен серьезный урон, два эсминца надолго были направлены в ремонтные доки…

Заведя смертельно покалеченный «Варяг» обратно в порт, капитан «Варяга» В.Ф.Руднев поднял сигнал «Терплю бедствие!»На него откликнулись все союзные корабли: они предоставили в своих каютах убежище сотням российских офицеров, старшин и матросов с демонстративно затопленного на глазах (в полном смысле этого слова) «всего мира» «Варяга» и взорванных «Корейца» и парохода «Сунгари». Все союзные корабли… кроме американского. Именно на пароходе «Сунгари» накануне из Шанхая в порт Чемульпо прибыл военный атташе США. Он благополучно «спрыгнул» на борт своего корабля, и, видимо, именно его вето оказалось роковым. Что же двигало этим морским чиновником самого высшего ранга? Трудно сегодня оценить. Подобное политическое «телодвижение» более всего абсурдно с точки зрения морали и этики, ибо американские военные моряки вынуждены были спокойно наблюдать, как на их глазах пучина затягивает детище…тысяч американских судостроителей. Да, да, ибо крейсер «Варяг» 29 октября 1899 года был торжественно заложен именно в самом что ни на есть американском городе Филадельфия, на верфи «В.Крэмп, сыновья и компания» с гарантийным сроком плавания 25 лет… Рулевой крейсера «Варяг» П.А.Ильин на встрече с группой пионеров Севастополя в 1958 году в одном из залов Музея КЧФ.

Так что, видимо, серьезную промашку дал великий сатирик США Марк Твен, когда в подносном адресе русскому императору он от имени американских простаков за границей выражал непоколебимую уверенность в несокрушимой дружбе двух наших великих народов. Не прошло и четырех десятков лет, а сигнал «Терплю бедствие!» с российского крейсера «Варяг» американским атташе замечен не был…

То же самое по большому, конечно, счету произошло и в период Великой Отечественной войны. Второй фронт, как известно, открывался не спеша, что было чревато потерями сотен тысяч советских воинов…

Цепь затяжных военных провалов на театре военных действий Дальнего Востока вынуждала российское правительство в 1904 году выдать народу хотя бы одну «синицу в руки». Надо полагать, именно этими соображениями руководствовались чиновники в Генштабе и в других царских высоких кабинетах, когда прорабатывался весь торжественный антураж встречи «варяжцев» в родной стране. Сложись военная обстановка в том же Порт-Артуре иначе, так сказать, победоноснее, — как знать, встречал бы наш Севастополь так пышно героев «Варяга» и «Корейца»?

Выскажу исключительно свою точку зрения. Скорее всего, Севастополь бы не подкачал, чествуя героев и комплектуя 31-й и 36-й черноморские флотские экипажи из «варяжцев». Город-герой достойно бы встретил в любом случае героев-«варяжцев» и хотя бы потому, что начальником штаба флота тогда числился контр-адмирал М.А. Данилевский. В совсем недалеком 1899 году он был председателем наблюдательной российской комиссии на заводе В.Крэмпа в Филадельфии. А тут уж, простите, проглядывается сугубо личный план.

…Итак, доставленные союзными кораблями на родную землю герои Чемульпо после пышной встречи в Одессе на пароходе «Святой Николай» 7 апреля прибыли в Севастополь. Особый циркуляр штаба ЧФ и портов, завизированный контр-адмиралом М.А.Данилевским, предписывал экипажу миноносца 271 за поворотным бакеном Константиновского рифа поднять сигнал «Привет храбрым!» и сопровождать пароход до Южной бухты. Возле Николаевского мыска Приморского бульвара броненосцу «Ростислав» предписывалось салютовать семью выстрелами, после чего на всех кораблях в бухте должны были взвиться андреевские стеньговые флаги.

У памятника П.С.Нахимову тридцати офицерам «Варяга» и «Корейца» должны были вручаться грамоты о награждении их орденами Св. Георгия. Кстати, именно в Севастополе впервые этой высокой ратной награды удостаивались морские военврачи…

Все так и было. Но как нельзя точнее дух этой идущей от сердца радостной и красивой встречи передает газетная заметка от 8 апреля 1904 года, опубликованная в севастопольской газете «Крымский вестник», любезно предоставленная нам дирекцией городского госархива. Вот ее текст:

