Власть денег, или Почему богатые тоже плачут?

«Жизнь почти что «спортлото», полюбила, да не то» — кажется, так поется в популярной песенке. «Иногда и при смехе болит сердце, а концом радости бывает печаль», — утверждает библейское изречение. Героиня нашей публикации сейчас на распутье. Ей предстоит непростой выбор.Когда-то мы учились в параллельных классах. Светлана всегда выделялась: симпатичная, аккуратная. Школьная форма, и та на ней смотрелась не так скучно. Поклонников у хорошенькой девушки всегда было много. Но замуж она вышла за однокурсника.

— Сережа так мило за мной ухаживал, — согласилась рассказать свою историю Света. — Были и серенады под окном, и цветы с городской клумбы, и собственные упражнения в поэзии, слезы и ревность. Мама моего выбора не одобряла. Бедненький, мол, твой студент, а жизнь надо прожить красиво. Однако чувства над разумом возобладали и состоялась свадьба. Все как у всех: день выпивали, второй опохмелялись, на третий день мы сбежали на ближайший курорт. Через год Сергей нашел работу в Киеве.

Поначалу непросто было. Помогли связи. Сережа занялся туристическим бизнесом, да так успешно, что через пять лет у нас уже трехкомнатная квартира в центре столицы была, потом трехэтажный особняк за городом, само собой, иномарки. Мне о куске хлеба насущного печалиться было не надо. Муж сразу сказал: «Сиди дома, детей воспитывай. Работать за всех буду я». В хорошем кино здесь бы, наверно, точку поставили. У нас же все только началось.

Все хорошо было до какой-то степени. Вроде и понимание в семье, и лад. Но стала я замечать: чужим становится Сережа. Уже не делится новостями, как раньше, если задерживается — не позвонит. Ссориться стали по пустякам. Нет майонеза в доме — почему? Нет горчицы — беги скорей в магазин! Да чтоб сервировано было, да чтобы все вовремя. Дескать, я без дела сижу, а он устает, работает. Хозяйство, дети (а у моих мальчишек разница всего два года) не в счет.

У Сергея после работы то бильярд, то сауна с нужными людьми. Я одна. В люди стали выходить вместе лишь по большим праздникам. Деньги на нужды дома начал экономить. Говорит, у него не семья, а прорва. А между тем я бы не сказала, что как-то избалованна. Так, мелочи.

А тут еще выпивки постоянные. У нас же как в стране: не нальешь — не договоришься. Хотя на каком-то этапе Сергей стал уже выпивать просто так, от скуки. Говорил, на Западе все так — каждый день понемногу. После сильных ссор я даже к маме уезжала. А она мне свое: «Где ты еще такой денежный мешок найдешь».

Время шло, а отношения лучше не становились. Напротив, требования мужа только росли. Вскоре он начал меня высмеивать прилюдно, а то и вовсе унижать. Не так хожу, не так выгляжу, не так одеваюсь. Теперь он уже может позволить себе исчезнуть на два-три дня. Спросить, где был, боюсь, чтобы не нарваться на грубость. И к детям отношение стало грубым. Хорошее настроение — даст мальчишкам карманных денег, плохое — не поинтересуется, дома ли.

Люди думают: будут у них деньги — и счастье придет. Ошибаются. Сейчас я не знаю, что мне делать. Но больше так жить не могу…

Комментирует психолог В.Н.КОВАЛЕВ:

— Тут трудно давать советы, потому что высказалась одна сторона. Но кое-что очевидно. Известно, что счастье человека складывается из гармоничного соотношения многих сторон жизни, от того, насколько успешно реализуется познавательная, эмоциональная, профессиональная, игровая, сексуальная, бытовая деятельность. И чем больше динамики, тем прочнее и благоприятнее межличностные отношения. Сужение этих сфер, соответственно, ведет и к сужению отношений. Светлана видит свою жизнь только через бытовую призму, но в этой жизни ее мужа нет. Он реализуется в другом. И хотя супруги сначала согласовали роли, ограничение в социальной сфере все равно поставило женщину в неравные отношения. Муж — обладатель материальных ресурсов, обладатель информации и т.д. Она — ничто. В принципе, их отношения могли бы сохраниться, но в этом случае Светлане надо проявлять себя более настойчиво, искать, помимо бытовой, другие сферы проявления личности.

— Какую роль в этой истории сыграли деньги?

— Безусловно, не последнюю. Муж нашей героини стал жить по принципу: «Я могу купить все». Но ведь настоящего взаимообмена нет. Любовь нельзя купить, ее можно продать или предать.

— Что же все-таки Светлане делать?

— Нет нерешаемых ситуаций. Светлане надо почувствовать себя независимой. Возможно, предъявить требования, а возможно, даже пойти на развод. Но, как подсказывает опыт решения конфликтов, развод в таких семьях — дело очень непростое. Для многих это удар по статусу. Мужья вроде Сергея могут и развода не давать, и продолжать унижения. Например, один такой богатый муж пытался определить надоевшую супругу в сумасшедший дом, другой, уходя из квартиры, привязывал жену и собаку к батарее. Третий, кстати, опомнился, когда его жена… влюбилась в другого мужчину, и сделал все, чтобы брак сохранить.

Другие статьи этого номера