Увековечили и… забыли

Если вы спросите у жителей Северной стороны, где находится площадь Кролевецкого, то подавляющее больёинство опрашиваемых только пожмут плечами. Старожилы же, конечно, помнят человека, носившего эту фамилию. И знают о его заслугах. Но этих старожилов остались единицы. А между прочим, название площади Кролевецкого упоминается в путеводителях. Она обозначена на картах Северной стороны. Здесь развилка дорог, ведущих по нескольким направлениям, единственный кинотеатр «Моряк», ряд торговых предприятий, в двух шагах — четвертая горбольница. Вся территория благоустроена. А сама площадь вроде бы как безымянная.

В Севастополе проживает дочь П.В.Кролевецкого — Сталина Павловна Анцупова. К началу войны ей было шесть лет и, конечно же, о тех давних событиях вспомнить может немногое. Тем более находилась она в 1941 году на лечении в санатории в Ливадии.

Отец хотел забрать ее из санатория, но не успел. Севастополь был уже в полном окружении. Ему удалось эвакуировать жену с двумя маленькими сыновьями (сейчас никого из них нет в живых). Сам он покинуть город не мог. В то время он был первым секретарем райкома партии Северной стороны и считал своим первейшим долгом отдать все силы для укрепления обороны города, а потом добился назначения в воинскую часть: стал политруком батальона.

— Но обо всем этом я узнала позднее, — рассказывает Сталина Павловна. — А тогда мы, дети, тоже в полной мере ощутили, что такое оккупация. Детский лечебный центр санатория был оставлен только потому, что над ним висело страшное слово «туберкулез». Немцы и румыны нас не посещали из-за боязни заразиться. Но никто не обеспечивал нас ни питанием, ни медикаментами. Как их выискивали для нас врачи и медсестры, остается тайной.

Когда в Ливадию вошли наши войска, мы были так измождены, что солдаты толпами ходили к нам, принося продукты. А когда в 1944 году за мной приехала вернувшаяся из эвакуации мама, ей не разрешили забрать меня. Я была очень слабая, меня надо было подлечивать еще несколько месяцев, чтобы поставить на ноги. После я окончила школу, курсы лаборантов-рентгенологов. Работала в лечебных учреждениях, в том числе и в четвертой горбольнице, рядом с площадью, названной именем моего отца.

Сослуживцы рассказывали, что он мог улететь на Большую землю на одном из последних самолетов, отправлявшихся с Херсонесского аэродрома. Но уступал свою очередь раненым и так и не улетел. Погиб, и неизвестно даже, где его могила. Увековечивая память о героях обороны, назвали его именем площадь на Северной стороне. Должно было появиться и соответствующее обозначение на площади. Но оно так и не появилось. Тогда по собственной инициативе муж Сталины Павловны заказал табличку на заводе «Парус» и собственноручно повесил ее на фасаде кинотеатра «Моряк». А тут здание стали ремонтировать, строители сняли табличку, и она пропала. Сталина Павловна уже смирилась с этим. Но тут приехали дальние родственники из Краматорска, молодые люди, категоричные в суждениях и выводах. Пошли разыскивать площадь имени своего дяди, которым гордились, и никто не мог им сказать, как к ней проехать. Их возмущение можно понять. Если уж назван герой, относитесь к нему хоть с какими-то почестями. Мы полностью разделяем это мнение. Иначе зачем впустую говорить о том, что у нас никто не забыт и ничто не забыто.

Другие статьи этого номера