Единственный сценарий — съезд губернаторов

(Окончание. Начало в номере за 2 апреля)

— 100 лет назад, когда отмечалось 50-летие первой обороны, Севастополь показал себя как город, который помнит, город, который чтит и преклоняется. Именно тогда у нас были созданы выдающиеся памятники и монументы, по которым ныне узнают город, — панорама обороны 1854-1855 гг., памятник Затопленным кораблям, памятные обозначения на бастионах, мемориалы на воинских захоронениях. Почему же сейчас такое спокойствие?

— Вы правы, все это было тогда установлено и знаменовало благородную память потомков. Но установлено было не за счет города, а по Величайшему соизволению за счет государства на пожертвования всей страны. И все же ныне крымской общественности по большому счету, не стыдно за себя, потому что она постоянно ставит эти вопросы. Крымчане за последние полтора года установили семь памятных досок на разных зданиях, где в 1854-1855 гг. были госпитали и пр. И в Севастополе приведен в порядок памятник Затопленным кораблям. Вы ведете работы на Братском кладбище, мы — на Симферопольском, где похоронено 36 тысяч участников Крымской войны. Вы проводите свой цикл научно-исторических мероприятий, и была традиционная конференция в панораме. Мы, АРК, вместе с Севастополем организовали здесь в октябре 2003 г. международную научную конференцию, в которой участвовали ученые из семи стран мира. Только что с участием и севастопольских ученых мы провели в Ялте конференцию, посвященную 150-летию Синопского сражения. Но мы с вами понимаем, что масштаб мероприятий должен быть совершенно другим.

— Владимир Павлович, из года в год в рамках Крыма вы проводите научную и просветительную работу — конференции, симпозиумы, научные чтения — в память событий и участников Крымской войны. В сентябре вы приезжаете на Братское кладбище Севастополя с большой группой крымчан — политиков, историков, представителей властных структур. Однако, как ни странно, далеко не всегда в этот день так активны севастопольцы и руководители нашего города. Чем вы это объясняете?

— К сожалению, имеет место определенная ревность между Севастополем как административной единицей и Автономной Республикой Крым как административной единицей. Даже этот день памяти календарно у нас отличается по дате. Думаю, в этом противостоянии виноваты обе стороны, но такое наследство не идет на пользу делу. Сама жизнь за-ставляет нас объединять свои усилия. Мы должны сознавать, что представляем единую землю и в крымской истории нам нечего делить. У нас есть положительные примеры, когда мы находим общий язык и согласовываем наши программы. Крым делает то, что ему положено на его территории. Но этого явно недостаточно, потому что война охватила гигантские пространства. Русские воинские некрополи находятся в Днепропетровске, Мариуполе, Запорожье, севернее Армянска. Вся южная Украина была тыловой зоной воюющей армии, и мы не можем пройти мимо бомбардировок Одессы и Таганрога, мы не можем забыть об операции союзников по захвату Керчи и т.д. Я хочу повторить, что это была глобальная война, и отношение к ней, к проведению мероприятий не может быть региональным: Камчатка — свое, Белое море — свое, Балтика — свое. Или мы наследники своих великих предков, или мы люди, недостойные их.

— И в этом ряду Севастополь должен оказаться впереди?

— Он должен. Но в этом плане я хочу высказать некоторые неприятные вещи для города, близкого мне. К сожалению, у Севастополя очень большой долг перед священной памятью участ-ников этой войны. Года три уже я, будучи руководителем рабочей группы и заместителем председателя Совета министров Крыма, веду в своем роде осторожную переписку с посольством Великобритании, которое настоятельно ставит вопрос о том, чтобы поставить памятник Флоренс Найтингейл в Севастополе и Балаклаве. Это желание понятно, естественно, и оно хорошо характеризует потомков, которые хранят святую память о Флоренс. Но со своей стороны мы цивилизованно стараемся не форсировать эти намерения, потому что у нас до сих пор нет памятника Даше Севастопольской. Вот будет конфузная ситуация, когда Флоренс уже поставят памятник, а Дарья Михайлова у нас будет по-прежнему представлена лишь бюстом на панораме! В этой связи у нас должна быть специальная программа по приведению в порядок мемориалов Крымской войны. Не в обиду севастопольцам я хочу сказать, что эта война называется «Крымская», потому что она охватывала весь гигантский простор боевых действий и потому должна быть единая программа наших общих действий.

— А такой программы разве нет?

— Она подготовлена, но до реализации нам еще далеко. Все должно быть связано воедино: и приведение в порядок существующих мемориалов, и восстановление большого количества утраченных памятников. Это памятник гусарам Киевского полка, к работам подключилась Киевская администрация, и памятник русским воинам на поле Балаклавского сражения, который начали было восстанавливать с помощью Московского правительства, но, к сожалению, работа остановилась на полдороге. Это многие утраченные мемориальные доски и памятные знаки. Наверное, нужно думать о новых памятниках — увековечить память и великого хирурга Пирогова, и той же Даши Севастопольской, мне нравится идея парного памятника. И целый ряд других.

