Лейтенант из легенды

Десятилетиями одна замечательная севастопольская семья собирает в отдельной папке материалы о подвиге легендарной 54-й батареи и ее доблестном командире Иване Заике. В ней нашлось место документам, письмам, фотографиям, газетным и журнальным вырезкам. При подготовке своих материалов не единожды приходилось самому обращаться к этой заветной папке. Вот и сейчас она на моем столе. Несмотря на ее объемы, кажется, что мне известен каждый помещенный в картонных обложках листочек. Но не удержаться от соблазна вновь обратиться к прошлому, свидетельства о котором читаны-перечитаны. Но, как и первый раз, они прочно приковывают к себе внимание.В конце октября 1941 года к стенам Севастополя устремились колонны войск фашистских захватчиков. В тот момент их командующий был убежден, что городом легче овладеть со стороны Николаевки. 30-го числа к этому приморскому поселку подошла моторизованная бригада врага. Немецким воякам казалось, что здесь им ничего не угрожает. Но на их пути встала 54-я батарея.

На ее укрепление и обустройство было отпущено очень мало мирного времени. Гарнизон батареи при четырех орудиях состоял из 136 краснофлотцев. За командира у них был 23-летний лейтенант Иван Заика. 30 октября в 16.35 по его команде раздался залп по колонне танков неприятеля. С этого залпа началась длительная, до начала июля 1942 года, героическая оборона Севастополя.

136 краснофлотцев во главе с 23-летним лейтенантом Иваном Заикой — с одной стороны, и бронированная армада фашистов, поддержанная с воздуха, — с другой. При таком неравном соотношении сил схватка длилась очень долго — более трех суток.

Нельзя без волнения читать дошедшие до нас записи радиообмена между 54-й батареей и штабом обороны Севастополя. Драма сражения пришлась на 2 ноября, когда после полудня вражеским огнем с земли и воздуха были выведены из строя все орудия. Сталь не выдерживала, а люди оставались в строю. В 13.40 батарейцы радируют: «Мы окружены. Бомбят самолеты». В 14.30 штаб отвечает: «Держитесь до шестнадцати. Помощь идет». В 16.50: «На помощь вышли тральщики и катера. Держитесь!» В 17.00 выходит на связь 54-я: «Противник находится на батарее». Еще в течение часа израненные, почти безоружные батарейцы вместе со своим юным командиром оказывают отчаянное сопротивление лютому врагу. В 17.45 Иван Заика последний раз вышел в эфир: «Связь кончена. Атакуют со всех сторон».

Но и после этого лейтенант и его побратимы не сложили оружия. Иван Заика был среди тех, кто прикрывал отход своих за спасительный обрыв берега моря.

Метким огнем 54-й батареи было уничтожено 30 танков и бронемашин, около сотни автомашин, десяток из них с пехотой, два орудия с тагачами, целый склад боеприпасов. Захватчик недосчитался в своих рядах свыше 500 солдат и офицеров. Таково было начало обороны Севастополя.

Факты, в общем-то, известны всем, кто интересуется историей родного города. Не потерявший самообладания лейтенант выжил. Он оказался в Крымских горах, где принял на себя командование одним из партизанских отрядов.

В мирные дни судьба свела бывшего воина с Геннадием Черкашиным. Его очерк, естественно, тоже нашел свое место в заветной папке. Честное слово, я впервые вчитался в строки писателя, которому было дано проникать в глубины человеческого характера. «Принимая решение открыть огонь про противнику, — писал Геннадий Черкашин, — разве не отдавал себе отчета двадцатитрехлетний комбат, что тем самым он обрекает свою батарею на смертный исход? Разве не сжималось его сердце от мысли, что среди обреченных — его беременная жена Валентина?! На какую такую помощь мог рассчитывать, когда позади шестнадцатиметровый обрыв и море, а до Севастополя не менее пятидесяти километров?! И как долго они могли продержаться, имея в наличии всего четыре 102-мм орудия. Нет, не тешил себя напрасными надеждами комбат».

Так можно переписать все произведение Геннадия Черкашина, впрочем, как и каждый листочек, помещенный в папку.

21 апреля 2000 года решением сессии горсовета было принято решение «О восстановлении звания «Почетный гражданин города-героя Севастополя» в знак признания выдающихся заслуг перед ним. О ком в числе первых вспомнила ветеранская общественность города? Конечно же, о ныне проживающем в Кременчуге Иване Ивановиче Заике. «Пленум Севастопольского комитета ветеранов войны и Вооруженных Сил, — читаем мы в их обращении к руководителям города, — на своем заседании принял постановление… возбудить ходатайство о присвоении звания «Почетный гражданин города-героя Севастополя» человеку из легенды лейтенанту (ныне капитану в отставке) Заике Ивану Ивановичу, батарея которого первой начала оборону города, а ее геройская гибель в бою с врагом явилась героическим прологом всей последующей обороны Севастополя».

Вот-вот в очередной раз будут рассматриваться кандидатуры на присуждение почетного звания в нынешнем году. И вновь ветеранская общественность ходатайствует об Иване Ивановиче Заике. История города богата на славные имена достойнейших из достойных. Не опоздать бы всем воздать должные почести. Совсем недавно, 27 марта, Иван Иванович Заика — отважный лейтенант с 54-й батареи, чье имя навсегда прочно вписано в историю Великой Отечественной войны, в историю города-героя Севастополя, — отметил свой 86-й день рождения.

Другие статьи этого номера