Кто гробит «рiдну мову»?

После принятия государственного бюджета на 2004 год, то есть в конце года минувшего, «ФАКТЫ» провели опрос среди народных депутатов на тему: разделяют ли они предложение Кабинета министров отменить льготы по НДС для печатных СМИ. Тогда мнение большинства парламентариев было однозначным — правительство ничего не выиграет от такого нововведения, а рынку масс-медиа будет нанесен непоправимый ущерб. Более того, законодатели тогда были полны решимости исправить, как они утверждали, ошибку Кабинета министров. И выдали на-гора два законопроекта. Один предполагал возврат льгот всем печатным СМИ, второй — только украиноязычным. Данный законопроект был весьма неоднозначно воспринят газетчиками. Его спорный характер «оценили» и народные депутаты. Поэтому накануне рассмотрения обоих документов в Верховной Раде пообещали журналистам вернуть льготы по НДС для печатных средств массовой информации без разделения их по языковому признаку. Но, как обычно, обещание свое не выполнили. Парламентарии проголосовали за возврат льгот по НДС только украиноязычным изданиям, оставив без изменения налогообложение русскоязычных газет и журналов. То, чем чревата подобная практика разделения отечественной периодики, анализирует интернет-издание «Proua.com», материал которого «ФАКТЫ» публикуют без изменений.»Хотели как лучше, а получилось как всегда — так можно резюмировать принятие решения о поддержке украиноязычных изданий, заложенное в утвержденном парламентом в начале февраля законопроекте 4000-1. По одному из пунктов этого документа льготы относительно НДС оставлены лишь для украиноязычных изданий.

К чему приводят неосмотрительные решения, принимаемые на основе не логики и целесообразности, а неких «принципов», свидетельствует следующий реальный случай. Как только был принят закон о рекламе, грозящий финансовыми санкциями тем, кто публикует ее не на государственном языке, в редакциях одного из городов Восточной Украины резко возросла ценность сотрудников, знающих украинский язык в его последней интерпретации. Так как таких людей единицы, рекламные агенты, верстальщики и журналисты начали самостоятельно, со словариками в руках, спешно переводить тексты рекламных блоков, статей и объявлений на государственный язык. В конце рабочего дня отдел верстки и дизайна одной редакции потряс взрыв гомерического хохота. Оказалось, что на первой странице будущего номера газеты крупными буквами синело: «ВАПНО ГАШЕНЕ». В городе, где украинский можно услышать только по телевизору, подобное словосочетание приняли за неприличное выражение. Зато не до смеха оказалось заведующему рекламным отделом этого издания, потому что рекламодатель, который зарабатывал на жизнь продажей стройматериалов, в том числе и «вапна гашеного» (гашеной извести), заявил, что не желает более позориться перед честным людом, и отозвал заказ. Дальше — хуже. Некоторые рекламодатели начали сомневаться, стоит ли тратиться на рекламу, которую мало кто сможет или захочет прочесть. Лишь ораторский талант рекламных агентов помог убедить их, что в рекламном блоке главное не текст, а картинка. Однако количество рекламы в газете сократилось, что вылилось в существенные убытки. И это еще до ликвидации льгот по НДС…

Недовольство издательств, выпускающих печатную продукцию на русском языке, можно понять. Только-только они увеличили отпускную цену в связи с подорожанием бумаги, услуг типографий и стоимости труда своих работников, как отменяются налоговые льготы, а значит, эта цена возрастет еще. В наибольшей степени под удар попадают газеты, рассчитанные на массового покупателя, который отнюдь не богат. Может повториться ситуация начала 90-х, когда тиражи сокращались в десятки раз, потому что люди уже не могли регулярно покупать и выписывать привычные издания в связи с их резким подорожанием. Тогда народ перестал читать «Комсомолку» и «Аиф», зато в моду вошли «программки» — дешевые еженедельные газеты, состоящие из телепрограммы, колонки объявлений и нескольких анекдотов.

Спустя годы многие «программки» выросли в многополосные специализированные газеты, вышедшие на региональный и государственный уровень. Появились новые информационные издания, возродились старые, еще советские. Казалось бы, украинская пресса начала вставать на ноги. А теперь что, назад, к «программкам»? Падение доходов издательств приведет к падению отчислений в бюджет. Ведь пресса-то хоть и русскоязычная, но издается и продается в Украине. Таким образом, и интеллектуальный уровень общества, и доходы государства могут снизиться. Ради чего?

Один из авторов «Украинской правды» Олег Медведев со своей точки зрения приветствует законопроект 4000-1, утверждая, что «государство обязано генерировать, поддерживать и распространять языковую среду для тех 50% граждан, которые уже являются украиноязычными». Однако, с точки зрения демократии, государство не должно делать поблажек одной группе в ущерб другой. А аргументация типа «трехсотлетние гонения на наш язык и многовековая русификация дают нам право на компенсационный пакет» явно не укладывается в понятия о правах человека и нормах гражданского общества. О каком «засилии» русскоязычных СМИ и книг может идти речь, если, как минимум, 14 лет их тиражи зависят исключительно от спроса и объективной рыночной конъюнктуры? Чтобы правильно решить вопрос, его нужно вначале правильно сформулировать. А в данном случае вопрос не в тиражах русскоязычных изданий, которые в 2-3 раза превышают тиражи украиноязычных, а в спросе на них. Поэтому, чтобы помочь развитию украинского слова, нужно поднять его качество. А не прибегать к традиционному способу «дикого капитализма» — удушению конкурента административными методами. Нужна ли такая помощь украинскому языку?

Зачастую наибольший вред украинскому языку наносят те, кто «любит» его так горячо, что пытается заставить заговорить на нем всех живущих «от Сяну до Дону». Печальный опыт этого в Украине уже был в 20-30-х годах, когда украинизацию проводили с большевистской бескомпромиссностью, поголовно. Понятно, что идея «уберем русскоязычные СМИ — и народ заговорит на украинском» все еще владеет умами отдельных политиков. Ведь для них лекалом их специфического «патриотизма» является языковая политика. Но национал-демократы забывают, что сейчас не 30-е годы и потребителя практически невозможно заставить перейти на украиноязычные СМИ. Разве что вернуться к тоталитаризму: «Наш дом уже похож на лабораторию НАСА — везде спутниковые тарелки», — рассказывает житель крупного украинского города. Подобную картину наверняка видели многие. Народ либо подключается к кабельным сетям, либо ставит у себя спутниковые системы — благо, сегодня это доступно многим. Украинизация телевидения ничего не дала, потому что те, кто хочет смотреть русскоязычные каналы, подключают себе российские. И можно предположить, что те, кто захочет читать русскоязычные прессу и книги, будут покупать российские, если в Украине таковых издавать не будут. Что тогда — запрещать продажу? Клеить на «Аиф» акцизные марки? Такая «помощь» Украине на самом деле наносит ей больше вреда. Потому что между русскоязычными СМИ и российскими есть разница. Первые производятся в Украине украинскими же товаропроизводителями, держат читателя (зрителя) в украинской информационной и идеологической сфере. Российские же уводят его в Россию. А ведь, когда украинец начинает смотреть Первый российский телеканал чаще, чем «Интер», читать «Московский комсомолец» чаще, чем «ФАКТЫ», он все чаще начинает воспринимать Украину с позиции россиянина… И какой же тут патриотизм?»

Другие статьи этого номера