Этот день, как и Новый год, мало кого оставляет равнодушным

Отмечаемый завтра День международной солидарности трудящихся сплотит и тех, кто привык слышать перед своей фамилией обращение «товарищ», и тех, кто в последнее время откликается только на «господин», и тех, кому все эти знамена с лозунгами глубоко «по барабану». Перед Первомаем, как и перед Богом, все равны: каждый верит в него по-своему и ждет от него чего-то своего.Историю одного из самых международных и некогда до мозга костей советского праздника мы капитально изучали в школе. Первомай — праздник, знакомый с детства. К этому дню обязательно покупались обновки, ведь к Первомаю обычно давали премию… Кто сам, кто с родителями, шли мы на праздничную демонстрацию с красным бантом на груди, такими же красными флажками или разноцветными воздушными шарами в руках либо же с лозунгами, транспарантами и портретами вождей. На демонстрациях было весело и празднично, и после нее люди шли друг к другу в гости. И лозунг «Мир! Труд! Май!» совсем не противоречил первомайским ощущениям.

Откинув всю прелесть идеологии, для начала вспомним, откуда к нам пришел этот праздник. И выходит, как всегда, из-за границы. Всего сто с небольшим лет назад Америка представляла собой страну совсем не «американской мечты». По данным бюро трудовой статистики, представленным Конгрессу США, в 1880 году средняя стоимость жизни составляла 720 долларов в год, а годовая средняя зарплата рабочих в промышленности была около 300 долларов в год. При этом средний рабочий день составлял 11-12 часов. Это-то и возмутило американскую федерацию профсоюзов, которая еще в 1884 году (!) приняла резолюцию: с 1 мая 1886 года работать не больше 8 часов; установить эту продолжительность рабочего дня явочным порядком и добиваться ее признания всеобщей забастовкой. В тот день 1 мая в США бастовали 350 тысяч человек (11562 предприятия), еще около 100 тысяч сумели добиться принятия своих требований до начала всеобщей забастовки. После нее сокращения рабочего дня до 8 часов добились около 200 тысяч, примерно столько же — сокращения с 12-ти и более часов до 9-10. Правда, в Чикаго рабочим пришлось побиться с полицией.

А в июле 1889 г. Парижский конгресс II Интернационала принял решение о ежегодном праздновании этого дня, который назвали Днем международной солидарности трудящихся. В России впервые его отметили в 1890 году — правда, в Варшаве, и только годом позже — в Санкт-Петербурге. И если сегодня в Российской Федерации его называют праздником Весны и Труда, то у нас он возродился под старым названием.

В «табели о рангах» советских праздников Первомай занимал весьма почетное второе место, уступая первенство дню Великого Октября. В нынешней праздничной иерархии место 7-го Ноября окончательно и бесповоротно занял День Победы. Национально-народный праздник вытеснил сугубо политическую дату. Удивительно, но Первомай при таких принципиальных переменах сохранил по значимости свое почетное второе место. Разумеется, сущность даты заметно изменилась, но праздник остался праздником. Выстоял. Выжил. Приспособился. Как сложится его будущее — покажет время.

Однако, положа руку на сердце, признаем, что и в советские времена «партийная сущность» Первомая заботила в основном только функционеров КПСС и ВЛКСМ. Для широких же масс трудящихся на всех просторах СССР от Калининграда до Петропавловска-Камчатского идейный стержень этих торжеств как-то терялся за естественным человеческим желанием собраться с друзьями и родственниками за праздничным столом и хорошенько отметить встречу, дарованную свыше возможность не идти на работу, а заодно и наступление настоящей весны.

Вот оно — объединяющее начало — весна. Завтра на улицу Ленина, площадь и проспект Нахимова, на Большую Морскую выйдут люди различных политических пристрастий под украинскими и советскими знаменами, под стягами своих партий и с лозунгами, оными продекларированными. Выйдут как сами трудящиеся, так и те, кого они считают капиталистами. И те, и другие будут говорить о ситуации в политике, экономике и социальной сфере в нашем государстве.

