Теперь у нас все хорошо! —

утверждает героиня публикации «На дне» (см. «Славу Севастополя» № 171 от 18 сентября 2003 г.) 28-летняя Наташа. Благодаря помощи нашей газеты, ее читателей оказавшаяся на улице молодая женщина, воспитывающая малолетнюю дочь, обрела крышу над головой, прописку и работуЕще полгода назад Наташа и не надеялась, что все сложится столь удачным образом. Загнанная в тупик житейскими трудностями, молодая женщина была вынуждена ночевать на чужом дачном участке под деревом, через ветви которого хорошо просматривалось звездное небо. Вместе с ней в «чистом поле» ночевала 8-летняя дочь, которую Наташа дважды в неделю забирала из интерната, где девочка училась и жила. «Сама я трудностей не боюсь, а вот за дочку переживаю, — рассказывала Наташа. — Мы здесь практически одни, вокруг наркоманы в развалинах собираются. Да и холодно на улице уже. Сама стараюсь есть раз в день, но ребенок у меня нужды ни в чем не знает. Нам бы крышу хоть какую над головой, чтобы было куда дочь на выходные привезти, да прописку без права на жилплощадь, чтобы можно было пособие по малообеспеченности на ребенка получить, и ничего больше не надо…»

После публикации редакционный телефон не умолкал. Звонившие читатели предлагали попавшим в беду кров, еду, материальную помощь, давали полезные советы. Теперь у Наташи и ее дочери есть жилье, прописка, женщина получила хорошую работу. Настало время подвести итоги. Однако севастопольцы, сыгравшие решающую роль в судьбе маленькой семьи, при этом просили не называть их фамилий.

— Теперь у нас все в порядке, — говорит Наташа. — Живем с дочерью Настей в частном доме в районе улицы Макарова. Хозяйка Людмила Николаевна, приютившая нас, как сестра мне. Присматриваю за ее мамой, помогаю по дому, питаемся за общим столом. Люда — прекрасная женщина, и мама ее — бабушка Аня — к нам с Настей, как к родным относится. Живем у них уже пятый месяц. Вместе в доме полы настелили, огород вскопали. Теперь думаю купить картошку — сорокадневку — и на участке возле дома посадить. …и сейчас: ужасное прошлое осталось позади…

— С пропиской мне помогла Наталья Александровна — довезла на собственной машине аж до Новой Каховки, чтобы я с прежнего места жительства официально выписаться смогла, а затем оформила регистрацию по адресу своего офиса. Благодаря ей я могу теперь официально получать пособие на ребенка.

Работу мне предоставил Евгений Всеволодович, директор частного предприятия. Тружусь теперь в прекрасном коллективе, получаю хорошую зарплату. Надеюсь, предприятие и дальше будет развиваться. На заработанные деньги смогла купить видеомагнитофон, оплатила проезд дочери в Киев на президентскую елку (Настена была в костюме индианки, и елка ей очень понравилась!).

Я очень благодарна всем за помощь. Ужасное прошлое осталось позади. Сейчас я живу настоящим и с оптимизмом смотрю в будущее. Еще раз большое всем спасибо!

…Что еще можно добавить к вышесказанному? Пожалуй, данная история еще раз показала, что простым гражданам порой под силу сделать то, чего не могут (или не хотят?) делать наделенные властью чиновники. Казалось бы, неразрешимая проблема Наташи, у которой в городе не было ни прописки, ни жилья, ни легальной работы, с помощью севастопольцев разрешилась за какие-то два-три месяца. А сколько еще живет в нашем городе людей, нуждающихся в реальной помощи?

«Пишет вам Швец Лидия Леонидовна, проживающая по адресу: ул. Погорелова, д.31, кв. 21, — говорится в пришедшем в редакцию письме. — Мне нравится газета «Слава Севастополя», постоянно ее выписываю и читаю. Решила написать вам письмо, прочитав статью «На дне» в номере за 18 сентября 2003 года. Конечно, жаль Наташу и ее дочь. Но ведь она такая не одна! Обездоленных, нищих полно в нашем городе, и они по большому счету никому не нужны. Вот такая у нас страна, вот такие у нас чиновники! Хочу привести пример из собственной жизни. В 1970 году моя племянница потеряла родителей. Тогда ей было 7 лет, а мне — 27. Я решилась стать опекуном, ведь девочка осталась сиротой! У меня была двухкомнатная квартира и двое детей. Поразмыслив, что девочка растет и со временем ей понадобится жилье, а никто помочь не сможет, я решила поставить ее на квартирный учет. Но мне отказали, так как она была несовершеннолетней. В 1980 году мою племянницу все же поставили на квартирный учет. Сейчас ей 42 года, а она так и стоит в общей очереди, где в основном стоят люди, в отличие от нее уже имеющие хоть какое-то жилье. Моя племянница, в одиночку воспитывающая двоих детей (ее муж умер), так и продолжает снимать квартиры. По образованию она медик, но с этой работы ушла, так как мизерная зарплата не позволяла платить за квартиру. Теперь работает на хозяина, получает 250 гривен, которые полностью уходят на оплату жилья. Как и Наташа, мы думаем к мэру на прием сходить и в ноги ему упасть. Обиваем пороги госучреждений с 1970 года — сколько чиновников поменялось за это время, но все они одинаковые. Мы даже к адвокату ходили за советом, как нам быть, думали, может, в суд на госадминистрацию подать? А он ответил, что мы только деньги зря потратим, которых у нас и так нет. Получается, что законы у нас пишутся не для простых людей…»

Вот такое пришло письмо. И добавить к нему, по сути, нечего.

Другие статьи этого номера