Патриотические манёвры коммунистов

Украинская компартия переживает сейчас переходный период: ей с трудом удаётся удерживать привычный для неё уровень популярности, что заставляет украинских коммунистов действовать энергичнее и, главное, изобретательнее.

Одним из этих «изобретений» является уже широко распространённая в компартии идея о том, что «запасным» кандидатом на президентских выборах от КПУ будет Леонид Грач. Несомненно, КПУ боится погубить политическую репутацию своего вождя. Последствия провала Петра Симоненко на выборах будут для украинских коммунистов очень тяжёлыми — потеря популярности среди избирателей, идеологический и организационный кризис, переход части партийного актива к социалистам и другим левым.

Но идея с выдвижением Л. Грача (или кого-то ещё, например Адама Мартынюка) — всего лишь манёвр, призванный помочь коммунистам пережить сложный для них момент. Их главная ставка — на выборы 2006 года. Ведь после проведения политической реформы центр тяжести политической жизни сместится в парламент, а это КПУ выгодно: в Верховной Раде коммунисты всегда имели сильные позиции и вели свою игру. С принятием же пропорционального избирательного закона у них есть все шансы эти позиции усилить: ведь избиратели оказывают партии в целом, как правило, большую поддержку, чем отдельным её представителям в мажоритарных округах.

Однако автоматически всё это проблем коммунистов не решит. Дело в том, что добиться желанной цели — получить в парламенте большинство, которое позволит им сформировать правительство и тем самым принять участие в управлении страной, — они в одиночку не смогут. В Украине недостаточно коммунистических избирателей, чтобы обеспечить электоральную победу коммунистам. А значит, им придётся искать политических союзников.

Казалось бы, естественный союзник коммунистов — СПУ. Но КПУ по-прежнему использует старые проверенные лозунги и ориентируется на Россию, а СПУ тяготеет к европейским социалистическим партиям. И этим партиям придётся неизбежно соперничать за часть электората, склонного к левым идеям, но не разобравшегося, к какой из левых партий примкнуть. А ни с какими другими политическими силами у коммунистов стратегического союза быть вообще не может.

Решение, которое могут принять коммунисты, — это создание искусственного союзника, некоей партии-спутника. Задача его — собрать ту часть протестного электората, которая никогда не проголосует ни за коммунистов, ни за правую оппозицию. То есть это должно быть некое политическое объединение протестного характера, но при этом не коммунистическое и не националистическое.

По-видимому, идеологией такого политического объединения будет что-нибудь вроде «славянского единства» или «построения независимой от США Украины». Вероятно, обкатка свежего коммунистического проекта предполагается как раз на президентских выборах. Вполне естественным шагом было бы создать это политическое движение под того коммунистического кандидата, которого КПУ направит на президентские выборы. Это будет настоящая проверка боем: в случае успеха, который вовсе не исключён, новоявленное политическое движение может к парламентским выборам оформиться в партию или блок и уже в Верховной Раде объединиться с коммунистической фракцией, присоединяя законно принадлежащий ему протестный электорат к коммунистическому и в то же время давая ему возможность сознавать себя политической силой, отдельной от коммунистов.

Видимо, именно поэтому для коммунистов такое большое значение приобретает сейчас патриотическая риторика. Слова «отечество», «нация», «патриотизм» всё чаще слышатся из уст этих прирождённых интернационалистов. Кстати, именно в устах Л. Грача патриотическая риторика звучит наиболее естественно. Крымчанин давно отметился решительными высказываниями такого рода, и создание протестного, но не коммунистического объединения именно вокруг него было бы вполне логичным.

Удастся ли коммунистам сделать этот необычный для них шаг? До сих пор партия опасалась брать в свои руки политическую инициативу. Но разве законы политического выживания не сильнее устаревших традиций?

Другие статьи этого номера