А в другую сторону нескончаемым потоком будут двигаться колонны пенсионеров, направляющихся на посадку картошки. Их дети и внуки, уклонившиеся от участия в демонстрации, совершат марш-бросок на природу, где, подбадривая себя громкими криками насчет прав национальных меньшинств в Гватемале и сложного положения трудящихся свободного Ирака, откроют сезон шашлыков. Им не до политики.

Весна, знаете ли-с!

Кстати

Забавно, что ночь с 30 апреля на 1 мая — это та самая знаменитая Вальпургиева ночь, когда все ведьмы Германии и Скандинавии летят на шабаш на гору Блуберг. Со средних веков в эту ночь люди жгли костры, чтобы отпугнуть нечистую силу, крестили на ночь детей — чтобы не украли. На следующий день люди в разных странах украшают Майское дерево цветами и лентами. Вешают на Майский шест сладости и колбасы, за которыми карабкаются местные смельчаки. Выбирают Королеву Мая, дарят друг другу ландыши. Можно собирать рассветную росу — она помогает от веснушек. Во всем католическом мире месяц май посвящен Мадонне.

Глас народа

Что для вас этот праздник?

Мария ЦВЕТКОВА, предприниматель:

— Для меня этот праздник — торжество весны. Светит солнце, вокруг цветы, красота. Хочу сказать, что любая власть привязывает праздники к старым. На Западной Украине отмечается День святого Юрия. У нас — День святого Георгия. Эти праздники олицетворяют пробуждение природы. Мне кажется, от них и пошли праздники весны.

Татьяна ГОРНОСТАЕВА, бухгалтер:

— Прежде это был праздник трудящихся, студентов. К нему приурочивали достижения. Что-то хорошее он нес в каждую семью. Но за годы независимости этот праздник стал затухать, потерял смысл как праздник трудового народа. Это большая ошибка. Правда, сейчас предпринимаются попытки его возродить. Но сделать это будет сложно.

Иван ЗАДАЧИН, директор индустриально-педагогического колледжа:

— Прежде всего это праздник, который ассоциируется с лозунгами, с которыми мы выросли. Хотелось бы, чтобы солидарность возродилась. Чтобы не просто говорили о любви к народу, своему городу. Важно, чтобы это действительно было так. Лжепатриотизм не нужен. Надеюсь, что молодежь, в том числе студенты колледжа, это понимают.

Алексей ИВАНОВ, рабочий:

— Я думаю, что сейчас есть возможность вернуть празднику его первоначальный смысл: демонстрация единства людей труда. За последние годы немало потеряно в плане социальной защиты. Возможность отстаивать права дает Первое мая как день трудовой солидарности. Во многих капиталистических странах люди (рабочие, фермеры, мелкие предприниматели и другие категории) выдвигают свои требования. И наши предки когда-то собирались на маевки. Хотелось бы, чтобы традиции Первомая не забылись.

Андрей, 16 лет:

— Раньше родители ходили на демонстрацию, носили портреты вождей. И меня брали с собой. Но когда я вырос, оказалось, что некоторые лидеры, изображенные на тех портретах, вовсе не друзья народа. И я теперь не хожу на демонстрации.

Татьяна, работник сферы культуры:

— Для меня это — воспоминание детства, нарядно одетые люди, цветы, музыка. Это возможность встретить на демонстрации знакомых. Но все, увы, в прошлом. Остались воспоминания о светлом весеннем празднике.

Александр АФАНАСЬЕВ, офицер запаса:

— Это трудовой праздник весны и труда. Мне приятно ходить на демонстрацию. На сей раз пройду в колонне профсоюзов. Как я слышал, колонны будут по партиям. Поскольку Президент издал Указ о праздновании, этому событию хотят придать политическое значение. Что делать, политики меняются, а весна остается. Пойду на праздник с товарищами. После демонстрации за солидарность поднимем рюмку.

Другие статьи этого номера