Богдан Ступка официально признан живой легендой

Вручение Богдану Ступке ордена «Живая легенда» происходило прямо в Национальном театре им. И.Франко после 300-го представления спектакля «Тевье-Тевель» по Шолом-Алейхему. Спектакль этот идет уже пятнадцатый год, и всегда — на основной сцене или на гастролях — с аншлагами, с приставными стульями, с толпами желающих попасть на представление у входа. Так было и у нас в Севастополе четыре года назад, когда театр им. Франко был на гастролях….Богдан Ступка играл Тевье. В театре медленно гас свет, а на заднике сцены потихонечку зажигался Млечный путь, берущий начало от крошечной свечки. Молочник Тевье со своим возом натуженно шел по кругу. И излагал свою трагическую историю…Зал замирал. Зал плакал и хохотал. Зал рукоплескал актеру так, как, пожалуй, не аплодировал никакому другому исполнителю.

Когда спектакль «Тевье-Тевель» привезли в Москву на фестиваль, критика призывала студентов и молодых актеров: «Учитесь мастерству актера у этого театра. Учитесь у Богдана Ступки».

Два вечера в Севастополе — «Тевье». Два вечера — «Энеида». В интервью, которое Богдан Ступка дал тогда «Славе Севастополя», он говорил: «Должен сказать, что совсем не легко физически сыграть такие роли, как Тевье или король Лир. Это огромная нагрузка. Лошадиное здоровье надо иметь! Играть очень трудно, особенно в жаркое время. Можно инфаркт получить».

Беседовать с Богданом Ступкой, точнее, слушать его, — это редкое удовольствие. Масса информации, любопытнейшие детали из жизни театра и мастеров сцены, глубокие рассуждения о судьбах людей искусства в истории и в современном мире, мудрые, порой саркастические оценки, воспоминания, связанные с собственной работой на сцене, в кино.

«Помню, я играл дядю Ваню. В 1980 году наш спектакль получил Госпремию СССР, и мы очень гордились этим, потому что это была премия за Чехова, а не за какую-то конъюнктурную постановку, что было тогда, в советское время, в порядке вещей. С Сергеем Владимировичем Данченко, режиссером спектакля, мы покорили даже престижную Москву, а ведь вы понимаете, что в Москву привезти Чехова — это все равно что в Севастополь — море. Наша постановка наделала довольно-таки много шума».

Б.Ступка сообщил тогда любопытнейшие исследования, которые провел в ходе работы над спектаклем художественный руководитель театра имени И.Франко С.В.Данченко. По его предположениям, пьеса «Дядя Ваня» написана Чеховым про людей, которые обитают в Украине, в городе Сумы. Там в свое время жил и был похоронен брат А.П.Чехова Иван. Из Италии он писал: «Да разве может сравниться Венеция с речкой Псел? С нашей потрясающей природой?». А в пьесе профессор Серебряков приезжает к дяде Ване (Чехов писал его на примере своего старшего брата) из Харькова в Сумы. Так что это происходит в Украине. Надо же, а мне всегда казалось — в Подмосковье.

Особенно подробно говорил тогда Богдан Ступка о кино. И в качестве министра культуры, пост которого он занимал, и в качестве одного из самых известных деятелей экрана. Вспоминал польский фильм «Мазепа». Делился планами, связанными со съемками двадцатисерийного фильма «Богдан Хмельницкий». «Актеры замечательные: Петра I сыграет Леша Петренко, Карла XII — артист из Швеции. Режиссер хочет, чтобы я сыграл Богдана». Особую тревогу Б.Ступки вызывало нищенское состояние, в котором находится отечественный кинематограф. Вопросы финансового состояния касались и театров, причем в сравнении с зарубежными труппами, находящимися на самоокупаемости. У нас же при государственной иерархии — безденежье. И хотя разговор этот происходил четыре года назад, в отрасли практически ничего не изменилось.

«Постоянный ответ: нет средств. Нет на все. А культура в этой очереди последняя. Что и говорить, когда в прошлом году планировалось 175 млн грн на культуру Украины, министерство получило всего… 70 млн гривен. Как распределить эти деньги? На что направить в первую очередь? Надо поднимать отечественный кинематограф. Нет украинских фильмов, нет видео, нет аудио, даже «мультики» чужие. За это меня и бьют… А знаете, сколько получает библиотекарь на селе? 60 грн, а ставка — 0,25. А преподаватель музыки? Я сидел на совещании, где приводились эти данные, рядом с Л.Д.Кучмой, так он за голову брался. И я ему все уши прожужжал. А кинематографисты вообще сейчас без работы, у них ломаются судьбы. Они не знают, где заработать деньги. Это трагедия. Страшная. Стоят у прилавка, летом косят траву, скотину пасут. В театры пошли лишь единицы. Остальные стали профнепригодны. Представьте себе: в Украине 100 театров и все оплачивает государство. В Америке нет ни одного государственного театра, во Франции есть два — национальный театр «Гранд-опера» и «Комеди Франсэз». Есть музеи — Версаль, Лувр — всего 17, что оплачивает государство. А так — немножко мэрия, больше — спонсоры. Мы посередине находимся, на переломном этапе, «от мужиков отстали, а до панов не пристали». То туда клонимся, то туда. В той же Америке крупнейший зал на четыре тысячи мест «Метрополитен-опера» спонсирует «Дженерал моторс». И там выступают артисты со всего света. Поют и наши ведущие солисты, уже известные в мире. Где же наши спонсоры? Где наши меценаты? Где банкиры? Возможно, требуется законодательная база. В этом плане мы очень рассчитываем на принятие закона «О меценатстве». Мы многого ждали, в частности, от Закона о гастрольной деятельности — вышли с предложением, чтобы все приезжающие артисты, в том числе в Севастополь, отчисляли какие-то небольшие проценты с выручки в управление культуры, чтобы потом на эти средства можно было пригласить следующих. В Киев приезжают многие гастролеры, но средства не идут в управление культуры. Нам «завалили» эти предложения, выхолостили все эти необходимые пункты».

Остановился тогда министр культуры и на севастопольских проблемах. «Больше всего меня волнуют объекты, которые принадлежат Министерству культуры: Херсонесский заповедник в первую очередь. И остальное — все надо поднимать, реконструировать. Как говорил М.Горбачев, мышление надо изменять. Вот шла речь о тяжелом положении севастопольских кинотеатров. А зачем их столько в городе? Надо продать один, другой, третий. И сделать, как в Польше, так называемый мультиплекс, такой единый многоликий модерновый кинокомплекс, с игровыми площадками и зимними садами, кафе-барами, где раздолье и взрослым, и детям. Что же касается помещений, так тот же театр Романа Виктюка вообще не имеет своего стационарного помещения. Он арендует. Но его знает весь свет. В чем проблема? Чтобы государство просто давало деньги? Такого не будет. Надо, чтобы сами зарабатывали. А государство должно повышать уровень жизни человека, чтобы он мог спокойно купить себе билет. Ваши молодежный и коммунальный театры должны так работать, чтобы заработать средства».

…Возвращаясь ныне к тому интервью, мы с вами снова можем ощутить, как глубоко волновали Богдана Ступку вопросы развития культуры, как много он высказывал рациональных мыслей, касающихся и севастопольских проблем.

Вторая наша встреча с Б.С.Ступкой произошла в июне прошлого года. Тогда, в дни празднования 220-летия Севастополя, Национальный театр им. Франко вновь приехал в наш город. Вспоминая предыдущие гастроли, Богдан Ступка сказал: «То был первый наш приезд в ваш город. Тогда Севастополю было 217 лет, сейчас ему исполнилось 220. Мы думали о том, как нам снова завоевать севастопольских зрителей. Искусство театра таково, что нельзя один раз продемонстрировать свое умение, а потом почивать на лаврах. Так не получается. Надо все время доказывать, на что ты способен. Поэтому мы решили взять в Севастополь совсем новые спектакли».

Гастроли в Севастополе открылись спектаклем «Царь Эдип» по Софоклу в постановке Роберта Стуруа. И этот приезд театра, и спектакли с участием Богдана Ступки стали настоящим праздником для севастопольцев. Праздником, который навсегда остается с нами.

Другие статьи этого номера