Как это было

В настоящее время в Севастополе живут участники траекторных измерений в районах приводнения головных частей межконтинентальных баллистических ракет и обеспечения первого орбитального полета космического корабля «Восток», пилотом-космонавтом которого был Ю.А.Гагарин. Это офицеры в отставке Павел Васильков, Николай Королев, Радий Юлдашев, Геннадий Антипов, Виктор Жулидов, Станислав Чистяков, Виталий Поздеев, мичман в отставке Владимир Довгань и автор этих строк.Развитие космонавтики в СССР в начале 60-х годов потребовало глобального контроля за полетами, функционированием и управлением различными космическими аппаратами, орбиты которых пролегали над просторами Мирового океана. Баллистики просчитали, что для посадки спускаемого аппарата космического корабля в заданном районе СССР и второго старта с промежуточной орбиты вокруг Земли к планетам Солнечной системы, единственным районом, где включается тормозная двигательная установка космического корабля и доразгонные блоки межпланетных станций, является Атлантический океан. Кроме того, как показали расчеты, при орбитальном полете из 15 суточных витков шесть проходят над Мировым океаном и «невидимы» с наземных измерительных пунктов, расположенных на территории СССР. Реально назрел вопрос о создании специальных кораблей, оборудованных необходимой измерительной аппаратурой, способных в акватории Атлантического океана контролировать орбиты и трассы полетов к планетам Солнечной системы, осуществлять прием телеметрической информации и обеспечивать необходимую радиосвязь.

К этому времени в ВМФ СССР уже имелось соединение, получившее открытое наименование «Четвертая Тихоокеанская океанографическая экспедиция» (ТОГЭ-4), корабли которой смогли решать эти задачи с космическими аппаратами, орбиты которых пролегали над просторами Тихого океана.

Встал вопрос о создании Атлантического плавучего телеметрического комплекса. В исключительно сжатые сроки были решены вопросы аренды судов Минморфлота и переоборудования их в плавучие телеметрические пункты. Минморфлот выделил для этих целей теплоходы «Краснодар», «Ворошилов» и «Долинск».

В кратчайшие сроки на теплоходы было поставлено необходимое оборудование и они были превращены в плавучие телеметрические пункты. В обстановке строгой секретности теплоходы Атлантического плавучего телеметрического комплекса выходили в рейсы под флагом советского транспортного флота с легендой: «Снабжение тарой советских рыбаков».

К 12 апреля суда ТОГЭ-4 «Сибирь», «Сахалин», «Сучан» и другие находились в точках вдоль трассы полета космического корабля «Восток». Южнее по трассе получил рабочую точку теплоход «Ворошилов». Эта точка позволяла ему первым зафиксировать прием телеметрии, если бы программа посадки «Востока» включилась с опережением. Теплоход «Долинск» занял свое рабочее место севернее острова Фернандо-По. Его зона радиовидимости позволяла зафиксировать работу бортовой телеметрии в случае задержки времени включения тормозной двигательной установки. Такая расстановка теплоходов АПТК позволяла вести прием телеметрии от начала включения системы бортовой ориентации до конца работы тормозной двигательной установки при входе космического корабля в плотные слои атмосферы.

Судам ТОГЭ-4 в качестве основной задачи предписывалось принять и срочно передать на космодром и в ЦУП состояние двух параметров — пульса и дыхания. Дополнительно к основной задаче радиограммой, полученной командиром соединения 10 апреля, было указано: быть готовыми (при необходимости) установить двухстороннюю связь с космонавтом, быть готовыми к использованию корабельных вертолетов и плавсредств для обеспечения поисково-спасательных работ в необходимом масштабе.

12 апреля на всех судах ТОГЭ-4 по 30-минутной готовности объявили боевую тревогу, операторы заняли свои места, включили станции. Поступила циркулярная радиограмма. Ее зачитали по судовой трансляции: «Точное время старта — 9 часов 6 минут 59,7 секунды», значит, через 25-30 минут «Восток» будет в зоне радиовидимости «Сибири». Томительно идет время. Вдруг сквозь радиопомехи пробивается радостный, возбужденный голос космонавта, заканчивающийся фразой: «Привет «блондину!» — так в отряде космонавтов «величали» А.А.Леонова, находящегося в данный момент на самом восточном пункте связи на территории Союза. И снова голос космонавта, докладывающего, что полет проходит нормально, что на борту все в порядке и что чувство невесомости интересно. На электронно-лучевых трубках станций появился устойчивый сигнал в виде гребенки со сломанными зубьями.

Визуально снимаются параметры дыхания и пульса. Они равны: пульс — 76, дыхание — 22. Радиограммой эти данные тут же передаются на космодром, в ЦУП. Таким образом, следящие за состоянием космонавта специалисты ЦУПа и Главный конструктор получили нужную информацию в темпе ее приема. Через 5-6 минут сигнал пропал, «Восток» скрылся за горизонтом. В это время контроль за его полетом принял «Сучан», а затем и «Сахалин». ЭОС «Чукотка» использовалась как судно-ретранслятор для передачи на землю экстренных радиограмм.

Суда АПТК через час после старта «Востока» приняли устойчивый сигнал. Система ориентации космического корабля работала нормально. Операторы станций «Трал» в темпе приема сигнала визуально зафиксировали прохождение команд на включение тормозной двигательной установки и выключение ее. Точно зафиксирована продолжительность работы тормозной двигательной установки. Радиограммы оперативных донесений через 2-3 минуты от начала приема телеметрии были на столах ЦУПа.

После отбоя боевой тревоги на судах ТОГЭ-4 все свободные от вахты матросы и офицеры высыпали на верхнюю палубу, выражая свой восторг от успеха советской космонавтики. Всех волновал один вопрос: кто же он, этот советский Колумб ХХ века, взлетевший на советской ракете в поднебесье? Вдруг по трансляции раздались позывные Кремля, а знакомый голос Левитана сообщил о том, что первый космический полет «Востока», пилотируемого пилотом-космонавтом Ю.А.Гагариным, успешно завершен посадкой в заданном районе. Портрет космонавта мы увидели в газетах после возвращения на Родину.

Многие из тех, кто принимал участие в обеспечении программы космических исследований, были награждены высокими государственными наградами и наградами Федерации космонавтики.

Другие статьи этого номера