Дело Мавроди живет и «пирамидизирует»

Чтобы получить прибыль, участники создаваемых финансовых пирамид вовлекают в заведомо нечестную «игру» друзей, хороших знакомых и даже родственников. Расчет жаждущих легкой наживы прост: близкому человеку скорее поверят, чем малознакомому.»Я, Швецова Людмила Ивановна (здесь и далее все фамилии изменены), инвалид 2 группы, хочу заявить на Панчину Елену Максимовну, что она обманным путем выманила у меня 180 $ США. Обещала вернуть деньги и не вернула. Прошу вас разобраться» — такое вот письмо пришло в редакцию.

С автором письма — интеллигентной, серьезно больной женщиной — беседа состоялась у нее дома. Рассказывая о том, что произошло, Людмила Ивановна то и дело отводила глаза в сторону, стараясь скрыть набегающие слезы.

— С Еленой мы знакомы давно, — рассказывает она. — Живем по соседству, часто встречаемся, вот и подружились. Лена — бухгалтер, не красавица, но очень приветлива с чужими людьми. Только вот приветливость эта наигранная. На самом деле она хваткий, злой и коварный человек, в этом я убедилась на собственном опыте.

Я болею уже давно, получила инвалидность по общему заболеванию. Одно время казалось, что болезнь отступила, но потом самочувствие опять ухудшилось. Тут-то Елена и начала меня обхаживать. Она приходила ко мне едва ли не каждый день, садилась напротив и начинала рассказывать, в какое чудесное общество она вступила и как хорошо благодаря этому теперь зарабатывает. Это сейчас я понимаю, что оставшаяся в то время без работы подруга тщательно продумывала каждое слово, заманивая меня в расставленные сети. А тогда мне казалось, что она искренне пытается мне помочь.

«Тебе ведь нужны деньги на лекарства, — уговаривала меня Елена. — Хватит время терять, вступай в наше общество! Под моим началом как раз еще одно, последнее место осталось. А то ко мне соседка просится, долго тебя ждать не смогу… Да ты не волнуйся, если у тебя что-то не получится, я верну тебе затраченные тобой деньги, мы ведь подруги!»

Последний аргумент стал для меня решающим, и я отважилась на безумный, как выяснилось впоследствии, шаг. Чтобы стать членом кредитного клуба, надо было внести вступительный взнос — 180 $. Меньше половины этой суммы у меня было — все, что собрала «на черный день». Сто долларов пришлось одолжить у знакомых, пообещав вернуть в ближайшие месяцы. Мой муж был категорически против того, чтобы я вступала в этот клуб, говорил, что меня обманут. Но я с возмущением доказывала, что моя подруга, зная, насколько я больна, просто не может так поступить со мной!

В общем, мы с ней все же поехали в ее общество. Там я заполнила карточку с просьбой принять меня в члены международного клуба и поставила свою подпись под предупреждением, что уплачиваемый мною взнос является добровольным, безвозмездным и возврату не подлежит. Взамен привезенных мною долларов мне выдали четыре чека без указания суммы, после чего прочитали лекцию о том, как нужно строить «пирамиду», вовлекая новых людей, что им при этом говорить. Мне сообщили, что прибыль от вложенных денег я начну получать после того, как привлеку в клуб 11 новых членов. А когда я усомнилась в том, что смогу это сделать, Елена пообещала мне помочь.

А потом общество распалось. Осознав, в какую аферу попала, я пошла к Елене.

— Как ты могла со мной так поступить? — взывала я к ее совести. — Верни мне мои деньги, ты обещала!

Выслушав меня, моя подруга поднялась со скамейки, повернулась ко мне спиной и, уходя, презрительно бросила через плечо:

— Щас, жди! Это не ты, а я в следующий раз буду более тщательно подбирать себе друзей. Прощай!

На этом наше общение закончилось.

Когда я несла в клуб деньги, Елена обмолвилась, что я у нее уже 17-я. Не знаю, скольких людей она успела втянуть в свою аферу. Но, не работая, она за это время смогла сделать в квартире ремонт, купила новую мебель и холодильник, газовую плиту. По сути, моя подруга организовала бизнес на чужом горе, не пощадив даже проживающую в другом городе двоюродную сестру. Когда источник нетрудовых доходов иссяк, Елена снова пошла работать. Сейчас она уже не поучает соседей, как надо жить, чтобы иметь возможность без особого труда «зарабатывать» деньги.

Я уже смирилась с мыслью, что потеряла эти злополучные 180 $ навсегда. Единственное, что меня удручает, — это то, что я не могу вернуть человеку одолженные у него 100 $. После всего случившегося уже никому не верю. Даже тому врачу, который при лечении онкобольных настойчиво предлагает им попробовать пройти курс лечения препаратами зарубежной фирмы, которые сам же и распространяет. Чтобы поддержать свое здоровье, я иду в аптеку и покупаю там травки, которые мне никто не навязывает. Страшно и больно осознавать, что у вовлекающих в пирамиду всех, кого только можно, людей не осталось ни стыда, ни совести, ни элементарного сострадания к ближнему».

…Что можно добавить к вышесказанному? Наверное, то, что Людмила Ивановна далеко не единственная из тех, кто испытал на себе плачевные последствия от участия в «пирамиде». Дело Мавроди живет и ширится, вовлекая в нечестную игру все большее и большее число людей. Названия у всевозможных пирамид разные, суть одна — обогащение одних за счет других. У кого-то получается «делать деньги из воздуха», у кого-то нет. Но в конечном итоге и те, и другие оказываются не у дел. Закон пирамиды прост: выигрывает лишь тот, кто оказался на ее вершине. Остальные лишаются всего. И забывать об этом, наверное, не стоит, какие бы «златые горы» вам ни сулили.

Другие статьи этого номера