В развитие темы № 1, начатой в «Славе Севастополя» от 28 января 2004 г.

Неподвижны чайки на бонах, стынут айсберги батарей,

Из воды, словно мачта, колонна в честь Затопленных кораблей.

Панорамы булатный шелом загорается на взгорье дальнем…

В высоте над мысом Хрустальным штык и парус слились в одном

Белом выкрике-обелиске под далеким, родным и близким…

Борис ЭСКИН.

Прекрасные стихи. Романтика Севастополя вдохновляет многих поэтов и писателей. Я уверена, что придет время и наш город получит своего Грина. Но кое-что в этом направлении можно сделать уже сегодня. А начать хотя бы с названий новых улиц, магазинов, кафе, ресторанов и микрорайонов. И без всякой крикливой иностранщины, не отражающей специфики Севастополя с его историей, ароматом морских просторов, сказкой гор и живописных долин. Кстати, о микрорайонах…

В далекие 60-е годы ушедшего века, в связи со строительством мощного рыбпорта в Камышовой бухте, возникла необходимость и в строительстве жилья. Мне посчастливилось начать проектирование первого пятиэтажного микрорайона, затем по мере развития порта — и всего огромного жилого района. Первый микрорайон довольно долго был там единственным, и никто не задумывался о его названии. Присвоили этот номер (первый), что было логично и привычно в городе — военной базе (где многое пронумеровано: казармы, корабли и проч.).

Но затем появился следующий микрорайон — второй. Наша авторская группа работала над его проектом вдохновенно. Предложено было много нового, интересного: дома в 5, 9, 12 этажей, а для многосемейных рыбаков — двухэтажные группы домов с небольшими участками, подземные гаражи и автостоянки. Обращенный главным фасадом к морю, навстречу прибывающим в порт кораблям, он и сам напоминал большой корабль. Его динамичная композиция с нарастанием объемов и этажности от бухты Круглой в сторону центра района безоговорочно подсказала красивое название — «Каравелла». На всех чертежах рисовался фирменный знак в виде стилизованной каравеллы. Фантазиям проекта представлялись магазины и рестораны, в которых в форме одежды их работников преобладали бы морские мотивы со значком с изображением маленького кораблика и прочее… Мечты, мечты… В жизни это название получил только небольшой местный ресторан (правда, без каких-либо морских атрибутов). На большее руководители района не решились. А всего в микрорайоне Камышовой запроектировано семь микрорайонов, и все они имеют свои номера. Все бы ничего, но такие же номера повторяются и в других районах города.

Вторая попытка проектировщиков той же группы отказаться от традиционной нумерации была предпринята при разработке проекта 3-го микрорайона в районе так называемого Куликова поля (просп. Генерала Острякова). Подвиг прославленного военного летчика, имя которого в названии проспекта, группы 12-этажных домов, как бы взлетающих на рельефе проспекта в сторону памятника авиаторам, подсказали название — микрорайон «Полет». И опять с этим названием повезло только ресторану.

Еще пример безуспешной попытки проектировщиков подарить имя 5-му микрорайону Камышовой бухты. В местной рекламе о манипуляциях с недвижимостью часто упоминается микрорайон 5. Вот только трудно бывает разобраться, где это он размещается, ведь микрорайонов с номером 5 в городе несколько. Попытка дать этому жилому образованию название связана с историей места его расположения. А его конфигурация и общая композиция проекта учитывают необходимость сохранения на этой древней земле обнаруженных остатков клер, дорог и усадеб херсонеситов, которые в давние времена занимались здесь виноградарством и виноделием.

По совету ученых Херсонесского заповедника микрорайону было дано романтичное и загадочное название — «Ампелос» (виноград), тем более что в плане он напоминает виноградный лист. При этом его «фирменный знак» был предложен в виде амфоры, обвитой виноградной лозой. На республиканском конкурсе лучших проектов «Ампелос» был отмечен почетным дипломом. Но при реализации проекта не сохранилось не только его прекрасное имя, но и почти все древние достопримечательности.

А вот еще одна история. Творил в нашем городе красивый человек, талантливый архитектор, художник, новатор. По его проектам сооружено много важных объектов: стела на площади Нахимова (Пост № 1),

8-этажное административное здание там же, значителен его вклад в проекты зданий на площади Восставших: бывший дом политпросвещения, гостиница «Крым», спорткомплекс в Загородной балке, а также площадь 50-летия Советской власти с универмагом и кинотеатром «Россия», парк Победы и многое другое.

Последняя крупная работа Израиля Ефимовича Фиалко (а это он автор всего перечисленного выше) — самый крупный в городе микрорайон на проспекте Октябрьской Революции. В его структуре заложено много новых градостроительных идей, о которых сообщали центральные архитектурные журналы. И назвали этот микрорайон…Да никак не назвали, а просто дали очередной в этом районе номер 4.

А почему бы в его названии не увековечить имя его автора, которое здесь звучало бы и необычно, и красиво, и остроумно — микрорайон «Фиалко». (А в народе, который всегда чуть-чуть изменяет по созвучию топонимические названия, — просто «Фиалка»).

Ничего крамольного не вижу в том, чтобы в названии этого (одного из четырех) микрорайона было увековечено имя его знаменитого автора, так много сделавшего и для города, и для других, включая Волго-град, активного участника Великой Отечественной войны, кавалера многих военных наград, и в том числе такой редкой, как орден Александра Невского.

Работая над статьей о нашей землячке (автор одного из генпланов Севастополя и г.Старый Оскол К.В.Бутовая, именем которой благодарные и не избалованные, как Севастополь, архитекторами жители Старого Оскола назвали у себя целый проспект), я, к своему удивлению (и удовлетворению), обнаружила, что все микрорайоны этого города «живые». Их немного, и они (по севастопольскому обы-чаю) могли бы быть просто пронумерованы…Но нет, все они имеют названия. А как же иначе!

В этом плане у нас больше повезло некоторым новым районам малоэтажной индивидуальной застройки, которые были запроектированы (и все еще осваиваются) в 80-90-е годы на подступах к городу. Я не имею в виду тот беспредел, который в нарушение генплана города и утвержденной схемы размещения этого вида строительства своими коттеджами (дворцами) расползается по лучшим местам города (в основном поближе к морю).

В народе привились такие их названия, как «Гераклея» (на Феолентовском шоссе), «Атлантида» (у ст. Севастополь-2), «Парус» (на плато у ст. Мекензиевы Горы). Осталось только это узаконить.

Не должно быть безымянных жилых комплексов. Ведь без имени, как без души. А это очень грустно… Ведь говорят: как корабль назовешь, так корабль и поплывет.

Но вернемся к теме возвращения нашим улицам их исторических названий (вернее, прежних названий, которые порой уже несколько раз менялись). Мое мнение: не надо с этим спешить, еще не время — народу не нужны новые потрясения. И об этом в первую очередь должна подумать городская топонимическая комиссия и свое мнение предложить городу для обсуждения, а не ждать подсказок.

Другие статьи этого номера