Город весь в голубом воздухе и синих водах моря

Именно таким, голубым и солнечным, предстает Севастополь на акварелях заслуженного художника Украины, лауреата Государственной премии Автономной Республики Крым Я.А.Басова, выставленных в эти дни в Художественном музее им. М.П.Крошицкого. Выставка эта посвящается 90-летию старейшины художественного цеха Крыма. В эти же дни выставки полотен Я.А.Басова открыты во всех художественных музеях полуострова. Особая ценность нынешней у нас экспозиции заключается в том, что состоит она из 43 работ, которые были подарены художником Севастополю. Такой акт не был единичным. Гражданские и нравственные помыслы Якова Александровича вылились в поразительные, редкие по нынешним временам акты дарения коллекций своих произведений музеям и организациям. Собрания работ подарены им Алупкинскому, Бахчисарайскому, Керченскому заповедникам, Ливадийскому дворцу-музею, Ялтинскому объединенному историко-литературному музею, Симферопольской и Феодосийской картинным галереям, Алуштинскому музею им. Бекетова. В Алупке, где в течение 50 лет находилась мастерская художника, открыт городской музей. Каждую свою дарственную коллекцию Басов тщательно отбирает, заранее предвидя интересы людей, проживающих в этих городах.Дар художника огромен — свыше 600 работ передал он в музеи Крыма. Произведения художника экспонировались на 58 персональных и других выставках в России и Украине, ими восхищались зрители 22 стран мира: Канады, Голландии, Норвегии, Австрии, Германии, Японии, Бельгии, Польши, США, Италии, Испании, Англии, Франции… Его работы хранятся в собраниях 40 музеев, в различных частных коллекциях.

Я.А.Басов прожил большую красивую, насыщенную жизнь. Он родился в Симферополе накануне Первой мировой войны и кровавых революционных событий. Позднее он напишет: «Бесчисленная смена властей в Крыму, в Симферополе. Стрельба, расстрелы, аресты, обыски, насилие. Голод, растерянность людей. Врангель. Деникин, Махно, Украинская рада, Петлюра. «Зеленые», Скоропадский, немцы, пожары, грабежи, оружие, погоны. Бегство. Добровольческая армия. Приход Красной Армии. Уход Красной Армии. Мы, дети, среди этого хаоса со всеми ужасающими впечатлениями, поиск хлеба, патронов, трофеев среди слез и игр. Болезни, тиф, и голод, голод, голод. Мерзлая картошка. Шкурки от нее, толстый набитый живот от недоедания и жадности. За воротами на улицах — мертвые или посиневшие дети и женщины, нищие и беженцы с Украины. Было все, чего не должно было быть и что свалилось на детское воображение».

Впоследствии жизнь воздала должное за все детские страдания. Ему посчастливилось учиться в симферопольской студии под руководством академика Н.С.Самокиша, а затем окончить ленинградскую Академию художеств им. И.Е.Репина. Он получил великолепное художественное образование. Он воевал. Прошел по фронтам Великой Отечественной войны, награжден орденами и медалями. Но удивительно: Яков Александрович никогда не писал войну и не возвращался к ее событиям на своих полотнах.

«Это было трудное испытание духа, которое оставило глубокие рубцы. Они не заживают… Примерно с 1958 г. я вышел на светлые тона. Все затеплилось… И акварель — она позволила мне расковаться и говорить, не подбирая слова. А теперь я бегу, я лечу, широким дыханием ловлю воздух, потому что так хорошо жить на земле».

Действительно, все, что написано им, написано словно на лету, все движется и искрится. Все оставляет ощущение солнечного света, теплого ветра, покоя, тишины. Может быть, потому, что каждое полотно — это материализовавшееся в цвете отношение Я.А.Басова к миру, происходящим событиям, назначению человека. Для него мир и человек в нем — это добро, солнце, морская волна, прибрежная галька, разливы рек, свет и радость открытия. Пожалуй, объяснение этому мы найдем в его дневниковых записях: «Я — крымский художник. Никаких причин, объяснений, просто Крым во мне, и я сам — Крым… И когда мне нужно писать Крым, я пишу себя».

Если вы еще не были на выставке работ Я.А.Басова в Художественном музее, непременно посетите ее. Все эти акварели были сотворены в Севастополе в основном в 50-60-х гг. прошлого столетия, они хранят неповторимые черты города, подчас забытые, подчас сокрытые во времени. На его картинах нет парадных проспектов и торжественных монументов, однако есть аромат, присущий только приморскому городу, есть настроение и есть любовь. Время прошло, но на полотнах художника оно словно остановилось: неповторимые севастопольские лестницы, подпорные стенки, спуски, затаенные уголки, тихие дворики, ноздреватые скалы.

