Имплантант с неземными элементами

«То, что в одном веке считается мистикой, то в другом становится научной истиной». (Парацельс)

…Эдуард Семенович вынул из кармана пиджака два железнодорожных билета и протянул их мне: «Вот и билеты мы уже купили. Еду в Москву с женой».

— Не боитесь?

— А чего тут опасаться? Может, избавят, наконец, от этой напасти.

…А тремя днями раньше гость редакции демонстрировал нам странный шрам у основания большого пальца на правой ноге и… рентгеновские фотографии стопы. У большого пальца на пленке явно просматривалось игловидное инородное тело с головкой, ощетинившей усики. Усиков было 37.

Эдуард Семенович ни на минуту не сомневается, что первая встреча с инопланетянами у него произошла на Орловщине, в далеком детстве, на рыбалке. Он единственный из всей ребячьей компании не ушел тогда спать в палатку, а долго сидел у костра и не заметил, как его сморило. Проснулся от холода в ногах и странного онемения головы и шеи. Приподнялся с одеяла, подбросил поленце в костер и вдруг явно ощутил на себе чей-то тяжелый взгляд. Глянул направо и увидел в трех шагах от себя странный темный треугольник на «лапах», похожих на присоски. Тут из верхней части сооружения заструился мощный луч зеленоватого света, который как бы втянул мальчика в себя.

Дальше все было как в тумане. Какие-то худощавые маленькие человечки в колпаках вместо головы положили Эдика на туго натянутую серебристую сетку и поднесли к носу приборчик, похожий на обычные песочные часы.

После парень ничего не помнил. А обнаружил в своем теле инородный предмет тогда, когда он, босоногий, играя с ребятней в прятки, в темноте налетел на кирпич, раскровянил палец на правой ноге, стал хромать, да так, что пришлось делать рентген. Врач, помнится, покачал головой и спросил: «А тебе, паря, операцию, случаем, не делали на этом месте?» Получив отрицательный ответ, рентгенолог только развел руками и удивленно хмыкнул.

…Наш гость вернулся из московской экспериментальной хирургической клиники им. Богомольца через двадцать дней. Вот какую выписку он мне показал: «Имплантант (1,5 см х 0,5 см) представляет собой миниатюрную копию булавочной головки с уникальным сочетанием биологических и электронных элементов. Защитная ткань на стержне превышает предел текучести на три порядка, что в обычной практике недостижимо. Стержень имплантанта состоит из пятнадцати металлических элементов, в том числе два — неземного происхождения. Все усики представляют собой имитацию нервных окончаний человеческого тела».

Меня, конечно, весьма интересовал в этой ситуации один лишь вопрос: как организм все эти годы (порядка 35-ти лет) реагировал на присутствие в ноге инородного тела?

— Знаете, — сказал Эдуард Семенович, — вот так, явно, затрудняюсь что-либо отметить. Но всегда ощущал, что меня по жизни все-таки «ведут». Несколько примеров. В 1982 году я должен был лететь в Минводы. Однако за шесть часов до отлета жутко разболелась правая нога — я просто не мог ходить, такой силы были спазмы нервных окончаний. Пришлось сдать билет — сын отвез. И что же? Самолет мой попал в авиакатастрофу, еле приземлился, десятки человек получили травмы.

Другой случай произошел в 1991 году. Я торопился домой глубокой ночью. Подошел к своей «высотке» на ул. Степаняна, и оказалось, что площадка перед лифтом по каким-то причинам не освещена, а кабинка лифта (кстати, тоже была без света) открыта. Я решил все-таки поехать и чуть было не ступил на пол кабинки, входя в нее, как говорится, на ощупь. В последний момент правую ногу резко свело судорогой, я рефлекторно присел и вдруг разглядел, что прямо у меня перед глазами… зияет чернотой лифтовая шахта — кабина была на другом этаже, а вот дверь на 1-м этаже оказалась почему-то открытой.

Заметим, «сигналы» в период опасности подавала правая нога Эдуарда Семеновича. Та, которая была с имплантантом…

Другие статьи этого номера