Уникальные приборы на собственной базе

— А сегодня, — говорит и.о.директора МГИ НАН Украины В.А.Иванов, — мы предоставляем слово ученым другого поколения, тем, кто пришел в науку в конце 80-х — начале 90-х гг. Были молодыми, стали солидными учеными. И рядом с ними недавние выпускники вузов. За ними будущее океанологической науки. Они — элита. От результатов их труда зависят значимость и вес Морского гидрофизического института НАН Украины.А.С.КУЗНЕЦОВ, директор экспериментального отделения МГИ:

— Зона сопряжения суши Крымского полуострова и северной части Черного моря возле мыса Кикинез является уникальным экогеоактивным участком Европейского континента. Здесь, в поселке Кацивели, в 1929 г., сразу после сильного Ялтинского землетрясения, была основана Черноморская гидрофизическая станция (ЧГС) как полигон для непрерывных натурных экспериментов. Тем самым был заложен фундамент уникального океанологического учреждения, которое, развивая свою инфраструктуру, состоялось как Морской гидрофизический институт Национальной академии наук Украины (МГИ), а ЧГС была преобразована в экспериментальное отделение МГИ (ЭО МГИ). Историческую роль ЧГС в деле становления комплекса морских наук как в Украине, так и в России невозможно переоценить. Постановлением бюро президиума НАН Украины с марта 1998 г. экспериментальное отделение МГИ имеет статус самостоятельного юридического лица и развивается как экспериментальная база — многоцелевой полигон физико-климатических и экологических наблюдений научных институтов Океанологического центра НАН Украины (г. Севастополь). Начиная с 2001 года, отделение решает задачу выхода на современный уровень организации и обеспечения морского натурного эксперимента для дальнейшей интеграции научных усилий стран Средиземноморского региона в деле коллективных исследований морских природных условий.

Международная кооперация и устойчивое функционирование в п. Кацивели современной станции мониторинга уровня моря в составе единой европейской системы наблюдений дают украинским океанологам возможность прямого доступа к европейским информационным базам. Происходит дооснащение и развитие национальной технической сети гидрометеорологического и океанографического мониторинга. Модернизация научно-технической базы оперативной океанографии привела к количественному и качественному информационному скачку. За последние три года ежегодный объем получаемых первичных натурных данных возрос на два порядка при постоянном темпе прироста информации. Обработка данных ведется в рамках ведомственной научной тематики, международных проектов и грантов.

Но главной ценностью ЭО МГИ остается его трудовой коллектив — образованные, порядочные, трудолюбивые, преданные морю и морской науке люди, нормально реагирующие и дорожащие прозвищем «морские крестьяне». Душа коллектива, патриарх классического мореведения Украины и России доктор физ.-мат. наук Сергей Григорьевич Богуславский отметил свое 80-летие, он бодр, постоянно генерирует новые научные идеи и подает всем прекрасный пример служения науке.

Ю.Н.ГОРЯЧКИН, кандидат географических наук:

— Теперь уже понятно, что в 70-80-е годы, когда я начинал работать в институте, был период наибольшего развития океанологии не только в СССР, но и во всем мире. Сразу же окунулся в атмосферу экспедиционных исследований. Первая моя экспедиция в МГИ была на океанографическую платформу в Кацивели. Нас было трое сотрудников и двое студентов из МГУ. Всем было немногим более 20-ти. Энтузиазм был очень большой. Помню, начался шторм, катер не мог дойти до платформы и мне пришлось трое суток одному проводить ежечасные наблюдения. Приезжали на платформу известные ученые — президент Академии наук академик Александров, председатель Госкомитета по науке и технике академик Марчук, известный космонавт Гречко и многие другие. Запомнилось их уважительное отношение к нам — «солдатам науки». В институте ведущие ученые читали нам, молодым сотрудникам, лекции для повышения квалификации. А потом начались дальние экспедиционные рейсы в Атлантику и Средиземное море, их у меня было около полутора десятков. Атмосфера их была поистине незабываемой. Но как ни странно, больше всего запомнилась работа не в океане, а походы по рекам Африки, экспедиция по Амазонке. Экзотики было хоть отбавляй. Начало 90-х годов было самым тяжелым временем. Мы были то на двух-, то на трехдневной рабочей неделе. Никаких экспедиций, молодые ученые уходили кто куда. Сейчас это, похоже, в прошлом. Институт медленно, но верно поднимается с колен. К сожалению, многое уже не вернешь. Сейчас, я думаю, две основные проблемы в институте. Первая — омоложение кадров, что в принципе решаемая проблема. А вторая сложнее. Как ни прискорбно говорить, но наш институт, похоже, единственный в мире институт морского профиля, не имеющий своего плавсредства. Аренда каких-то случайных судов — это не решение проблемы. Парадокс, но сейчас в Черном море американцы и немцы работают больше, чем мы. Причем с аппаратурой уже следующего поколения. Украина, конечно, небогатая страна, но иметь хорошо оснащенное судно для работ в Черном море, причем одно для всех организаций страны, она может себе позволить.

А.И.КУБРЯКОВ, кандидат физ.-мат. наук:

— Я пришел в Морской гидрофизический институт случайно. Учась на мехмате Московского государственного университета, увлекался прикладной математикой, но ни о каких морях и океанах не помышлял. Распределившись после окончания университета в Севастополь, в одну из «номерных» закрытых организаций, проработав более двух лет, понял, что там нужны люди с несколько иным образованием и складом ума. Коллеги познакомили с сотрудниками МГИ, и вскоре я был принят в только что созданный, весьма перспективный и амбициозный отдел, возглавляемый профессором Г.К. Коротаевым. Он без колебаний принял меня на работу, потому что сам был выпускником мехмата МГУ и знал, какого рода специалисты ему нужны. Отдел — как новички, вроде меня, так и более опытные сотрудники — почти сплошь состоял из выпускников либо мехмата МГУ, либо физтеха! Можете представить себе уровень проводимых научных изысканий в таком коллективе.