— Этот город, — признается Я.А.Басов, — для меня самый таинственный из всех городов, которые я знаю. Он со мной из моего детства, юности и теперь уже старости. Всегда воображался пронзительно светлым, зеленым, синим от неба и воды, с фиолетовыми тенями и красными крышами… В Севастополе я впервые увидел так много скульптур. Они заселили город, пришедшие из романтического далека. Нахимов, Корнилов, Тотлебен, матрос Кошка. Видел их по ночам, они были живые, а днем слегка застывшие. Во всем не было ни суровости, ни трагизма.

Поистине удивительна эта выставка в Художественном музее: одно произведение дополняет предыдущее, одна акварель следует за другой, а в целом слагается поэтический акварельный рассказ о Севастополе, который на протяжении многих лет вел со зрителями Я.А.Басов. И вот что было поразительно: его севастопольские пейзажи и улицы не остаются застывшими картинками — они все в движении, они буквально заселены людьми и в первую очередь моряками. Матросы на катерах и кораблях, матросы на вахте, в увольнении и на свидании. Матросы на Корабельной стороне, матросы на проспекте Нахимова. Идут по улицам вперевалочку, широко расставив ноги, словно по палубе. Гюйсы гуляют по ветру. Художник передает походку, стремительность крепких фигур — из всего этого складывается ощущение уверенности, гордости и счастья… Только сейчас, как будто впервые, мы увидели, как они хороши и красивы на фоне синей волны и синего моря.

«Я пришел опять к голубому небу: Севастополь помог этому, — пишет Я.А.Басов в своем дневнике. — Город весь в голубом воздухе и синих водах моря».

Это же надо: акварель запечатлела состояние времени, уже утраченное нами, запечатлела заполненный моряками город.

— Не думаю, что увлечение стариной, старыми домиками, улочками может удовлетворить теперь художника, — продолжает Я.А.Басов. Действительно, Севастополь не элегичный город, а город динамических структур, движений. Город не праздный, а по сути своей внутренней жизни напряженный. И, наверное, чтобы выразить его, нужно где-то подчеркнуть.

Яков Александрович много видел, много и с удовольствием ездил. Он исходил наш Крым вдоль и поперек, писал его широко известные города и затерянные в глуши уголки. Писал по-своему, по-басовски, с трепетной и нежной любовью, добротой отдачи, желанием передать увиденный им мир людям. Им написаны десятки тысяч акварелей. Вдуматься только! Его творческая энергия и работоспособность не поддаются никаким сравнениям. Ирина Сергеевна, жена, верный друг, надежный помощник, где-то в середине творческого пути Басова начала вести архивную летопись его работ с описанием, с приложением фотонегативов. Три тысячи, четыре, пять… Вся его жизнь — это картины, друзья и зрители. Быт их дома поражает удивительной скромностью и непритязательностью. Душа же — щедростью и любовью.

Мне посчастливилось не раз встречаться с Яковом Александровичем и Ириной Сергеевной и в алупкинской мастерской, и в ялтинской квартире. Это на редкость гостеприимные, щедрые и открытые люди. В их доме всегда полно гостей — коллег-художников, писателей, поэтов, журналистов, искусствоведов и музейных работников. И с каждым, даже впервые попавшим сюда человеком Яков Александрович беседует, как с давним и дорогим другом.

«Во взгляде художника укладывается его существо, но главное — нравственность, в какой мере она глубока, разумна, эмоциональна и в какой степени она фокусирует возвышенные духовные и гражданские чувства людей. Если говорить, что это свойство художника влияет на его работу, то, безусловно, энергия, вложенная в произведения, через работу перейдет к человеку. Если этого нет, значит, художник — ремесленник, делает то, чему его научили, он пустой и холодный, и зритель останется равнодушным», — пишет Я.А.Басов в своей книге «Творчество — это судьба».

Как-то в Верховном Совете Крыма, где Яков Александрович в очередной раз дарил свои произведения, кто-то из высоких начальников с удивлением спросил: «А что у него нет детей? Некому оставить?»

Есть! Есть дети, внуки, правнуки. Но он по-прежнему все оставляет людям.

Другие статьи этого номера