Но есть больная и недостойная всех нас тема: состояние, в котором находятся иностранные воинские мемориалы. Мне хочется возразить так называемым патриотам, которые иногда говорят: «А зачем нам эти иностранные мемориалы? Пусть шагают отсюда те, кто пришел сюда с мечом».

Прежде всего это нарушает международные нормы и законы. Украина — в ряду государств, которые подписали соответствующие соглашения, регламентирующие каждой стране поддерживать в порядке иностранные воинские мемориалы, находящиеся на ее территории. И, например, Украина несколько лет назад выразила благодарность Франции за то, что она на своей территории привела в порядок могилы русских воинов, в том числе украинских частей, которые были интернированы в годы Первой мировой войны. В Турции, в Галиполе, до сих пор в порядке мемориалы Белой русской армии, которая стояла там. И турки не говорят: «Давайте уничтожим их и выбросим на свалку истории».

— Собственно говоря, и под Севастополем иностранные кладбища долгие годы были ухожены и посещаемы…

— Но так было до Великой Отечественной войны. Английский мемориал был уничтожен, снесено с земли французское военное кладбище, в позорном состоянии итальянское захоронение на горе Гасфорт. А кто знает, где был поставлен турецкий обелиск в память 40 тысяч турецких воинов, которые пали здесь? Наше безразличие — это тоже позиция, которая на самом деле не является патриотической. Перед войной в Севастополе побывал Константин Симонов. Обошел все иностранные мемориалы и оставил замечательные слова: «Мы никогда не мстили мертвецам». И послед-нее. Напомню, что все эти иностранные мемориалы были поставлены после Крымской войны в стране с разрешения Государя Императора и с разрешения всех защитников Севастополя, которые помогали в их установке. Те люди, которые воевали, считали, что память воинов всегда должна быть достойным образом увековечена. Они дали «добро» на существование этих мемориалов. И борьба с мемориалами в этом смысле — это наша борьба, в том числе и с прадедами нашими, которые правильным считали иное поведение.

— Владимир Павлович, вы говорите, что приняты организационные мероприятия, приняты на самом высоком уровне и соответственно спущены вниз. Почему же так затянулась раскачка?

— Самая главная причина, как всегда, связана с финансированием. Злополучная проблема висит над нами, как дамоклов меч. В крымский бюджет заложены определенные деньги, и те же мемориальные доски устанавливаются за счет этих средств. Восстановление Симферопольского воинского кладбища идет за счет симферопольских средств. Заложены определенные суммы в украинском бюджете. Но я хочу сказать, что на данный момент необходимых средств нет, и это ставит нас в сложное положение. Украина заявила, что в сентябре собирается провести саммит или глав государств, принимавших участие в войне, или крупных представителей этих стран. Но если мы достойным образом к этому не подготовимся, мы можем поставить себя в неловкое положение, потому что вряд ли возможно показывать гостям мемориалы в том состоянии, в котором они ныне находятся.

— Владимир Павлович, а разве подготовка к 150-летию Крымской войны — дело только Севастополя, Крыма, Украины?

— Естественно, нет. И я, как человек русской культуры, как ученый, занимающийся этой культурой, ее представляющий и помогающий ее развитию и, полагаю, многими мероприятиями это доказавший, я бы с неким недоумением обратился, в том числе и к России, потому что если в Украине есть Указ Президента о 150-летии, то, по моим сведениям, в России нет ни указа, ни постановления правительства. Я рад, что 26 февраля председатель комитета по международным связям Совета Федерации РФ М.Маргелов провел «круглый стол» по подготовке к 150-летию Восточной (Крымской) войны.

Только при активном широком и полном участии России во всем блоке этих мероприятий они могут быть подняты на достойный уровень. И мы за оставшиеся полтора года до завершения Крымской войны (сентябрь 1855 г.) сможем реализовать все, что должны. Единственный сценарий, который позволит как положено осуществить эту программу, — это давно предлагаемая крымчанами идея проведения в Крыму съезда губернаторов Украины, России и Белоруссии. Представьте, здесь соберутся 45 губернаторов, губернии которых дали имена полкам, сражавшимся под Севастополем. Это облаченные властью и имеющие реальные финансовые ресурсы: мэр Москвы Ю.Лужков (потому что был Московский полк), это мэр Киева А.Омельченко (Киевский полк), это мэры Минска, Казани, Екатеринбурга и т.п. Собравшись здесь, эти губернаторы подписали бы соглашение о проведении коллективного комплекса работ по приведению в порядок захоронений воинов из их полков, а это камчатцы, уральцы, московцы, минчане, черниговцы и т.д. Они могли бы учредить совместный благотворительный фонд, куда бы собирались взносы, и в результате только такой работы мы могли бы собрать средства и программа по реконструкции захоронений могла бы осуществиться.

И тогда через полтора года эти руководители могли бы участвовать в торжественной церемонии открытия отреставрированных памятников, храмов, часовен, воинских некрополей. И тогда мы могли бы сказать, что вслед за Россией, отметившей 50-летие Крымской войны, вслед за Советским Союзом, достойно отметившим 100-летие, мы, граждане новых государств, достойно отметили 150-летие Крымской (Восточной) войны и обороны Севастополя, увенчанной бессмертными подвигами защитников Отечества.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера