Образ в мраморе

Десять лет живу в Балаклаве, но за это время так и не сподобилось встретиться с местным скульптором Владимиром СУХАНОВЫМ. Хотя, казалось бы, наши пути могли и должны были где-то сойтись. 9 мая 2003 года, например, на мысе Херсонес открывали созданный Владимиром Егоровичем из глыбы сверхтвердого гранита величественный памятник защитникам Севастополя. О церемонии захоронения останков наших воинов осенью 2002 года мне пришлось писать в «Славе Севастополя», а вот об открытии монумента — нет.

Каюсь, но мимо прошло еще одно событие. На сей раз в Балаклаве, где открывали реконструированный мемориал воинов, сложивших свои головы в этом районе Севастополя. На гранитных плитах под руками Владимира Суханова обрели вечность их славные имена.

Наверняка были и другие события, которые могли бы свести вместе журналиста и скульптора, но, видимо, была не судьба. И тут подвернулся новый повод. Стало известно, что Владимир Суханов вышел победителем конкурса на создание памятника Лесе Украинке в Балаклаве. Без труда узнал номера телефонов Владимира Егоровича — квартиры и мастерской. Легко и быстро договорились о встрече.

Внешность скульптора оказалась характерной для людей его профессии: цепкий, внимательный взгляд, бородка, заляпанная гипсом и глиной одежда. Мастерская — это часть подвала пятиэтажки. Стеллажи, стеллажи…На них варианты известных мне памятников, мемориальных досок. Вот миниатюрные копии памятников воинам-жидиловцам в Хмельницком, прославленному командиру Новикову на улице его имени в Балаклаве, мемориальные доски, в разные годы открытые в Балаклаве в честь известных в ее истории людей: Куприна, Назукина, Крестовского. А еще на стеллажах скульптурные портреты известных мне и незнакомых персонажей.

Внимание привлекает несколько неожиданное — любовно вылепленный скиф с жерновами в виде продолговатых гранитных терок.

— Я родом из Запорожской области, где в степи сохранилась масса скифских курганов. Однажды археологи извлекли вот такие терки, чему я стал свидетелем. Воображение подсказало, как выглядел сам мельник.

Но до воплощения его образа в глине прошло много времени. Владимир Суханов окончил скульптурное отделение Симферопольского художественного училища имени Самокиша. Сразу после его окончания поселился в Балаклаве. Работал некоторое время художником-оформителем в рудоуправлении. Затем, наконец, решился целиком посвятить жизнь любимому делу — скульптуре.

Кроме стеллажей с бюстами, есть и книжный шкаф. Особнячком от него, под рукой, лежат сборник поэм Леси Украинки и книга о творчестве поэтессы.

— В школе нас, сельских ребят, знакомили с произведениями Леси Украинки, — говорит Владимир Егорович, — работая над ее образом, я возвратился к ее слову.

Скульптор пригласил для совместной работы своего давнишнего партнера — архитектора В.Иванова. На рассмотрение жюри они представили четыре варианта памятника. Один из них был признан лучшим. Владимир Егорович подготовил место, где он начнет лепить скульптурное изображение поэтессы в натуральную величину. Далее будет изготовлена форма, отлит гипсовый слепок. А там подоспеет и трехтонная глыба заморского мрамора, того самого месторождения, где добывали благородный камень, чтобы украсить в античную пору храмы и парадные здания Херсонеса.

Может, глыба мрамора уже ждет отправки к нам. В ней дремлет образ Леси Украинки. Владимиру Егоровичу останется убрать лишнее — и он оживет.

Другие статьи этого номера