Послесловие

Сначала навоз, потом двух поросят, а потом и бычка потребовал за выкос травы председатель садового товарищества у местного крестьянина. Ладно бы еще для товарищества, а то ведь для себя исключительно.В IX-XI веках становление феодальных отношений в Киевской Руси привело к появлению натурального оброка как одной из форм эксплуатации крестьянства. В XIII-XIV веках одновременно с ростом хозяйственной самостоятельности крестьян и имущественного расслоения в деревне роль оброка повышалась…

Часть барских земель пустовала, а потому колосилась на них буйная трава. Как-то по осени пришел к барину мужик с нижайшей просьбой дозволить на пустошах выкос травы для скота, тот и разрешил великодушно. Ведомо, не за так. За навоз. На следующий год взял барин за выкос уже двух поросят, а еще год спустя и вовсе бычка потребовал. Мужик возражать:

— Где ж его взять-то? У меня в стаде одни только телки и есть!

А барин в ответ:

— На нет и суда нет, пойдет и телка.

И забрал скотинку, да не простую, а за два дня до отела.

Так все и шло бы своим чередом: один платил натуральным продуктом, а другой брал до тех пор, пока к барину не пожаловал некто и не предложил за покос более щедрую уплату. Приняв выгодное предложение, барин, как вы догадываетесь, без малейших угрызений совести отказал первому косарю. Возмущенный таким поворотом событий мужик пошел правду искать… На дворе стоял 2003 год.

А поскольку время вышеописанных событий уже названо, приоткроем и остальные «карты». Барин в этой истории — вовсе даже и не барин, а председатель садового товарищества, мужик же — гражданин С., пришедший в районное отделение милиции. Жалуясь на необоснованный отказ со стороны председателя СТ (рассчитываюсь я-де из года в год за покосы исправно!), он даже и не подозревал, что таким образом… разоблачает мошенника.

Вскоре следствием было установлено: председатель СТ путем обмана, злоупотребления доверием и использования занимаемой должности, убедив в законности требований платы за выкос травы на свободных земельных участках, обратил в свою пользу принадлежащее потерпевшему имущество (двух поросят и тельную телку). Хотя версия самого обвиняемого по поводу случившегося: «Провокация, меня изживают завистники!» в корне и отличается от изложенной гражданином С., вину в совершенном им преступлении подтвердили без малого семь свидетелей. Дело о покосе передано в суд.

По рассказу одного из жителей сельской зоны, скотину сегодня держать и выгодно, и накладно одновременно — корма дорогие. А за право выкоса травы на ничейных территориях в пригороде разворачиваются порой «бои» местного значения. Вероятно, поэтому потерпевший и не заподозрил подвоха в предложении ежегодно платить за покос. А вот барские замашки председателя товарищества в голове не укладываются: неужели не подумал о последствиях, ведь и ребенку известно — все тайное когда-нибудь обязательно становится явным.

Другие статьи этого номера