Кроме того, меня поразили широта и мощь как научных исследований, проводимых в МГИ, так и самого института. Морской гидрофизический институт для получения экспериментальных данных об океане мог использовать различные научно-исследовательские суда (от огромных океанических лайнеров типа «Академик Вернадский» до катера на подводных крыльях), специальный самолет, океанологические спутники, уникальные приборы. Размах научных изысканий — от теоретических исследований мелкомасштабных процессов турбулентности до создания и промышленного изготовления уникальных морских приборов и оборудования. По-видимому, это время явилось пиком расцвета МГИ советского периода. К сожалению, общественно-политические изменения в государстве негативно сказались на науке в целом и на нашем институте в частности. Многое утеряно из-за отсутствия финансирования. Но сохранилось, на мой взгляд, главное — это коллектив людей, влюбленных в науку.

Когда я пришел в МГИ, мое рабочее место оказалось в одной аудитории с тогда еще кандидатом, а сейчас доктором физ.-мат. наук Н.Б. Шапиро и кандидатом физ.-мат. наук Э.Н. Михайловой. Это ведущие теоретики и крупные специалисты в области численного моделирования гидрофизических процессов в океане. Кстати, оба — выпускники мехмата МГУ. И мне очень лестно и приятно, что мы вместе работали и продолжаем совместно работать над некоторыми задачами. А тогда, поскольку я тоже занялся математическим моделированием, мне было очень важно наблюдать за их работой, обсуждать с ними нюансы математических и физических проблем, получать консультации по тем или иным вопросам. К счастью, мне удалось познакомиться с океаном не только через частокол математических формул, но и непосредственно в дальних океанических научных экспедициях. Если говорить не об истории, а о настоящем времени, то очень интересно работать (думаю, не только для меня) в рамках больших международных программ, потому что, как правило, в них рассматриваются не просто актуальные проблемы, а задачи, представляющие ключевой интерес для развития морской науки, техники и экономики. Могу упомянуть большой украинско-турецкий проект по комплексному исследованию Измирского залива, который возглавлял с украинской стороны профессор В. А. Иванов, в отделе которого я сейчас работаю. Я был научным координатором проекта. С уверенностью можно сказать, что только благодаря нашему институту, его специалистам — химикам, физикам, инженерам — удалось получить результаты, которые должны реально помочь решить экологические проблемы Измирского региона.

Последняя, пожалуй самая большая, международная программа, в которой участвуют все Причерноморские страны и различные европейские международные организации, — это программа создания Глобальной океанической наблюдательной системы Черного моря (Black Sea GOOS). МГИ является одним из инициаторов этой программы и важнейшим её участником. Генеральный директор Океанологического центра академик В.Н. Еремеев возглавляет управляющий комитет этой программы, а профессор Г.К. Коротаев является научным координатором её европейской подпрограммы «Арена». Конечно, работать в таком проекте весьма престижно, интересно и перспективно.

А.А.БУКАТОВ, кандидат физ.-мат. наук:

— Я учился на математическом факультете Симферопольского государственного университета (ныне Таврический национальный университет), по окончании которого поступил в аспирантуру МГИ. Исследования гидродинамики морских нелинейных волн, начатые в аспирантуре, я продолжил в институте уже как сотрудник отдела морских информационных систем и технологий, руководимого доктором физико-математических наук А.М. Суворовым. Итогом моей научной работы стала защита в 2002 году кандидатской диссертации. Интерес к теме диссертации специалистов разного профиля объясняется существенной ролью волновых процессов в изменчивости пространственно-временной структуры физических полей Мирового океана и его взаимодействии с атмосферой, а также важностью учета влияния волн при решении задач практического освоения ресурсов океана. Берегозащита, строительство гидротехнических стационарных и плавучих сооружений, задачи их эксплуатации в сложных гидрометеорологических условиях выявили актуальность научных исследований и продолжаются именно в этом выбранном направлении.

— Конечно, молодым трудно в нынешних условиях заниматься научной работой. В институте это понимают и изыскивают возможности для привлечения молодежи к научным исследованиям и стимулирования их труда. В МГИ учреждены ежегодные премии для молодых ученых имени академика В.В. Шулейкина и академика А.Г. Колесникова.

П.В.ГАЙСКИЙ, кандидат технических наук:

— Исследование процессов, происходящих в Мировом океане и окружающей среде, базируется на информации, получаемой с помощью измерительной техники. В Морском гидрофизическом институте разрабатываются методы измерения и принципы построения широкого спектра океанографических приборов, а также отдельных датчиков.

На производственной базе за всю историю института были созданы зондирующие, буксируемые, буксируемо-зондирующие, позиционные бортовые, береговые и буйковые комплексы, охватившие исследованиями все основные физические и частично химические и биологические поля океана, земли и границы раздела океана и атмосферы. Их использование позволило получить и накопить в результате плодотворной экспедиционной деятельности по всему земному шару, и в частности по Черному морю, собственные уникальные данные для дальнейшего международного обмена и собственных исследований.

Сейчас развитые страны тратят огромные средства на создание подобных систем наблюдения, состоящих из тысяч станций и измерителей, поэтому актуальность создания новых современных средств измерения только возрастает. С каждым годом все важнее становится проблема антропогенного фактора изменения экологии и климата. Знание и изучение достоверной оперативной информации позволяет контролировать и прогнозировать процессы в окружающей нас среде, а наличие собственных средств и научного потенциала позволит получить эту информацию из первых рук отечественной науки.

Другие статьи этого номера