Цивилизация на честном слове

В Ираке — вновь война. Только с воскресенья, 4 апреля, по четверг, 8-е, в боях с иракскими партизанами погибли 50 военнослужащих коалиции, из них 33 американца. Бои идут в Неджефе, Эль-Куте, Эль-Фаллудже, в самом Багдаде… А ведь это только начало. Затевая войну против Ирака, в Белом доме явно не представляли, во что на самом деле они ввязались.Начальная фаза операции была рассчитана точно, и военная победа над армией Хусейна была достигнута без труда. Но Россия, Франция, Германия, выступавшие против операции в Ираке, уже тогда предупреждали, что устранение Саддама породит куда больше проблем, чем разрешит.

Взрывы поездов в Испании 11 марта стали только первым звонком для США. Теракты вызвали падение испанского правительства, а пришедшее к власти социалистическое правительство собирается вывести из Ирака свои войска.

Вслед за атакой на Испанию последовали атаки на самих американцев в Ираке. Сигналом к всеобщей войне против войск коалиции стала расправа в Эль-Фаллудже 31 марта над четырьмя американцами. Невооружённая толпа окружила 4 джипа, заставив их остановиться (двум машинам удалось прорваться сквозь толпу и уехать), вытащила из них четверых солдат и, по древнему восточному обычаю смертной казни, забила до смерти камнями, а потом ещё долго глумилась над трупами, крича: «Фаллуджа — кладбище американцев!» и традиционное «Аллах акбар!»

После расправы в Эль-Фаллудже у американцев осталось два выхода: или начать беспощадную войну за демократию, или немедленно бежать из Ирака. Оба выхода катастрофичны, и даже трудно сказать, какой катастрофичен больше.

Уйти — значит оставить Ирак на волю местных религиозных вождей, среди которых в последние дни ярко взошла звезда молодого Муктады ас-Садра. Люди, подобные ас-Садру, принципиально не признают ни светского государства, ни мирного сосуществования с какими бы то ни было чужеземными силами; а что такое «демократия», «свобода слова» и «права человека», не понимают вообще. Так что, если американцы сбегут из Ирака, то очень скоро там установится такой религиозный режим, по сравнению с которым фундаменталистский Иран покажется мирным светским государством.

В этом случае весь мусульманский мир, который и так пришёл в движение, получит сильнейший толчок, и нетрудно догадаться, против кого этот толчок будет направлен.

Оставшись же, американцы столкнутся с бесконечной партизанской войной, гораздо более жестокой и страшной, чем война во Вьетнаме. У вьетнамцев хотя бы не было шахидов, там была хоть какая-то условная линия фронта. В Ираке же шахидов будет бесконечное множество, а линии фронта нет вообще. Не будет также ни малейшей надежды завершить эту войну хоть когда-нибудь.

Конечно, перед выборами президент Буш не может уйти из Ирака: для него это означает политическую катастрофу. Он вынужден продолжать воевать. Готовится переброска в Ирак новых контингентов — по некоторым сведениям, около 100000 человек. Вьетнам начинался так же… Надеяться на союзников американцам не стоит: как показал опыт Испании, привыкшие к тихой сытой жизни европейские избиратели готовы на что угодно, лишь бы арабские террористы не устраивали у них взрывы.

Если Бушу не удастся хотя бы временно притушить войну, то, вполне возможно, избиратели предпочтут ему кандидата от демократов Джона Керри. Однако уход американцев из Ирака — будь то по приказу Буша или Керри — вызовет совершенно одни и те же последствия.

В результате после операции союзников в Ираке мир сразу стал менее безопасным. Фактически Буш выдернул из-под мусульманского мира одну из опор, и вся эта колоссальная масса опьянённых идеей «Аллах акбар!» фанатиков обрушится на иудео-христианскую цивилизацию. И не забудем, что у Пакистана давно уже есть ядерное оружие, а прозападная власть держится там на честном слове…

Другие статьи этого номера