Свою жену я встретил …в 9 лет

Мы задали через газету вопрос: кто этот севастопольский мальчик, жив ли, как сложилась его дальнейшая судьба? Ответа не пришлось ждать долго…Позвонила наша читательница, назвала фамилию маленького моряка и даже дала адрес. Владимир Семенович Назаров не заставил себя уговаривать. Так состоялась встреча, поводом для которой послужила фотография, сделанная более шестидесяти лет назад в самое страшное и беспощадное время. Тем не менее: мы сидим рядом. Не чудо ли?

— На этом снимке мне 6 лет, — рассказывает Владимир Семенович. — Как ни странно, но я отчетливо помню то время. Мой отец служил в комендантском подразделении, поэтому часто среди моряков бывал и я. Бойцы ко мне относились с душой. Видите, я одет в морскую шинель, на мне бескозырка. Все по размеру. Я горд и счастлив, что выполняю столь отважное дело — защищаю город от врагов. Вы же понимаете, в этом возрасте дети все воспринимают серьезно, в том числе и себя. Помню, очень хотелось иметь настоящее оружие. Но кто бы мне его доверил? Поэтому в кобуре я носил игрушечный пистолет, а на рукаве нарисовал химическим карандашом знаки отличия…

— Неужели не было страшно?

— Страшно было первое время, особенно когда начинались ночные бомбежки. Вскакиваешь с постели сонный, ничего не соображаешь, надо бежать в укрытие, а черное небо разрезают трассирующие пули… Потом вроде как привык. Хотел сражаться. Где-то раздобыл запал от гранаты, носил в кармане с собой. Бойцы увидели, наказали. Я же мог и сам взорваться, и окружающих покалечить. Сказали, пойдешь, мол, на гауптвахту, а я в слезы.

— Приходилось ли видеть погибших?

— Да. Этот же взвод занимался захоронениями. Крепко запомнилось: в центре города разбомбили роддом, в братской могиле хоронили молодых женщин и совсем крошечных, новорожденных детей…

Незадолго до оккупации города семья Назаровых эвакуировалась в Поти. Точнее, мама с маленьким Владимиром, его сестрой и братом. Отец защищал Севастополь до последней возможности, пока на мысе Херсонес не был ранен и взят немцами в плен.

Военное лихолетье подорвало хрупкое здоровье ребенка. В конце 45-го мальчик тяжело заболел. Сказались голод, холод, нервные потрясения.

— Я был доставлен в санаторий под Ялтой, где собрались больные дети со всего Советского Союза. Заболевание суставов было настолько серьезным, что врачи не разрешали мне подниматься с постели в течение почти 8 лет. Даже осваивать общую школьную программу приходилось в постели, учителя сами приходили в палату, вели уроки. И когда в санаторий приезжали артисты, кино, цирк, нам с таким диагнозом вставать не разрешалось. Так и привозили в актовый зал на кроватях…

Но, несмотря на тяжелый недуг, Владимир Семенович вспоминает то время с теплотой. Хоть и трудные были годы, страна разрушена, а о детях заботились.

— Вся помощь нам оказывалась бесплатно, — подчеркивает он. — Родители ни за что не платили, разве что своим трудом в общий котел…

Среди 12 человек из его класса шестеро стали медалистами. Владимир Семенович в том числе. Как бы то ни было, но его поставили на ноги в прямом и переносном смысле. Он поступил в Одесский институт радиосвязи, вернулся в родной Севастополь. 16 лет работал в Институте гидрофизических исследований и вот уже почти четверть века трудится на радиозаводе «Муссон».

С женой, Галиной Сергеевной Назаровой, Владимир Семенович официально вместе уже 44 года. Но…

— Свою жену я встретил в 9 лет, — говорит наш герой.

Она была товарищем по несчастью, лечилась в том же санатории. Увы, болезнь на Галине Сергеевне оставила жестокий и неизгладимый след — женщина без помощи костылей не ходит. Однако тем более невероятным кажется тот факт, что, несмотря ни на какие препятствия, на запреты врачей, она родила и воспитала с мужем двоих детей: дочь и сына.

— Жена у меня очень добрый, открытый, общительный человек, — с любовью отзывается Владимир Семенович о супруге. — Мы вообще не затворники. Так уж воспитаны, не индивидуалисты. Как говорится, один за всех и все за одного.

Конечно, в семье Назаровых, как и у всех, есть свои проблемы. Иной раз человек с богатырским здоровьем под грузом житейских невзгод не знает, что делать, как жить дальше. Назаровы же с детства поставлены в условия, когда каждый новый день, новый год, новый этап в жизни — словно решающий бой. И быть ли ему последним, зависело всегда только от них самих: от их силы духа, человеческого достоинства, воли, любви. И если бы придумали такую награду — «За мужество жить», — они достойны самой высокой ее степени.

Другие статьи этого номера