«Я хочу жить в стране, в земле которой меня хоронили в августе 43-го!»

— эту фразу Анатолий Васильевич Кучеров произнес еще в прошлом году, когда, познакомившись как соседи по ул. Павла Корчагина, мы обсуждали перспективы продления его вида на жительство в Украине. Ветеран Великой Отечественной, российский гражданин по паспорту, он живет в Севастополе уже с 2000 года. Вместе с женой Тамарой Павловной, не поверившей в его гибель тогда, при освобождении Харькова, и собирающейся отметить с ним 60-летие супружеского союза в 2007-м. Такой оптимизм, несмотря ни на что, такую волю к жизни редко можно увидеть. Но у фронтовиков и их жен это, верно, в характере и в самой крови…Удивительная фраза, услышанная от соседа, его рассказ-легенда о своей судьбе не давали покоя. Есть в воинских частях старая традиция: когда приходят новобранцы, собирать их в красном уголке на встречу с ветеранами. Чтобы узнала молодежь о славном прошлом, чтобы было на кого равняться, но главное, чтобы память жила! Ведь ветераны — это целая эпоха. И так не хочется с печалью говорить: «Они уходят». Нужно говорить с гордостью: «Они были и, слава Богу, еще живут рядом!».

Четыре раза был ранен Кучеров на той Великой и один раз убит. Но вот фотография, датированная 10 июня 1945 года, сделанная на долгую и добрую память фронтовыми друзьями-пехотинцами. Слева — Анатолий Васильевич. С перебинтованной головой, зато живой! Но потревожиться родным и любимой девушке Тамаре, с которой учился в одной школе и что обещала ждать его всю войну, довелось немало. В 1943-м после тяжелейших боев при освобождении Харькова была послана на солдата домой похоронка. Получивший ее на родине председатель сельсовета, зная, какое это горе для родителей, вызвал Тамару и попросил ее отнести домой извещение. Но девушка не поверила в смерть любимого, оставила у себя траурную бумагу, так и не принесла родителям страшную весть. И сердце девичье не обмануло.

В госпитале А.В. Кучеров встретил земляков, которые сообщили, что на него пришла похоронка в родную деревню Заболотье. И поспешил солдат отправить домой весточку о том, что только ранен. Сопоставив даты отправления писем на конвертах, Тамара убедилась, что Анатолий жив. Радости не было предела.

Но в Книге Памяти Вологодского района России А.В. Кучеров так и числится в числе павших под Харьковом. Об этом ему с присущим только прошедшим войну юмором писал его друг-односельчанин Владимир Кокничев: «Там записано, что Кучеров Анатолий Васильевич, рядовой, убит 18.08.1943 г., похоронен — Харьковская обл., сад Бражники, на опытном поле. Вот такие события. Так что ты уже был в том миру и возвратился обратно, с чем тебя и поздравляю. И тебе уже ничего не страшно: если снова будешь там, то уже станешь заметным человеком… Да, теперь и мне не особо страшно: туда приду, а у меня уже есть свой человек, я там буду голосовать за тебя! Вот, Толя, бывают еще какие чудеса на белом свете…».

А в 2003 году жители села Кривые Колени Кальновского района, что на Черкащине, пригласили приехать Кучерова на праздник 9 Мая,как одного из своих освободителей. И он на 81-м году(!) ездил. Встречали цветами (на снимке). Сфотографировался и у братской могилы, где похоронены 35 павших воинов, а на памятнике могла быть его фамилия. Звали и в этом году. И поехал бы, да здоровье…

Уж очень долгими и тяжелыми дорогами войны шагал рядовой стрелковой дивизии Анатолий Васильевич Кучеров, призванный на фронт в июне 1942 года. В начале войны был комсомольским вожаком на строительстве укрепрайона г. Тихвина под Ленинградом. Затем дивизию, куда он попал после присяги, направили на фронт под Воронеж. Здесь в боях за Старый Оскол впервые тяжело ранило в ногу. Пять месяцев пришлось лечиться. Но в строй вернулся.

В следующий раз ранило, когда при вылазке разведроты в тыл врага наткнулись бойцы на вражескую засаду. Начался ураганный обстрел с двух сторон: били и наши, прикрывая разведчиков, били и фашисты. Шальная пуля попала в руку Анатолия, приковав к госпитальной койке еще на два месяца. Но самые серьезные испытания ждали его впереди.

«Вспоминается летний день, когда мы заняли позицию, освободив деревню Кривое Колено. С возвышенности, где нас было 30 бойцов, хорошо просматривалась местность, — рассказывает Анатолий Васильевич. — Фашисты, опомнившись от нашего внезапного натиска, стали стягивать силы. Мы передислоцировались и заняли позицию у моста через реку. Но враг напирал со всех сторон, пошли немецкие танки, и мы вынуждены были отступить. Здесь меня ранило в бедро.

Многие в этом бою были ранены и убиты. Ночью меня подобрали партизаны и спрятали на чердаке в одной из хат ближайшего села. Очнулся на следующий день, не зная, где я и что со мной, но по жгучей боли понял, что ранен серьезно. Чтобы сориентироваться, прорезал камышовую крышу и увидел поблизости ребятишек. Подозвав их поближе, спросил: «Кто в деревне — русские или немцы?» Они ответили, что русские. Тогда попросил позвать ко мне кого-нибудь из старших. Вскоре пришли санитары, отнесли меня в школу, где разместился передвижной госпиталь. Здесь из раны извлекли пулю. На долгих десять месяцев я выбыл из строя. После выздоровления попал в резервное подразделение под Будапешт, а затем был направлен в штаб 2-го Украинского фронта».

Закончил войну Кучеров в Чехословакии под Братиславой. Вернулся в родную деревню, где с нетерпением ждали его родные и верная подруга Тамара. Женился. Стал работать в колхозе. Потом уехал с семьей в Мурманск, где более 30 лет проработал на рыбокомбинате сначала рабочим, а потом диспетчером.

За храбрость и мужество, проявленные на фронте, награжден А. В. Кучеров орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в 1941-1945 гг.». А медаль «За отвагу» — самая главная солдатская награда — нашла бойца уже в мирное время, спустя 13 лет после войны.

Вот такая история. Что к ней еще добавить? О пенсии в 100 долларов на двоих, супруги если и упоминают, то лишь в разговоре о том, что детям, живущим рядом, порой помогают. На жизнь и болячки не плачутся, говорят, как о фактах неизбежных, но преодолимых. В общем, ведут себя как фронтовики, как настоящие ветераны. И только иногда, прочувствовав собеседника, доверяют ему сокровенное…

Так, слава Богу, в наш век продолжают возникать легенды, и есть надежда, что будут они рождаться всегда. Пока живет человек, пока существуют такие неотделимые от него понятия, как честь, дружба, любовь и национальная гордость, пока у людей, населяющих нашу Землю, не угасла живая память…

С поклоном ветеранам,

Другие статьи этого номера