Даже 60 лет спустя аккумулятор немецкой мины еще вырабатывает электрический ток

О взрыве 31 января в Севастополе ловушки донной мины сообщили многие газеты и телепрограммы. Как водится, некоторые из них драматизировали ситуацию и вволю пофантазировали относительно последствий вероятного взрыва основного заряда, оставшегося в мине. При сопоставлении публикаций можно заметить, что в них приводятся разные данные о возрасте раненого и двух погибших добытчиков металла, размерах мины, массе взрывчатого вещества, его вероятной разрушительной силе и числе жителей, отселенных из домов в критической зоне. Противоречивость фактов породила неполнота у журналистов достоверной информации, которую при резонансных происшествиях различные ведомства выдают дозированно, ссылаясь то на государственные интересы, то на тайну следствия, то просто из опасения, как бы чего не вышло.В связи с этим пресс-конференция начальника управления по вопросам чрезвычайных ситуаций городской госадминистрации Мирослава Сагайдака вызвала у журналистов большой интерес. Надеялись узнать достоверные факты. Мирослав Дмитриевич был довольно немногословен и свел свое выступление и ответы на вопросы, пожалуй, к самому главному: находящаяся в охранной зоне мина сейчас не представляет опасности для жителей Красной горки, если ее не перемещать. Но не может же она находиться на месте долгое время, поэтому все действия координирует оперативный штаб, в состав которого вошли опытные пиротехники ВМС Украины, Черноморского флота России, специалисты, вызванные из Санкт-Петербурга и Павлограда, куда отправлена проба взрывчатки, извлеченной из мины. Проведены работы по выравниванию участка дороги от места, где лежит мина, к существующей городской транспортной сети, планируется возведение каменной стенки, которая будет способна погасить взрывную волну.

Как сообщил Сагайдак, есть три варианта разоружения боеприпаса: обработать мину химическим раствором, разлагающим металл, выпарить из корпуса тротил и вывезти опасную находку на взрывное поле. Сагайдак не исключил вероятности того, что мина могла взорваться при извлечении ее из воды, при транспортировке из Камышовой бухты на Красную горку и тем более при сбрасывании ее из грузовика на землю, и даже выразил удивление по поводу того, что этого не случилось. Некоторую скудность информации, озвученной на пресс-конференции, можно объяснить тем, что Мирослав Дмитриевич в пору своей офицерской юности не раз участвовал в разминировании в Севастополе различных взрывоопасных предметов времен войны, был награжден медалью «За боевые заслуги» и знает, насколько рискованно иметь дело с взрывоопасными предметами. В подтверждение этого приведем такой факт. Снятая с мины аккумуляторная батарея еще вырабатывает электрический ток напряжением в 0,6 вольта.

Кстати сказать, сослуживец М.Сагайдака морской пехотинец Черноморского флота, кавалер ордена Красной Звезды Константин Сметанин в 1979 году «взял» в Верхнесадовом пять немецких морских мин, переоборудованных для использования на суше. Ими немцы пытались блокировать подходы к Севастополю. Всего за послевоенные годы саперами инженерного батальона Черноморского флота было обезврежено около трех миллионов различных взрывоопасных предметов — от винтовочного патрона до бомбы и мины весом в тонну. Вот и на днях на Сапун-горе обнаружили и обезвредили фугас самого большого калибра в 1000 килограммов. На пресс-конференции ничего не было сказано о социальном аспекте происшествия на улице Каспийской, без учета которого оценка случившегося не может быть полной. Только представим себе, насколько тяжелым и опасным делом занимались работники частного предприятия, именуемого «Кальчук», зарабатывая на хлеб. Погружаться в январское море в гидрокостюме — удовольствие не из приятных. Кроме всего прочего, не имея разрешения на операции с металлоломом, они шли на нарушение закона. Но, как заметил Гете, силен закон, нужда — его сильней.

Саперы делают все возможное, чтобы обезвредить мину на подрывном поле. Да пусть им и всем нам поможет Всевышний.

Другие статьи этого номера