«7 апреля. Несмотря на ненастную погоду, в 8 час. утра ко времени прихода парохода РОПиТ «Св.Николай» с героями Чемульпо к памятнику П.С.Нахимову собралась масса народа, еле удерживаемая цепью войск от всех частей местного гарнизона, расставленных по обе стороны улицы, от двора агентства до минного адмиралтейства. Графская пристань, Морское собрание, штаб флота были убраны флагами. Пристань и двор агентства в этот раз были особенно роскошно убраны. Во дворе агентства находился большой наряд нижних чинов от Черноморской флотской дивизии. В 8 ч. утра показался в бухте пароход «Св. Николай», расцвеченный флагами. Появление парохода в бухте было встречено салютом с броненосца и поднятием стеньговых флагов, а также громким «ура» с судов, с Графской пристани и с пристани Русского общества. Здесь для встречи героев собрались вр. и.д. главного командира ЧФ вице-адмирал А.Х. Кригер, градоначальник контр-адмирал А.М.Спицкий, начальник гарнизона генерал-лейтенант М.И.Стрижев, начальник 13-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Селиванов, начальник штаба флота контр-адмирал М.А.Данилевский, контр-адмирал Ф.Ф.Вишневский, генералитет, городской голова А.А.Максимов, много офицеров, дам и публики. Первыми на пароход взошли А.Х. Кригер, А.М.Спицкий и др. У трапа на пароходе стоял в полной форме во флигель-адъютантских погонах с аксельбантами и Георгиевским крестом на груди и главный герой Чемульпо, командир «Варяга» капитан 1 ранга Руднев. Кригер и Спицкий проследовали на ют, где были выстроены главные части команд «Варяга» и «Корейца». На правом фланге команд находились прибывшие с ними офицеры: артиллерийский офицер с «Корейца» лейтенант Степанов и доктор с «Варяга» Банщиков. А.Х.Кригер поздравил команду с благополучным прибытием на Родину и поблагодарил за геройский подвиг.

На пристани Руднев был встречен городским головою А.А.Максимовым приветственной речью, причем городской голова преподнес г-же Рудневой роскошный букет из живых цветов, а флигель-адъютанту Рудневу — хлеб-соль. Вместе с Рудневым прибыли его старушка мать и ребенок. Вся команда (429 человек) за исключением 7 раненых в бою и 6 больных, прибывших вместе с ними и которые по прибытии парохода были отправлены на паровом катере в сопровождении доктора в морской госпиталь, проследовала в Адмиралтейский собор Св.Николая.

В храме героев приветствовал настоятель церквей…(неразборчиво).

Команда привезла с собой Георгиевский рожок и боевые кионы с «Корейца», которые на руках были перенесены с парохода. Георгиевский рожок был пожалован «Корейцу» за участие в атаке Таху в 1900 г. Руднев остановился в отведенном для него помещении в Морском собрании. Степанов, Зарубаев и Банщиков остановились в гостинице «Гранд-Отель». Раненых по прибытии в Севастополь было больше, но по пути они настолько оправились, что находились уже в строю».

Конечно, несколько суховатый газетный отчет отразил далеко не все перипетии памятной встречи севастопольцев с «варяжцами», которые через два дня в спецпоезде 24 в восемнадцати вагонах были отправлены в Санкт-Петербург, а оттуда в Москву…

Очень трогательными выглядели еще и следующие два эпизода этого апрельского празднества в глазах многотысячной толпы севастопольцев у памятника славному адмиралу П.С.Нахимову. Когда «варяжцы» ступили на дебаркадер Графской пристани, внимание всех привлек боцман «Варяга» П.Кузнецов, который на малиновой расшитой подушечке нес на вытянутых руках… корабельного пса Кирюшку, разделившего, оказывается, все бедствия и испытания, выпавшие на долю участников беспримерного боя в б. Чемульпо.

И еще. От имени моряков Черноморского флота контр-адмирал М.А. Данилевский преподнес капитану 1 ранга В.Ф.Рудневу адрес, вставленный в раму из дуба с потопленного в 1854 году корабля «Чесма».

Несколько слов о нашем — севастопольском «варяжце». Многие из экипажей «Варяга» и «Корейца» в начале ХХ века продолжили службу в составе отечественных флотов и флотилий. Но в Севастополе на старом кладбище похоронен один — матрос 1-й статьи Петр Спиридонович Сшивнов. В нашем городе он встретил обе революции, прожил долгую жизнь, достойную героя. В фондах Музея КЧФ хранятся две довольно редкие фотографии, датированные соответственно 1954-м и 1958 годами: П.С.Сшивнов — герой русско-японской войны, и рулевой крейсера «Варяг» П.А.Ильин с пионерами, пришедшими на осмотр экспозиции, посвященной подвигу экипажа крейсера «Варяг».

Уже, наверное, ставшие пенсионерами, вполне возможно, некоторые из севастопольцев узнают себя на этой фотографии и позвонят в «Славу Севастополя» — их рассказ о той самой памятной встрече мы с удовольствием опубликуем.

…Миллиарды и миллиарды волн прокатились по всему фарватеру узкого и неприветливого корейского фиорда с той поры, когда раненый командир крейсера «Варяг» капраз Руднев последним покинул борт тонущего по воле экипажа героического корабля. Канул в Лету целый век с того памятного январского дня, однако подвиг «варяжцев» спустя и еще 100 лет наверняка не останется в памяти потомков лишь беглой скорбной датой, неординарным батальным военно-морским эпизодом такой уже нечеткой в очертаниях русско-японской войны.

К слову, понятие «батарея Раевского» пока что для нас ведь не просто нечто из зыбкого далека Отечественной войны 1812 года, не так ли?

Большое всегда лучше видится на расстоянии…

Другие статьи этого номера