Украина — донор безопасности в мире

В Севастополе и Крыму побывал директор Центра информации и документации НАТО в Украине Мишель Дюрэ. Целью его поездки на полуостров была организация в Симферополе летнего лагеря для представителей украинских партий с целью распространения в обществе информации о Североатлантическом альянсе. Кроме того, Мишель Дюрэ привез несколько видеокассет, рассказывающих о целях, задачах и деятельности НАТО, и передал их в телерадиокомпанию «Бриз» Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины. Гость встретился в телестудии «Бриз» с журналистами и ответил на интересующие их вопросы.- Господин Дюрэ, вы свободно владеете русским и украинским языками. У вас, наверное, славянские корни?

— Нет, я бельгиец, и два года назад, когда я стал директором Центра информации и документации НАТО в Украине, начал изучать украинский язык. В день я заучивал 10-15 слов, и через 17 месяцев стал вполне сносно общаться с украинцами. Украинский язык мне очень нравится своей музыкальностью.

— Какие главные задачи стоят перед центром, который вы возглавляете?

— Центр был открыт семь лет назад в Киеве с целью распространения объективной информации относительно НАТО. Проблема безопасности для западных и восточных стран Европы очень важна, однако они вкладывают в этот термин разное значение.

На латыни слово «безопасность» означает «излечение». А в русском и украинском языках — другая смысловая нагрузка, совсем другая философия. Сейчас идет активная интеграция двух философий, и роль моего центра заключается в том, чтобы Украина понимала роль НАТО как инструмента безопасности.

Более того, сегодня НАТО переживает процесс трансформации, о чем, например, свидетельствует программа «Партнерство во имя мира». В ней активное участие принимает Украина. Мы хотим объяснить гражданам вашей страны, скажем, почему альянс сегодня находится в Афганистане, какие вызовы и угрозы существуют для НАТО и наших стратегических партнеров.

Центр информации и документации НАТО в Украине активно работает и с военными, и с гражданскими, однако не для того, чтобы в чем-то убеждать. Мы здесь, чтобы давать широкую информацию.

— Тем не менее, господин Дюрэ, в Севастополе и Крыму есть немало людей, которые утверждают, что НАТО — агрессивная структура…

— Это не так. НАТО прежде всего политическая, а уже потом военная организация. Если хотите метафору, то альянс — своеобразная страховка для демократических, стабильных стран, своих членов и партнеров от внешних угроз. Более того, НАТО — это консенсус демократий. А без взаимопонимания мы никогда бы не смогли создать Евросоюз, устойчивые демократии.

— Какие, на ваш взгляд, перспективы Украины вступить в НАТО?

— Нужно понимать историческую картину. Где мы находились 10 лет назад и где находимся сегодня. Вспоминаете?

Наиважнейшим документом, подписанным НАТО и Украиной, является Хартия об особом партнерстве. После того как ваша страна провозгласила конечную цель — интегрироваться в евроатлантические структуры, в частности в НАТО, был создан план «Украина — НАТО». И когда вы читаете этот документ (он имеет свободное хождение в СМИ), то понимаете, что речь идет об адаптации государства к уровню евростандартов. Украина уже сегодня в определенной степени интегрирована в НАТО, и этот процесс продолжается.

Однако, подчеркну, все зависит от желания Украины отработать такие важные вопросы, как прозрачность выборов, доступ к разнообразной информации, свобода слова и прессы. Это ключевые элементы на пути интеграции в евроатлантические структуры.

— Как вы оцениваете участие сил быстрого реагирования Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины в мероприятиях программы НАТО «Партнерство во имя мира»?

— Не только флот, но и все другие компоненты Вооруженных Сил Украины принимают активное участие в мероприятиях программы. Они имеют очень высокую репутацию в НАТО. И по мере трансформирования в русле военной реформы их авторитет будет только возрастать.

— Противники вступления Украины в НАТО говорят, что наше оружие и боевая техника не вписываются в стандарты евроатлантической структуры…

— Это стереотип мышления. Кстати, и в странах Запада существуют негативные стереотипы в отношении Украины. Такова жизнь.

Что касается стандартов, то в НАТО к этому вопросу подходят гибко. Ведь у каждой страны альянса свои ВПК, свои рынки вооружений. Это нормально. Скажем, новый член НАТО Венгрия еще на протяжении шести лет будет проводить реформу армии, адаптируясь, приближаясь к новым обстоятельствам.

Однако есть безусловные стандарты. Например, гибкость мышления офицеров, способных без команды свыше, так сказать, на горизонтальном уровне принимать ответственные решения.

Мне понравилось недавнее высказывание вашего министра обороны Евгения Марчука о том, что реформирование Вооруженных Сил Украины — это трансформация менталитета, подходов, правил, новая философия.

— Как НАТО оценивает деятельность украинских миротворцев в Африке, Ираке, на Балканах?

— Украина — безусловный донор безопасности в мире. Ваши миротворцы по уровню подготовки соответствуют своим коллегам из стран НАТО. Это еще раз показывает, что трансформация Вооруженных Сил Украины приближается к евроатлантическим стандартам.

— Общеизвестно, что на территории Украины размещены военные базы РФ. Не станет ли это обстоятельство причиной, которая в перспективе не позволит Украине вступить в НАТО?

— Это, с одной стороны, сложный, а с другой — виртуальный вопрос, ведь пока что НАТО не получило официальной заявки Украины относительно вступления в альянс.

Что касается российских военных баз, то их судьбу должны решить Украина и Россия.

Скажу больше. НАТО имеет хорошие отношения как с Украиной, так и с Россией. Другое дело, что уровни сотрудничества двух государств с НАТО разные. Если Украина проявляет интерес в перспективе вступить в евроатлантический альянс, то Россия официально заявила, что не будет этого делать.

С Россией мы создали два года назад совет «Россия — НАТО» и в его рамках очень оперативно занимаемся вопросами борьбы с терроризмом. Я считаю, что Москва нуждается в НАТО, и наоборот. То же можно сказать и в отношении Украины.

Для нас в НАТО важно: чем лучше будут отношения между Украиной и Россией, тем больше стабильности будет в регионе. В конце концов укрепление сотрудничества НАТО с Киевом и Москвой означает гарантию этой стабильности.

— Как известно, в июне этого года в Стамбуле состоится саммит стран — членов НАТО. Какие на нем будут рассматриваться вопросы?

— В Стамбуле мы будем рассматривать комплекс вопросов трансформации НАТО в связи с новыми угрозами — мировым терроризмом и распространением оружия массового поражения. Это очень сложные проблемы.

Мы сейчас выполняем новые задачи. Например, НАТО проводит миротворческие операции в Афганистане. Нужно распространить эти операции не только в Кабуле, но и в других районах этой страны. Есть комплекс вопросов, которые должны решить страны НАТО в Ираке. 26 стран альянса должны договориться в Стамбуле по очень конкретным вопросам.

Что касается Украины, то пока мы не знаем, на каком уровне будет встреча Украина — НАТО, однако мы надеемся, что такая встреча состоится.

— Ваше отношение к Украине? Как вы оцениваете людей, которые живут в нашей стране?

— Мне очень нравится гибкость менталитета украинцев, их подход к жизни. Я бы сказал, что он вполне европейский.

В НАТО мы часто говорим, что имеем культуру консенсуса, однако мы также имеем консенсус культур. И я уверен в том, что когда Украина будет в НАТО, то этот консенсус укрепится, а культура вашей страны обогатит европейскую культуру.

Другие статьи этого номера