Власть в нормальных руках

Несколько дней назад израильская газета «Время» опубликовала статью «Внимание, опасность!» одессита Александра БОРЯНСКОГО, побывавшего недавно в Грузии и поделившегося своими впечатлениями и размышлениями с читателями. Мы перепечатываем её с некоторыми сокращениями.Не секрет, что Украина неоднородна. Крым, Львов, Одесса и Луганск прожили слишком разные жизни и многое видят по-разному. И если центр пытается навязать окраинам новую официозную идеологию, то чем жестче он это делает, тем сильнее тенденции к сопротивлению.

Но еще хуже, если центр стоит на вполне вменяемых позициях, а свое видение ситуации навязывают ему регионы, хворые национализмом в запущенной степени, если честолюбцы, готовые на все ради власти, и их свита, не успевшая к разделу пирога, начинают эксплуатировать национальную идею.

И совсем плохо, если им удается убедить в своей порядочности простой люд, которому, что и говорить, живется порой так тяжко, что он готов увидеть мессию в первом попавшемся благообразном проходимце с большими (как правило — зарубежными) деньгами на агитацию и пропаганду.

Теперь я в этом уверен. То есть подозревал и раньше, но окончательный вердикт подсказала Абхазия. Земля, которую непонятно как называть. Страна — не страна. Государство — не государство. Зона — не зона. Скорее всего просто курортное побережье, изнасилованное политиками. Жертва амбиций, собственных и чужих.

В Сухуми я оказался с группой журналистов в начале ноября. Путь непрост. Сперва нужно пройти единственный пограничный переход на реке Псоу, что на российской границе, а дальше — как Бог пошлет. Здесь не работает аэропорт, к берегам не пристают суда, травой поросла железная дорога. Если не пришлют автомобиль, топай пешком. Но автомобилей мало. Вернее, мало бензина и запчастей.

Первое, что бросается в глаза, разруха.

Сухумский аэродром никогда не был приспособлен к приему больших самолетов, на восстановление нет денег, да и не предвидится до тех пор, пока не кончится международная изоляция. А когда она кончится и кончится ли вообще — неизвестно.

Большинство зданий в центре Сухуми покорежено войной, словно бои отгремели только вчера. Потом выясняется, что нет, не вчера, а многие годы назад, но до сих пор ничего не отстроено.

В советские времена одной из интереснейших экскурсий в знаменитом круизе по «крымско-кавказской» был сухумский обезьяний питомник. Теперь Грузия независима. И Абхазия независима. И обезьяны, представьте, тоже независимы, только, видимо, все давно мертвы. Они разбежались, пока грузины и абхазы выясняли, кто из них более независим.

Пляж Сухуми щетинится торчащей из воды арматурой. Балансируя на скрипучих, вот-вот готовых проломиться досках пирса, глядя на провалы окон без стекол на набережной, понимаешь, чего избежала наша Одесса.

И перестаешь бранить нашу власть, которая — да, дурная, да, постылая, как любая власть, но спасла Украину от самого страшного.

В Абхазии имя Шеварднадзе стало воплощением зла. Между тем как раз Шеварднадзе виноват меньше всего. Во-первых, национал-бандиты тогда дорвались до власти. Во-вторых, именно он усадил их на нары, когда паханы, обжегшись в «абхазском походе», утратили влияние. А в-третьих, нынешний кризис власти в Тбилиси вызван как раз тем, что Шеварднадзе постеснялся додавить сепаратизм в глубинке и национализм в столице. А еще потому, что он слишком верил американцам, которым, как выяснилось, в резиденции Крцаниси был нужен не старый друг, а послушная, симпатичная на вид марионетка — вроде нынешнего «Миши» Саакашвили, которого толпа почитает едва ли не «мессией».

Грузия, в сущности, сгинула, как обезьяний питомник в Сухуми. Жаль и абхазцев, и грузин, совместными усилиями потерявших то, что имели — счастливую жизнь в благодатном краю. А сейчас, при «мессии Мише», там, безусловно, польется кровь. Естественно, во имя величия нации.

Аналогий трудно избежать. Нельзя не признать, что сохранение единства страны, при всех ее глупостях и недостатках, — главное достижение Украины в 90-х годах XX века.

Этому учит пример Абхазии и Грузии.

Конечно, население Одессы в три раза превосходит население всей Абхазии. Но даже соседний Николаев имеет уровень жизни на порядок выше, чем Сухуми.

Час езды — и обнаглевший до визга Сочи, благоустроенный Адлер (российские города. — Ред.) переходят в нищую Гагру. Час езды — и ты в остывающей точке, уже не горячей, но присыпанной пеплом и по-прежнему отрезанной от мира.

Украина тоже возникла на перекрестке недобрых интересов разных сил. Она до сих пор стоит меж двух ветров, разрываясь между Западом и Россией, между Евросоюзом и СНГ.

Но, как ни странно, ее все еще не удалось разорвать на части. Хотя охотники есть, и есть те, кто готов платить — хоть в долларах, хоть в евро. Спонсоры очень хотят воткнуть большую, острую шпильку в мягкое подбрюшье России, которая нынче сосредоточивается на глазах.

Нынешний год — год выборов. Не сомневаюсь, будет сделано все, чтобы столкнуть Крым и Львов, Луганск и Тернополь, Ровно и Одессу. Но власть в нормальных руках, Крым, слава Богу, отличается от Львовской области лишь тем, что в Крыму бензин дороже. Однако ни там, ни там нет и, надеюсь, не будет табличек «Стоп! Мины!»

И раз она — эта самая наша всеми не по разу руганная власть — стоит на том, что мы, граждане единой Украины, имеем право на «самость», так оно и будет. До тех пор, пока (если?) в один не слишком прекрасный день наверх не вырвутся «мессии» — на плечах людей, считающих Украину только «нашей». То есть — своей. Такой, где все говорят только на одном, угодном пану языке и думают одинаково.

Надеюсь, у нашего народа хватит ума понять, кто есть кто.

Другие статьи этого номера