Патриотизм на словах и на деле

Конечно, все мы, по крайней мере подавляющее большинство, не сомневаясь, в один голос утверждаем, что любим Севастополь. Но состояние города, особенно его окраин, ближних и дальних окрестностей, ввергает в обоснованные сомнения. Да, на словах мы патриоты Севастополя, а на деле-то как?Зимние штормы старательно вычистили береговую черту моря от мыса Херсонеса до мыса Айя. Волны все же не везде достали кучи мусора, оставленные с лета. С обрывов Феолента видны среди камней у пенящегося прибоя пластиковые бутылки и горы упаковок. Редкое исключение — пляж «Яшмовый», что возле Георгиевского монастыря. Минувшим летом пляж пережил нашествие отдыхающих. Их поток никто не мог регулировать или ограничить, хотя по научно обоснованной экологической экспертизе пляж может вместить лишь 450 человек отдыхающих. Подход к воде был бесплатным, но на средства владельцев нескольких гостиниц были приглашены рабочие. Они собирали и вывозили с пляжа тонны пищевых отходов и пластика.

Такой нагрузки пляж не видел никогда. Тысячи пар ног ежедневно ступали по шатким ступеням древней монастырской лестницы. Многие камни и плиты выпали. Знаменитая историческая лестница, еще знавшая П.Палласа, А.Пушкина, А.Грибоедова, А.Чехова, требует ремонта и охраны.

Подготовка пляжа к сезону, обследование дна, организация спасательной службы, закупка медикаментов для медпункта в прошлом году обошлись почти в 100 тысяч гривен. Эти деньги тоже дали предприниматели. Но постояльцы гостиниц составляют около пяти процентов от общего числа посетителей пляжа «Яшмовый». Предприниматели готовы и впредь нести расходы по подготовке пляжа и его обслуживанию. Необходимо лишь решить вопрос об ограничении нагрузки на пляж.

Добросовестная работа сборщиков мусора, как ни странно, обернулась бедой для Яшмового. Он оказался единственным чистым местом на побережье. Сюда ринулись пляжники со всего Феолента и Севастополя. Можно было бы прекратить уборку мусора, и привередливый пляжник схлынул бы в другие места с покрытой толстым слоем оставленных им же огрызков на «яшмовой» гальке. Но предприниматели устояли перед этим искушением.

Есть другие пути регулирования посещаемости. В советские времена командир соседней воинской части лично выписывал пропуски на каждый день. И количество их не могло быть большим из-за сложности их оформления. Теперь КПП нет. Предприниматели пытались ввести плату за вход. Не ради покрытия своих расходов на содержание пляжа, но только чтобы хоть как-то защитить его от набега тысяч курортников. Такая практика была пресечена, хотя владельцы гостиниц предлагали вопрос регулируемости посещения пляжа «Яшмовый» возложить на плечи Балаклавской РГА. Но проблема осталась.

Февраль. Пора готовиться к лету. А главное — определиться, кто будет готовить пляжи и кто будет их обслуживать? И на каких условиях?

Пляж «Яшмовый» — лучший! Пока!

Свалки нашего города комиссия по экологии горсовета знает не понаслышке. Но если полигон в Первомайской балке собирает большие хуралы ответственных работников и является строящимся объектом с бюджетным финансированием, то стихийные несанкционированные свалки остаются секретом Полишинеля. Замечать их неудобно, бороться — невозможно. Окрестности города подобными свалками изобилуют.

Недавно телевизионщики зафиксировали вывоз на укромную лесную поляну огромного количества отработанного судового машинного масла, ветоши, спецодежды, фанеры. КамАЗ с 200-литровыми бочками с перечисленными отходами производства пришел с одного известного нашего судоремонтного предприятия. Об итогах расследования нам так ничего и не сообщили, о принятых к нарушителю санкциях — тоже. Известно лишь, что оштрафовать пытались другое предприятие — сельскохозяйственное, хотя эти земли давным-давно были изъяты из севооборота для ликвидации мин и снарядов.

И сегодня на взрывполе полулегально доставили сотни тонн отработанного абразивного песка для пескоструйных аппаратов. Это отходы зачистки корпусов кораблей при доковом ремонте. Много ли сегодня в Севастополе действующих доков, способных такое количество отходов единовременно вывезти, причем вместе с мешками из-под песка, со спецодеждой, касками, респираторами и другим добром? Даже непосвященный мог бы указать источник ядовитых отходов. Класс их токсичности позволяет надеяться, что внимание им будет уделено всеми, кто по долгу службы в них должен знать толк.

И еще бросаются в глаза горы свежих коровьих и свиных костей по обочинам дорог. Подпольные скотобойни процветают и успешно конкурируют с легальными мясокомбинатами и колбасными цехами. Воздержимся от похвалы в адрес подпольных мясников. Ведь это неконтролируемое ветврачом качество мяса, недополученные местным бюджетом налоги и дичайшая антисанитария по опушкам лесов, в балках и оврагах, на полянах и лужайках. Можно вложить десятки тысяч гривен местного бюджета в очистку загаженных территорий. А может, экономически выгодней и справедливей по отношению к налогоплательщикам отловить десяток-другой злоумышленников и показательно «выпороть» их, дабы другим неповадно было?

Другие статьи этого номера