Пожалуйте в управу! Это так современно

16 июня 1904 года состоялось очередное заседание Севастопольской городской думы под председательством городского головы А.А.Максимова в присутствии 17 гласных. На обсуждение были представлены вопросы: сообщение Севастопольского городского общественного банка о хранении свободных оборотных средств в одном из частных кредитных учреждений; выписка из духовного завещания личного почетного гражданина Н.А.Козицына, пожертвовавшего часть своего капитала Севастопольскому обществу борьбы с туберкулезом; о введении таксы на продажу баранины; ходатайство комитета русских виноградарей и виноделов о пособии; проект обязательного постановления о вывозе нечистот из города; доклады городской управы о народном образовании; о приобретении городом парового буксирного катера и барж для перевозки грузов по бухтам; об организации в городе медико-санитарной части; о порядке содержания городской свинобойни и некоторые частные вопросы.Дума решала, конечно, важные вопросы. И служащие управы, несмотря на установившуюся жару, днями и вечерами сидели, склонив головы над не менее важными бумагами. Только вот цены в городе в это время незаметно, не намного, но уверенно ползли вверх. Дорожало все: продукты, различные товары, услуги. И возникал закономерный вопрос: какие же причины способствуют этому процессу? Причина называлась одна — война. Хотя, если призадуматься, при чем здесь война? Продовольствием армия снабжалась исправно и достаточно, Севастополя война близко не коснулась. Тут бы властям оторвать мудрые головы от бумаг да посмотреть на пример соседей. В Симферополе мясники подняли цены на полкопейки, а им сразу: «Пожалуйте в управу!» Там разговор был коротким: «Вы поднимаете цены, а мы повышаем вам таксу на продажи». Вопрос решился легко и быстро: цены остались прежними, и не нужно стало поминать далекую войну.

В городе беспрерывно продолжались работы по восстановлению памятников обороны Севастополя, намеченные для юбилейного празднования. Художник Ф.Рубо, изготовляющий картины для панорамы обороны, известил об окончании своего труда. Доставка картин ожидалась в конце июня, с ними собирался прибыть и сам мастер.

Военный духовой оркестр, с середины мая играющий на Приморском бульваре, знаменовал начало летнего сезона в Севастополе. Два раза в неделю оркестр из духового превращался в струнный. В эти дни на эстраде, кроме музыкантов в военной форме, появлялись штатские: несколько молодых людей приятной наружности во фраках. Взыскательная севастопольская публика обратила внимание на то, что молодые музыканты не скупятся на «бемоли» и «диезы», щедро «отпуская» их слушателям даже в тех случаях, когда они не указаны в партитуре. Но, учитывая, что молодые люди упражнялись для своего совершенствования, оставалась к ним снисходительной.

Другой вопрос, касающийся Приморского бульвара, волновал севастопольцев куда серьезней. В каждом городе, имеющем сад для прогулок, лето выдвигало злободневный вопрос о буфетных ценах. Такой буфет — это место, где ресторатор обязательно должен греть руки с позволения… местной городской управы. Наступило лето, и в садовом буфете начали немилосердно «драть». Просто удивительно, возмущались горожане, почему это всюду заправилы не питают нежных чувств к обывателю, а питают эти чувства к буфетчикам?

В газету «Крымский вестник» поступило два письма на одну, довольно неожиданную тему: о беззащитности детей. Авторов до глубины души возмутило зрелище грубого, порой жестокого обращения нянек с детьми. Любопытно, что судьба севастопольских детей, гуляющих на Приморском бульваре, интересовала больше приезжих, нежели местных жителей. А родители, видимо, вообще равнодушны к этому. В одном из писем предлагалось создать общество защиты детей. Но такое общество в Севастополе уже было! Пять лет назад оно организовалось по всем правилам, с уставом, должностными лицами — все как следует быть. Организовалось и… как в воду кануло. Вот и получилось, что лошади и собаки (их судьбой весьма активно интересовались члены общества покровительства животных) защищены были лучше, чем дети.

Как уже упоминалось, погода к середине июня установилась жаркая, купальный сезон был в полном разгаре. Температура воды в море доходила до 18О по Реомюру (22,5О по Цельсию). Самое время для приема морских ванн, тем не менее состояние городских купален вызывало нарекания у приезжих. Так, женское отделение купален у Приморского бульвара, лучшее в городе (плата двойная), представляло собой «положительно какой-то аквариум, совершенно заросший травой, купание в котором крайне неприятно». Об устранении этого недостатка посетительницы неоднократно заявляли служащим при купальнях, но результата не было. Желающие выкупаться по-прежнему барахтались в высокой траве. Севастополь, претендуя на курортный город, должен обратить хотя бы некоторое внимание на свои купальни, служащие одной из главных приманок для отдыхающих.

Местная газета с сожалением отмечала, что число приезжих очень мало. «Бывало в это время всюду на улицах, на бульваре, в вагонах трамвая видишь новые лица и завидуешь их званию туристов. Они оживляли гулянье на Приморском бульваре, а равно и торговлю, и промышленность. Их щедротами пользовались прежде всего гостиницы и рестораны. С приезжего человека взять лишний рубль за номер в гостинице не считается грехом. Равным образом такому человеку весьма удобно в ресторане стравить тухлый пищевой продукт. От своего за это влетит, а приезжий будет вкушать без рассуждений. Ежели у него после этого все нутро переворотит, он и это не поставит в вину севастопольскому ресторану. Подумает, что это он расстроился от переезда.

Приятным гостем является приезжий в магазинах, на него смотрит с вожделением и продавец заграничных раковин с надписью «Севастополь» (иной приезжий думает, что эти раковины вылавливаются из Черного моря), и разносчик газет, и торговец цветами, и чистильщик сапог, и извозчик с экипажем на резиновых шинах, и даже «эти дамы»…

А в этом году приезжих, кроме ученических экскурсий, нет. Объясняют это опять же военным временем. Дескать, не до прогулок и не до путешествий теперь. И денег жалко, и настроения надлежащего нет.

Так это или не так, но в Севастополе скучновато, как и на всем Южном берегу».

Не правда ли, некоторые проблемы удивительно живучи? Как будто не сто лет прошло, а год. Кстати, фраза: «Пожалуйте в управу!» была бы сегодня как нельзя к спеху. Умели, однако, тогда в управе находить кое на кого управу…

Другие статьи этого номера