Цену своей жизни доктор Алехина может подсчитать… на калькуляторе

Мы любим повторять, что жизнь человеческая бесценна. Для 26-летней Аси Алехиной, врача-терапевта по образованию, это красивая фраза, не более. Несколько лет назад болезнь выставила перед молодой женщиной счет…Она росла ребенком старательным и добрым. Всегда хорошо училась (школу окончила с серебряной медалью), родителей по пустякам не огорчала. Жалела всех бездомных кошек и собак, частенько приносила очередного бедолагу в дом — покормить, полечить. Последнее по мере взросления стало серьезным занятием. И здесь надо отдать должное родителям Аси. Они поняли свою дочь и в пределах разумного не ограничивали в любви к меньшим братьям. Отец даже купил специальную книгу по ветеринарии. Вскоре успехи в этом направлении были признаны всеми. Поводом стал случай с полуживым котенком. Его принесла в дом старшая сестра. Девочка нечаянно в подъезде наступила котенку на кончик хвоста. Он был так слаб, что даже не замяукал. Эта неосторожность и стала для него спасением. Детская душа не выдержала. Сестры повезли котенка к ветеринару, но специалист отказался его лечить. Безнадежно. Пушистый комочек уже почти ни на что не реагировал, глаза были заполнены гноем. Ася же решила бороться до конца. Она победила. Так в доме прижился красавец кот. Сегодня в квартире Аси мирно уживаются две собаки, три кошки «дворянской» породы. Им тоже когда-то пришлось оказывать медицинскую помощь.

Стоит ли объяснять, почему у нее мук профессионального выбора не было. Светлая голова, целеустремленность, доброе сердце и умение сострадать — что еще надо, чтобы стать доктором? Только Ася решила, став взрослой, профессионально лечить не животных, а людей. С первой попытки поступила в Харьковский медицинский университет. Позже перевелась в Симферополь, ближе к дому.

— Почему-то запомнилось, как на втором курсе нас привели в хирургию, — вспоминала Ася. — В палате лежал мужчина с ампутированными ногами. Культи не заживали. Это был обычный учебный процесс, но мы вышли зареванные.

И по сей день доктор Алехина не научилась выстраивать между собой и больными пресловутый психологический барьер.

— Когда я пришла в медицину, то поняла, как мало врачи порой могут. Современная медицина во многих случаях пока еще бессильна. Или, например, другая ситуация. Какой толк человеку от рецепта, который я выпишу, если он не в состоянии его оплатить… Я поняла: с такими больными поговорить — тоже помощь.

Беда, как водится, пришла неожиданно. Алехина как раз беседовала с пациентом, когда заметила, что у нее нарушилась речь. Слова стали даваться труднее, язык стал словно чужой. Вечером мама спросила: «Что у тебя с речью?» Первая мысль, которая пришла в голову, — микроинсульт. Но обследование в неврологии выявило рассеянный энцефаломиелит. Глубокое диагностирование в Харькове позволило дать точный диагноз: рассеянный склероз.

— Первое ощущение, которое я испытала, — шок, — рассказывает Ася. — Я в институте очень любила неврологию и свой прогноз знала.

Она знала, что этот недуг, а точнее многоочаговое воспалительное заболевание головного и спинного мозга, постепенно приводит к необратимым последствиям: нарушению речи, зрения, координации движений до полного паралича.

Что послужило причиной заболевания? Об этом можно только догадываться. Несколько лет назад, еще будучи на 4-м курсе мединститута, Ася переболела краснухой — инфекционным заболеванием, как известно, очень коварным. Позже от тяжелой болезни умер отец — стрессовая ситуация. Примерно в это же время проходили госэкзамены — сильная психологическая нагрузка. Возможно, в совокупности все эти обстоятельства и спровоцировали страшную болезнь.

Отныне каждый новый день для нее стал таить в себе новую опасность. Весной прошлого года появились сильные боли в спине. Нарушились походка, почерк. Первыми на помощь Асе пришли друзья и, конечно, коллеги. По заключению ВКК, Алехиной пришлось сменить работу участкового терапевта на место в клинической лаборатории. Но и это далеко не все, что может отнять у Аси болезнь. На кону — жизнь.

Это испытание далеко не каждому под силу: каждое утро, просыпаясь, приходится убеждать себя в необходимости бороться. Вставать, идти на работу, возвращаться домой и, заканчивая день, с тревогой ждать новый. Близкие люди не скрывают, что внутренне Ася стала другой. Она стала… терпимее. Раньше могла вспыхнуть, обидеться из-за пустяка. Сегодня ей попросту жаль на это тратить время. Люди слабы и заслуживают сострадания.

— Иногда, я не буду скрывать, бывает депрессия, — искренне признается Ася. — В тяжелых случаях я даже прибегаю к медицинским препаратам. Но самый сильный для меня антидепрессант — это видеть, как тяжело страдают другие больные. Тогда во мне берет верх врач и собственная боль на какое-то время уходит…

Но только на время. Словно чтобы дать передышку, возможность глотнуть свежего воздуха нормальной, активной человеческой жизни. А потом — снова с головой в омут болезни, проблем…

Цену своей жизни Ася Алехина может сегодня… подсчитать на калькуляторе. Эта сумма будет равна стоимости курса лечения препаратом, жизненно необходимым. Однако стоимость этого волшебного (для Аси именно волшебного!) средства такова, что ей не заработать на него и за год. Даже если к ее зарплате приплюсовать пенсию 87-летней бабушки и заработную плату мамы-педагога. А копить на лекарство годами времени нет. Уже сейчас предельно ясно: будет молодая женщина хотя бы в течение нескольких лет применять бета-интерферон — замедлится процесс инвалидизации, не будет — читайте ниже.

— Я видела людей, разбитых рассеянным склерозом. Одна знакомая женщина 55 лет (мы с ней вместе лежали в неврологии) уже не может самостоятельно выйти из дома. Государство выплачивает ей пенсию 140 гривен по инвалидности и дает право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Последнее особенно нелепо, учитывая, что женщина не может ходить, — рассказывала Ася.

Бета-интерферон — и она может избежать такой участи. Бета-интерферонон — и ее домом по-прежнему будет целый мир, а не только стены собственной квартиры. Ситуация — врагу не пожелаешь.

— Никто не виноват, что так произошло, — говорит Ася.

Но почему же тогда за нее становится так горько? Особенно если учесть, что во многих странах по этому недугу существуют специальные программы. На Западе, например, давно подсчитали, что выделять государственные деньги на лекарства для таких больных дешевле, чем непрямые затраты на наблюдение, уход, выплаты пенсий, ранняя потеря трудоспособности. Ася родилась в Украине. И это судьба. В данном случае очень печальная.

— Я стала проще относиться ко многим вещам. Например, к смерти, — как-то обмолвилась в разговоре Ася. — Смерть — это избавление, и если бы у меня был выбор…

Выбери жизнь, Ася. Скоро весна!

Медики, родственники и друзья просят откликнуться тех, кому небезразлична судьба 26-летней Аси Алехиной и кто располагает для этого хоть какими-то средствами: Городское ОБ 4548, г.Севастополь, филиал 092, р/с 29090061 МФО 384027 ОКПО 02761772, Алехина Ася Вячеславовна. Д.т. 42-95-98.

Другие статьи этого номера